Александр Батанов. Реликт своей эпохи

Статьи

Александр Батанов. Реликт своей эпохи / Илья Горячев

Александр Батанов

Я познакомился с Александром Сергеевичем Батановым — хозяином православного телеканала «СПАС» — это было осенью шестого года. Редакция медиа, где я тогда работал, отправила меня к Александру Сергеевичу взять интервью и подготовить материал тонкого пиарного свойства. Задание было выполнено, а Александр Сергеевич показался мне весьма интересным человеком, точнее человеком, доверху наполненным очень интересной информацией.

Бауманский райком комсомола, где базировался Батанов, располагался в особняке XIX века в тихом переулке соединяющем Старую и Новые Басманные, совсем недалеко от площади Разгуляй. Здесь и рулил Александр Сергеевич на посту 1-го секретаря в советское время. Потом советская власть закончилась, с ней умер и комсомол. Но Александр Сергеевич и особняк так привыкли друг к другу, что решили не расставаться.

Бауманскими комсомольцами были и звезды нового телевидения — Юрий Любимов и Политковский. Поэтому неудивительно, что вскоре в особнячке забазировался телеканал «ВИД». Через «ВИД» Александр Сергеевич познакомился со многими решающими людьми той эпохи. Звездным для него стал 1996 год, когда он через Татьяну Дьяченко попал в предвыборный штаб Бориса Ельцина. Именно про это лето он любил рассказывать больше всего.

Одна из самых запомнившихся его историй — про выборы 1996 года. Модные американские политтехнологи, выписанные Батановым из Штатов, давали ему разнообразные мудрые советы, кои он и озвучивал на регулярных собраниях предвыборного штаба. Как-то раз модные политтехнологи порекомендовали Батанову побороться с коррупцией в высших эшелонах власти. Предвыборному штабу идея понравилась. Выбрать жертву решили из числа губернаторов. Взяли алфавитный список регионов России и стали зачитывать вслух вместе с ФИО губера. Каждый оказывался чьим-то другом, кумом или сватом. Но вот очередь дошла до Вологодской области. И все промолчали. Губера никто не знал. Его и назначили коррупционером — звонок в местное ФСБ, отмашка и уже на следующий день губер в СИЗО, а по всем каналам победные реляции.

Несмотря на то, что происходило это еще практически в эпоху до интернета, архив Газеты.ру хранит сообщение об этом событии: Одним из первых губернаторов, попавших за решетку, оказался глава Вологодской области Николай Подгорнов, которого увольнял в период избирательной кампании Борис Ельцин. В ноябре 1996 года по обвинению во взяточничестве и злоупотреблении властью он был арестован, а в 1999 году приговорен к 7 годам лишения свободы. Правда, уже в 2000 году экс-губернатор был амнистирован и освобожден.

В следующий раз с Александром Сергеевичем я увиделся через год, в начале осени 2007, когда товарищ возглавил на «СПАСе» дирекцию политических программ. Проект «Великая Россия» сворачивался, Дмитрий Олегович Рогозин постепенно выходил из опалы, умело конвертировав угрозы уйти в неконструктивную оппозицию в назначение на должность посла при НАТО в Брюссель. Осень грозила стать скучной. Но, возможно, наш Никола Курьянович сможет попасть в первую тройку у Бабурина по спискам «Народной Воли», переименованной в «Народный Союз»? Нееет, из АП пришел харам на включение НК в первую тройку. Шестеренки в голове покрутились, а рука уже сама набирала телефон: «У Бабурина есть место в первой тройке на выборы. Директор православного телеканала отлично попадает в формат, что думаешь?» Товарищу идея понравилась. Еще больше понравилась она самому Батанову, наблюдавшему в это время спокойные воды Женевского озера. Мой товарищ достаточно быстро нашел дорожку к Бабурину, познакомился с ним и быстренько убедил, что такой золотой и аппаратно приемлемый человек, как Александр Сергеевич, просто идеальный кандидат в первую тройку партии — и для партийного электората и для тех, кто присматривает за внутренней политикой со Старой площади из комплекса зданий бывшего ЦК КПСС.

Мы развернули кипучую деятельность, были на низком старте, но… Сергея Николаевича Бабурина вызвал на ворсистый ковер Владислав Юрьевич Сурков и предложил объединиться с чеченкой-коммунисткой Сажи Умалатовой и партией экс-коммуниста и немного средней руки олигарха Семигина «Патриоты России» с семицветным флагом. Сергей Николаевич тонкого намека, в рамках плана по укрупнению партий и уменьшению их числа на поляне, не понял. После этого переговоры с Бабуриным были переданы управлению по делам внутренней политики, а точнее Говоруну и недавно эвакуированному подальше от гнева Муртазы Рахимова из Уфы экс-руководителю его администрации Радию Хабирову. Прошло несколько недель, выборы все ближе, а «Народный Союз» все так и не регистрируют. В принципе, уже все понятно. В итоге, сторговали руководители внешней политики у Бабурина сворачивание партии в обмен на кейс со стандартной суммой в него влезающей и пост ректора вуза с филиалами по всей стране. Быстренько был назначен съезд, куда съехались делегаты от «НарСоюза» со всей страны и там Сергей Николаевич мастерски обосновал простоватым региональным адептам необходимость перевода борьбы с ненавистным режимом в иной, непартийный формат, мол, чего нам выборы в этот парламент, где Грызлов дискуссии запрещает. Нам немного неприятно было, что в очередной раз в последний момент обламывают и не дают политикой позаниматься, поэтому в ходе съезда мы решили немного потроллить Сергей Николаича, вдруг да получится съезд под себя переформатировать.

Зажигательно выступили подстрекаемые нами Миша из Ижевска, Паша из Абакана и многие другие достойные делегаты, которые в тот момент уже или были “РО” или стали чуть позже. Голосования перестали проходить единогласно, съезд начал потихоньку закипать. Сергей Николаевич негодовал и ругался на нашу группу заговорщиков прямо с трибуны, обзывая «заговорщиками» и призывая нас не баламутить воду и не мешать. К сожалению, не удалось перетащить на свою сторону Курьяновича, со словами, «Коля, что ты с этими бунтовщиками тут обсуждаешь» Бабурин обнял его за плечи и увел из нашего тесного круга, попутно убеждая поддержать истинную линию. Кстати, к позитивным сторонам Сергея Николаевича можно отнести то, что он никогда не кидает тех, кто попал в его команду, всегда пристраивает. Так, Никола Курьянович стал в итоге директором Иркутского филиала РГТЭУ. В итоге, с небольшим перевесом в ходе финального голосования победила линия Бабурина — партию сворачивать и переформатировать в общественную организацию. Мы особо не расстроились, так как на победу даже не рассчитывали, и баламутить съезд заранее не готовились, сговорились по сути только утром перед съездом. Но зато в очередной раз поняли, что сплоченная мотивированная группа может направлять сотни других людей. При желании, если бы была достойная подготовка перед съездом, его можно было бы направить вообще в любую сторону. Хороший опыт на будущее.

В ноябре — декабре я выполнил для Батанова еще пару заданий тонко-пиарного свойства и под Новый год он позвал меня работать на «СПАС», ставить пиар-службу канала и быть его пресс-секретарем. Я, конечно же, согласился.

Еще одной любопытной частью жизни Батанова была работа на Ходора. В последние месяцы перед арестом МБХ Александр Сергеевич как руководитель политического направления ЮКОСа постоянно был рядом с ним. По словам Александра Сергеевича, МБХ воспринимает себя отстраненно, как игрок в компьютерный quest воспринимает своего героя. Так, когда Ходор получил повестку на одно из судебных заседаний по делу ЮКОСа, там было указано, что приглашается он в качестве «сидетеля» — буква «В» в слове «свидетель» была пропущена. В этот момент они как раз очень много катались по регионам, МБХ создавал свою региональную сеть, как Рохлин в 1996. И вот, взлетая в тот день, Батанов спросил — «Михаил Борисович, а Вы не думали о том, что наш самолет могут уронить? Авиакатастрофа и все такое?» МБХ на секунду задумался и ответил — «Александр, я просчитал варианты, такая вероятность есть, но она не более 20% процентов. Вполне допустимо».

Вообще, из рассказов Батанова, МБХ стал для меня живым, трехмерным персонажем, выпуклым. И очень технологичным. Так, например, журнал «Факел», куда я с удовольствием пописывал в 2004 году. В чем был его смысл, зачем было МБХ издавать бесплатный глянец под редакцией Юрия Грымова? Все просто. В каждом номере «Факела» несколько десятков страниц были посвящены «Федерации Интернет Образования». Таким образом, «Факел» был, по сути, рекламным буклетом и печатным органом ФИО одновременно. А в чем был смысл ФИО? Официальной целью ФИО была интернетизация школ России, в первую очередь — сельских. А кто издавна у нас в деревнях и интеллигенция и общественное мнение в одном флаконе? Правильно, врач и учитель. Вот сельских-то учителей и собирала ФИО на переподготовку — мол, мы научим вас пользоваться компьютерами бесплатно, сами компьютеры тоже подарим, но потом. По сути же, сельских учителей зомбировали в правильном направлении, они становились проводниками воли МБХ, который технологично готовил свою поддержку в громадном, практически не охваченном официальной пропагандой сегменте — сельских жителях.

Кстати, сайт того самого журнала до сих пор висит онлайн. Весьма рекомендую — fakel.org. Отчеты об успехах ФИО можно пропускать, а вот статейки развлекательного свойства там были весьма увлекательные.

После того как империя «ЮКОС» была разрушена, а ключевые люди оказались либо в клетке, либо в заграничных бегах, Александру Сергеевичу наверное было очень страшно. Про лето и осень 2003 Батанов редко рассказывал. Видимо неприятные были воспоминания. Но бекграунд у него был вполне неплохой, поэтому грех сотрудничества с МБХ и «ЮКОСом», видимо, удалось замолить. Как результат, через полтора года, в 2005, вместе с Александром Дугиным и Иваном Демидовым создал православный и очень державный телеканал «СПАС», спонсорами которого выступили весьма авторитетные приморские товарищи Батанова. Приморье было А.С. почти родным, он даже какое-то время побыл там вице-губером, хорошо знал Наздратенко и любил рассказать, как в воскресный день они стоят на Большом Каменном мосту и Наздратенко, задумчиво смотря на Кремль, будто бы про себя говорит: «а ведь хватило бы одной роты». Канал был очевидным искуплением греха сотрудничества с «врагами нашего дела».

Василий Шахновский. Человек к которому Батанов испытывал острую личную неприязнь и человек, которого он по-настоящему опасался. В Швейцарии при этом они были соседями. Как-то Батанов пересказал очень любопытный разговор с Шахновским, описывающий мировосприятие и линию раскола в современной российской элите: «Россия все равно распадется. Но есть два варианта. Быстрый и бескровный и медленный, но кровавый. Вот Путин с компанией хотят играть по медленному сценарию. А цивилизованные люди безусловно выступают против кровопролития».

К сожалению, этот интереснейший, набитый важной информацией и поучительными историями человек, реликт своей эпохи, умер от рака в швейцарской клинике весной 2009 года. В последнем телефонном разговоре, перед полетом в Швейцарию, Александр Сергеевич как всегда обещал решить все вопросы и по прежнему твердым голосом утверждал, что знает маршрут решения. Но болезнь его все же съела… Телеканал «СПАС», и так с трудом державшийся на плаву, камнем пошел ко дну.

источник