17 марта Мосгорсуд рассмотрит жалобу

События

В понедельник, 17 марта, в Мосгорсуде будет рассматриваться жалоба адвокатов Ильи Горячева — Николая Полозова и Марка Фейгина — на незаконное содержание под стражей российского общественного деятеля. Об этом сообщил сегодня Полозов у себя в Твиттере. Заседание пройдет по адресу: Богородский вал, д.8, в зале 225, в 10:30. Сам Илья Горячев будет присутствовать виртуально — посредством телемоста из СИЗО «Бутырская тюрьма».

Жалоба была подана адвокатами согласно статье 125 УПК РФ. Дело в том, что по закону, в течение 72 часов после экстрадиции, задержанный должен предстать перед судом, который избрал бы ему меру пресечения — содержание под стражей, домашний арест, освобождение из-под стражи или другое. По правилам. Но только не в случае с Ильей Горячевым, дело против которого имеет недвусмысленную политическую подоплеку, о чем неоднократно писали в СМИ. Начиная с момента его экстрадиции из Сербии в Россию, 8 ноября, по 26 декабря 2013 года, Горячев находится в Лефортовской тюрьме «по умолчанию», без соответствующего постановления суда.

Примечательно, что сама история с рассмотрением этой жалобы адвокатов Фейгина и Полозова была полна странных казусов и даже имела драматическую развязку. Заседание по ходатайству стороны защиты назначалось целых три раза из-за того, что в первых двух случаях — 23 декабря 2013 года и 13 января 2014 года — прокурор Лосева и следователь Виноградов попросту не являлись в суд, а также не предоставляли каких-либо материалов по жалобе на бездействие органов следствия.

Тем не менее, с третьей попытки, 27 января 2014 года, заседание все-таки состоялось, на которое также был доставлен Илья Горячев. Стоя с порезанными по локоть руками, Илья рассказал о том, что несколько дней назад, 22 января, он был брошен в так называемую пресс-хату, где из него попытались насильно выбить показания. В результате оказанного на него давления, Горячев вскрыл себе вены. Как отметил один из его защитников Марк Фейгин, его подзащитного поместили в эту камеру для того, чтобы оказать на него давление в интересах следствия и заставить его признать себя виновным в том, чего он не совершал.