Внезапно заменены сразу 3 присяжных

Процесс, События

6 июля, на очередном заседании по делу Ильи Горячева, произошло как минимум странное событие — была замена сразу троих присяжных: №5 на №14, №9 на №15 и №11 на №16. Без объяснения причин.

Судья Мелехин особо старался не акцентировать на этом внимания, а в конце заседания призвал стороны поторопиться (вердикт будет вынесен уже на следующей неделе), «а то все присяжные разбегутся — время отпусков». Что как бы намекает на то, что эти трое присяжных уехали в отпуск.

Но давайте разберемся. Все трое стразу? Процесс начался месяц назад, присяжных отобрали за один день, без проволочек. Разумеется, если бы кто-то собирался в отпуск через месяц, то изначально не стал бы участвовать в отборе. Очень слабо верится в личные причины — даже если предположить некие личные обстоятельства (домашние проблемы, трудности на работе или отпуск), невольно задаешься вопросом — а почему сразу все трое? Почему на протяжении месяца все было хорошо и вдруг, в один день, трое присяжных выбывают?

Как правильно отметил адвокат Николай Полозов, «правоприменительная практика свидетельствует о том, что присяжные уходят не только по личным причинам, как было заявлено официально, но и из-за давления на них».

И это беспокоит. Беспокоит, потому что весь процесс, как досудебный, так и судебный изобилует фактами нарушений и давления. За месяц до процесса у пятерых товарищей Горячева, среди которых были и свидетели защиты, прошли обыски с 12-ти и 15-часовыми допросами, с угрозами и даже применением насилия.

Алексей Живов, у которого также прошел обыск и который «осмелился» выступить в защиту Горячева, заявил о применении насилия в отношении него: «Вчера утром меня разбудили сотрудники силовых структур, ломавшие мою входную дверь. Открыв дверь, я оказался в наручниках на полу. Мою квартиру обыскивали по уголовному делу, к которому я не имею никакого отношения, в качестве свидетеля. Позже за правомерный отказ сообщать пароль от почты мне заломали руки за спиной и нанесли четыре удара в область печени и по голове. Одни били, вторые отдавали команды. Все это происходило на глазах моей 2 летней дочери, в результате чего она получила психологическую травму».

Давление оказывалось и на самого Горячева: в январе 2014 года его внезапно перевели из «Лефортово» в «Бутырку», где начальник оперчасти пригрозил в случае отказа признавать свою вину отправить Илью в так называемую пресс-хату. Горяечев отказался, в результате чего был помещен в камеру, обитатели которой были заранее мотивированы на оказание давления на него. В итоге Илья был вынужден вскрыть себе вены. Этот страшный день позже он описал в своей статье.

Мы призываем правозащитников уделить процессу над Ильей Горячевым особо пристальное внимание и добиться обеспечения его максимальной прозрачности и справедливости.