24 июня — жалоба на продление ареста

События

Во вторник, 24 июня, в 13:00 (зал №427), Мосгорсуд рассмотрит апелляцию стороны защиты Ильи Горячева на решение от 5 мая о продлении срока его содержания под стражей до 16 августа 2014 года.

Русский общественный деятель Илья Горячев уже больше года находится в заключении в связи с расследованием дела об экстремистской группировке БОРН, где обвинение отвело ему роль «вдохновителя». Однако за это время он был допрошен всего один раз, полгода назад и, к тому же, в письменном виде.

Также следствие оказалось не заинтересовано проводить очную ставку Горячева с Евгенией Хасис, которая, помимо Никиты Тихонова, давшего показания против Ильи, стала единственным «доказательством» в руках следствия. Не захотел следователь вызывать в качестве свидетелей некоторых высокопоставленных чиновников, упоминаемых в показаниях Хасис, несмотря на требования адвокатов Горячева — Николая Полозова и Марка Фейгина.

Кроме того, в период своего пребывания в СИЗО Илья Горячев столкнулся с целым рядом нарушений его прав как гражданина. Сразу после экстрадиции Горячева из Сербии в Россию, его заграничный паспорт был чудесным образом «утерян» следствием, а ведь именно в этом документе содержатся отметки, подтверждающие законность его пребывания на территории Сербии в 2013 году и пересечения границ РФ.

Более того, в официальной стенограмме заседания суда от 5 мая 2014 года зафиксировано будто Илья заявил, что покинул Россию, находясь под подпиской о невыезде. Тогда как на суде Горячев говорил совершенно противоположное — что он не был под подпиской о невыезде, в связи с чем имел полное право ездить заграницу по делам. Это несложно подтвердить имеющейся аудиозаписью заседания, однако можно предположить, что и ее суд сочтет «не имеющей отношение к делу».

Предпринимались следствием и попытки оказать прямое давление на Горячева с целью выбить у него ложные признательные показания. Сразу после перевода в СИЗО «Бутырка», в ночь на 22 января, Илья был отправлен в так называемую «пресс-хату», где заранее мотивированные сокамерники попытались оказать на него давление, требуя поставить подпись под признательными показаниями. В результате, Горячев был вынужден вскрыть себе вены, чтобы не допустить реализации их угроз.