Телефоны «БОРН»

Процесс, Статьи

В «Протоколе ознакомления обвиняемого и его защитников с материалами уголовного дела» от 3 октября 2014 года содержатся данные о двух мобильных телефонах.

В списке вещественных доказательств упомянуты:

— Мобильный телефон Sony Ericsson K790: S/N: c B5AQANZ B5, Imei-код: 35220661-823278-2, изъятый 23.11.2012 в ходе проверки показаний обвиняемого Тихонова Н.А. на территории Филевского парка в г. Москве.

— Изъятый 29.06.2012 в ходе проведения проверки показаний обвиняемого Исаева В.Е. в указанном им месте на дне Иваньковского водохранилища в г. Дубна Московской области: пластмассовый контейнер и находящиеся в нем предметы… моб.телефон Nokia, модель 1680cZ, Imei №356042039251899, с сим-картой компании оператора сотовой связи «Билайн» №897019909070906837с/7.

Уже писал о вещественных доказательствах, теперь хотел бы остановиться более подробно на 2-х телефонах — один выдан Тихоновым в ноябре 2012 года в парке «Фили» (Sony Ericsson), а другой в июне 2012 года Исаевым со дна водохранилища (Nokia). Почему это важно? Потому что все связанные с т.н. «БОРН» обвинения держатся на этих телефонах, по версии следствия, именно они использовались для рассылок от лица «БОРН» с взятием ответственности за преступления. Устами основных и единственных свидетелей обвинения Тихонова и Хасис, следствие обвиняет меня в том, что я из этого извлекал некую выгоду, она намеренно формулируется предельно расплывчато, оставляя для Управления по защите конституционного строя ФСБ РФ максимальный простор для маневра, т.е. фабрикации мотивации, в будущем.

По словам Хасис на допросе 9 февраля 2012 года в мордовской колонии, которые она усердно вычитывает из исписанной тетради, я собирался шантажировать власть для попадания в парламент (в деле есть моя психиатрическая экспертиза, о которой я уже писал — Том 17, стр. 18 уголовного дела, и там сказано, что я вменяем и адекватен, а этот мотив звучит откровенно шизофренично) и пиарился на этих преступлениях, оттеняя ими свою нарочитую легальность. «Илья Горячев писал в блогах, сайт «Русский Образ» создавал общественное мнение после убийства «Черного Ястреба» путем PR-технологий» (1 ч. 18 мин. 2-й части видеозаписи допроса Хасис).

Но сайт «Русского Образа», члены «РО» в блогах, я лично в статьях / блогах и где бы то ни было еще ни разу не писали о «Черных Ястребах», Ане Бешновой / отрубленной голове таджика, нападении на сестру Скачевского / Джапаридзе, Маркелове, Филатове и прочих преступлениях, вменяемых т.н. «БОРН». Это подтверждается и мониторингом интернета, содержащимся в томе 17, стр. 102-153 уголовного дела. Впрочем, «Почему Хасис врет?» я разобрал в одноименном тексте, а зачем оперативное сопровождение дела в лице отдельных нечистоплотных сотрудников УЗКС ее к этому понуждает, разобрал в тексте «Теневые аспекты т.н. дела «БОРН»».

Вернусь к 2-м телефонам. Информация по ним разрознена и раскидана по разным томам, что усложняет анализ и построение логических связей между фактами. Итак, начну хронологически.

8 и 10 декабря была произведена рассылка «заявлений «БОРН» (подрыв районного СКП, впоследствии названный Тихоновым взятием ответственности за чужое в качестве PR-а и месть за изнасилование Ани Бешновой / убийство таджика и подбрасывание его головы к управе Можайского района). Далее процитирую материалы дела (том 17, стр. 85): Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров от 12 декабря 2008 года — «Предварительным следствием установлено, что 8.12.2008 в интернете была опубликована фото головы, к которой прилагался текст, содержащий местонахождения указанной головы. Также установлено, что фото было отправлено по электронной почте с мобильного телефона с абонентским номером «Билайн» 8-964-501-24-58».

Далее 25 декабря 2008 года в «Вымпелкоме» была произведена выемка детализации (стр. 89-91, том 17). В результате этого, удалось установить Imei (т.е. индивидуальный номер телефона) использовавшейся трубки — 352-206-018-232-782.

Через 4 года, 9 февраля 2012 года, Хасис рассказывает в ходе допроса в мордовской колонии (периодически читая из тетради) историю о рассылке в сентябре 2009 года по убитому «черному ястребу» Расулу Халилову. Якобы, так как Тихонов был травмирован, то он поручил ей ехать в район пл. Битца, там откопать телефон и передать его Коршунову для осуществления рассылки, а потом забрать его и вновь закопать. И якобы она готова указать следствию при необходимости это место и выдать этот телефон.

В допросе от мая 2012 года Тихонов подтверждает, что был травмирован, но говорит, что дождался частичного выздоровления и 8 сентября, спустя 5 дней после убийства Халилова, сам поехал и осуществил рассылку.

В ноябре 2012 года Тихонов в парке Фили выдает закопанный в стеклянной банке в землю телефон Sony Ericsson, чей Imei совпадает с тем, что зафиксирован в детализации, изъятой в «Вымпелкоме» 25 декабря 2008 года — совпадает и ориентировочный район — в детализации указана Филевская улица как район, из которого производилась рассылка.

При этом Тихонов говорит, что делал с этого телефона лишь рассылку осенью 2008 года. А мифический телефон в районе пл. Битца, указанный Хасис, никто не изымает, т.к. его и не существует. Зачем это нужно следствию?

Ложь Хасис привязывает Коршунова к тщательно выстраеваемому следствием «БОРНу». Если убрать эту ложь, Коршунова с т.н. «БОРН» более практически ничего и не связывает, а последующие после ареста Тихонова действия Коршунова-Исаева-Баклагина чрезвычайно сложно приписать «БОРН», хоть следствие и пытается это сделать. Эти трое никогда не брали на себя ответственность от лица «БОРН», о чем подробно пишу здесь и здесь. А ложь Тихонова, будто бы он делал лишь 1 рассылку осенью 2008 года, в свою очередь, прикрывает Хасис.

Далее, следствие вынуждено идти на фальсификацию документов, чтобы прикрыть эту ложь. В томе 15, стр. 183-190, содержится компьютерная техническая экспертиза этого телефона Sony Ericsson. Если ей верить, то сперва телефон включился, а потом сразу выключился и более не включался — «исследуемый мобильный телефон Sony Ericsson k790i находится в неработоспособном состоянии и с него невозможно считывание информации». Ну да, лежал в земле в стеклянной банке и перестал работать, иначе бы оказалось, что Тихонов и осенью 2009 года делал рассылку с этого телефона. Любопытно, что Nokia Исаева два года лежала на дне водохранилища и с ней информация считывается, а Sony Ericsson в стеклянной банке так сломался, что даже считывание информации с него стало невозможным.

Далее, в томе 7, стр. 167-171 содержатся запросы Краснова от 2012 года в «Большую тройку» (Мегафон, МТС, Билайн) с просьбой установить номер телефона, использовавшийся в аппарате с Imei, что указан на Sony Ericsson. Все дали отрицательный ответ. Как же так, когда в 2008 году «Вымпелком» сопоставлял этот номер и этот Imei в детализации от 25 декабря 2008 года (том 17, стр. 89-91)? А вот так. Иначе бы по Imei удалось бы установить, что и осенью 2009 года с этого телефона производилась рассылка.

Так, малая ложь порождает большую. Ситуацию с телефоном Nokia, что выдал Исаев со дна водохранилища, я описал в тексте «Вещественные доказательства». Там также следствие устами Исаева / Баклагина говорит о рассылках «БОРН», но техническая информация это опровергает: «Информация о выходах через данный номер в сеть интернет по базе данных компании не зафиксирована» (стр. 139 том 7).

В ходатайстве следствию об ознакомлении с вещественными доказательствами я и мои защитники — адвокаты Фейгин и Полозов — в частности, просим ознакомить нас с тем вторым, очевидно несуществующим, телефонами, который якобы готова была выдать Хасис из тайника в районе пл. Битца, с которого якобы Коршунов делал рассылку по Расулу Халилову / «Черным ястребам».

Вот еще доказательства фальсификации вещественных доказательств и в целом уголовного дела со стороны следствия — 1-го отдела по особо важным делам ГСУ СК и оперативного сопровождения дела в лице 3-го и 7-го отделов Управления по защите конституционного строя (УЗКС) ФСБ РФ, что подпадает под статьи 302 и 303 УК РФ.

Автор: Илья Горячев

источник