23 мая — решение по очной ставке с Хасис

События

Хасис

В пятницу, 23 мая, в 14:30, в Басманном суде состоится рассмотрение жалобы адвокатов русского общественного деятеля Ильи Горячева на отказ следствия провести очную ставку с Евгенией Хасис. Защита видит особую важность в проведении этого следственного мероприятия в связи с тем, что именно на ничем не подкрепленных показаниях двух человек — пожизненно осужденного Никиты Тихонова и его сообщницы Евгении Хасис, отбывающей 18-летний срок лишения свободы — строится все обвинение против Горячева.

Напомним, что СКР обвиняет Илью Горячева в том, что он якобы был «вдохновителем» создания экстремистского сообщества БОРН. При этом все обвинение было построено на показаниях Никиты Тихонова, который отбывает пожизненное заключение за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, а также его соучастницы и гражданской жены Евгении Хасис.

Стоит отметить, что предполагаемые участники БОРНа заявили, что никогда не были знакомы с Горячевым. Также не было обнаружено каких-либо доказательств, подтверждающих голословные утверждения свидетеля-арестанта.
При всей тяжести обвинений, выдвинутых против Горячева, была проведена только одна очная ставка — с Никитой Тихоновым — в декабре 2013 года. Немаловажно, что следствие дало согласие на проведение этого следственного мероприятия лишь после настоятельных просьб стороны защиты — адвокатов Марка Фейгина и Николая Полозова. Но и в этом случае на беспристрастность рассчитывать не приходилось: практически все уточняющие вопросы стороны защиты отводились следователем, что, очевидно, препятствует установлению истины.

Корреспондент журнала «Слон» Вера Кичанова, в распоряжение которой попал протокол, так описала очную ставку:
«Конкретные вопросы – как Тихонов и Горячев договаривались о встречах, сколько раз и где они виделись, помогал ли Горячев боевикам добывать оружие, в каком виде передавал списки потенциальных жертв, каким электронным адресом пользовался, с какого компьютера рассылали заявления БОРН – следователь моментально снимал. Вопросы, кто из членов БОРН знал о дружбе Горячева с Тихоновым или был свидетелем их встреч, тоже были признаны не относящимися к предмету. Следствие не интересует, были ли у Горячева изъяты какие-либо материалы, связанные с БОРН, удалял ли он переписку с сообщниками, каким образом Горячев заставлял выполнять свои приказы и было ли предусмотрено наказание за неисполнение», — подчеркнула журналистка.