Кого вдохновила Латынина?

Статьи

Кого вдохновила Латынина? / Илья Горячев

Латынина

Где-то в начале марта 2013 года, проверяя в news.yandex.ru упоминания своего имени, наткнулся на упоминание себя в еженедельной «простыне» Юлии Латыниной на «Эхе Москвы». Походя и пренебрежительно, Латынина назначила меня «вдохновителем» злодеев. Знаете, Юлия, я внимательно слежу за вашим творчеством. Ни для кого не секрет ваши близкие отношения с рядом сотрудников ФСБ и кавказских, скажем так, авторитетных общественных деятелей и предпринимателей.

Вероятно, вы считаете их своими «инсайдерами» и «источниками», но, к сожалению, они вас воспринимают как сливной бачок. И их восприятие ближе к истине.

Помимо публицистики, вы известны и как писатель. С большим интересом прочел весь ваш кавказский цикл. И знаете, что бросается в глаза сразу? Ваше пренебрежение и брезгливость по отношению к русским персонажам. Все они такие слабые, жалкие, корыстные, обуреваемые низменными страстями. Другое дело с огромной симпатией прописанные разнообразные шейхи, разбойники и террористы. Сильные люди, одаренные изнутри глубокой верой, поступающие всегда в соответствии со своими понятиями о чести и благородстве. Прямо-таки герои средневекового эпоса. Думаю, немало разнообразных Мовсаров Бараевых и прочих шейхов Саидов абу Саадов вдохновлялись Вашим творчеством в начале своего пути Истишхада.

Вы, вероятно, искренне не осознаете, сколько вреда приносит подобная вашей позиция межнациональным отношениям в России. Лет 10 назад в «МК» эта позиция была гениально сформулирована в одном подзаголовке: «Произошел конфликт 18-летних русских подростков и 18-летних кавказских мужчин». Вы формируете у выходцев с Кавказа ощущение превосходства над славянами, создаете для них виртуальность, вредную, в первую очередь, для них же.

В 2007 году осенью я работал над интернет-видео-проектом, посвященному федеральным и региональным программам строительства. Мне давно хотелось съездить в Чечню, а тут такая возможность. Мы делали серию сюжетов о региональных министерствах строительства. Я связался с Тимуром Алиевым, в то время пресс-секретарем Рамзана Кадырова. Тимур очень помог нам, связал с Министерством строительства Чечни. За 3 дня мы сделали интервью с мэром Грозного Хучиевым, министром строительства, простыми грозненцами, гуляющими по ночам – первый месяц в городе работало освещение и фонтаны. А вечерами нас принимали дома в гостях сотрудники пресс-службы Минстроя. Собирались их родственники, соседи. Тогда бросалась в глаза особенность города – в каждом присутственном месте было 5-10 крепких бородатых людей в черных футболках и «АК» в руках. Служба безопасности. Все логично, нужно же было как-то социализировать этих людей и отвращать от сидения «в зеленом лесу под зеленым знаменем». Заходили и они посмотреть на москвичей. Беседы за ужином были достаточно откровенными и острыми. Далеко не все из них разделяли курс Рамзана Кадырова (а среди сотрудников пресс-службы Минстроя преобладали выпускники журфака МГУ).

Касались мы и межнациональных отношений. Своей позиции я не скрывал, и это находило понимание у всех присутствующих. Любить свой народ, требовать от других уважения к нему и к его истории, честно и открыто обозначать «я — русский, вы – чеченцы» – для них нормально. Это традиционное мировоззрение и его носители взаимно уважают друг друга. А вот мой коллега пытался включать Николая Сванидзе, говорить о толерантности и мультикультурности, и прочее бла-бла в духе профессора Тишкова. Он не думал так, просто стереотип, навязанный медиа, был в его голове очень силен и он старался ему соответствовать, всячески демонстрируя лояльность, отстраненность от русского народа, видимо, считая, что это беспристрастностью. А на самом деле, это был прогиб. К его удивлению, уважения его позиция ни у кого не находила, наоборот, приходилось ловить полупрезрительные взгляды. Меня же, с его точки зрения, должны были в зиндан посадить. А получалось наоборот, люди жали руку и высказывали уважение (где буква Ж звучит мягко, как в наименовании «Джавский район»).

Второй пример. Тот же 2007 год. Дмитрий Стешин устраивает круглый стол в «КП» на тему «Русские или россияне?». Присутствует Дмитрий Рогозин, Александр Белов, я с товарищами, от антифашистов был, если не ошибаюсь, Гаскаров и один из братьев Солоповых, а от кавказцев – РКНК во главе с Деньгой Халидовым. Среди представителей РКНК был какой-то марионеточно-ряженый атаман со Ставрополья, утверждающий, что он, вот, кавказец, а все вместе мы – россияне. Его позиция не нашла понимания ни у кого. Он даже убежал в середине мероприятия. А саммари было таково – не надо подменять нашу этническую идентичность. Мы все – российские граждане. Но этнически мы русские, чеченцы и так далее. Не надо пытаться переформатировать нас в новую историческую общность под соусом толерантности. Мы лояльно относимся друг к другу, но требуем взаимного уважения. Ни один уважающий себя человек не позволит никому смотреть на себя сверху вниз. А некоторые общественные деятели и журналисты, к которым относитесь и вы, Юлия, создаете почву для межнациональных конфликтов, искусственно возвышая одних и принижая других.

Юлия, если вы искренне любите Кавказ, почему бы вам, например, не привлечь внимание общественности к тому, как выделяемые в Москве (Аллахом, по всей видимости) деньги, возвращаются очень быстро в Федеральный центр, но уже в кэше и в чемоданах?

Да, я имею ввиду такие случаи, когда был пресечен канал поставки незаконно обналиченных денег из Дагестана в марте 2013 года. По данным оперативников, участники межрегиональной организованной группы действовали в ряде субъектов Северо-Кавказского федерального округа. В результате спецоперации в грузовом терминале аэропорта Внуково задержано 20 активных участников группы, изъято более 400 миллионов рублей, а также несколько единиц огнестрельного оружия.

В апреле 2013 года СМИ сообщали, что Солнцевский суд Москвы по этому делу арестовал гендиректора частного охранного объединения Магомеда Каратова, задержанного по делу о незаконном обналичивании денег из Северо-Кавказского федерального округа.

А еще в ноябре 2012 года в СМИ сообщалось о том, что объем финансовых операций за последние три года, которые проходили через банки Северо-Кавказского региона, увеличился в два раза. И об этом говорилось в отчете директора Росфинмониторинга Юрия Чиханчина, который был подготовлен Александру Хлопонину, полпреду президента в СКФО. Объем обналиченных денег в округе за девять месяцев текущего года показал 103,5 млрд. рублей. За такой же период прошлого года этот показатель составил 88 млрд. рублей.

И далее последовавший арест Саида Амирова, руководившего Махачкалой с 1998 года. Формально задержание Амирова якобы связано с делом об убийстве следователя Арсена Гаджибекова в декабре 2011 года. Но отчетливо виднеются иные мотивы этого ареста. Кстати, один из сыновей Саида Амирова руководит республиканским управлением Федеральной службы судебных приставов, а другой председательствует в Комитете по законодательству и госстроительству дагестанского парламента.

Можно привести еще примеры. Схема отработана, часть кэша идет «крыше в погонах» и федеральным чиновникам, остальные вкладываются в недвижимость. А ведь примерно эти люди, создающие подобные «схемы», и вам диктуют информационную повестку дня, ваши так называемые «источники». Подумайте об этом, Юлия.

Хотя, судя по тому, что вы сказали про арест Саида Амирова в эфире «Эха», я могу предположить, что «ваши источники» уже указали вам информационный вектор работы по этому направлению – направлению защиты Саида Амирова.

Юлия Латынина в эфире «Эха» об аресте Саида Амирова: «Мэр Махачкалы Саид Амиров – это второй по влиятельности на Кавказе человек после Рамзана Кадырова. Разумеется, далеко второй, сильно второй, то есть не то, чтобы, вот, был Кадыров, а за ним сразу стоял Амиров. Но, вот, как бы, третьего человека я не могу назвать… Саид Амиров был, конечно, самым могущественным человеком Дагестана. Каждый президент Дагестана кроме Магомедали Магомедова, при котором он, собственно, вырос, то есть первого, к нему ходил на поклон. И, в общем, обычно президентство любого президента начиналось с того, что он гордо говорил «Да я, да вот я такой крутой, да я сейчас покажу Саид Джапарычу». А потом было видно, как он бледнеет с лица и ножками через площадь идет пешочком в мэрию. На Саида Амирова было 15 покушений. Некоторые говорят 16. Ну, в общем, там как считать. В результате одного он был частично парализован, он практически не вставал с кресла, поэтому его еще прозвали Рузвельт. Перевозили его по городу, конечно, с теми же предосторожностями как ядерную боеголовку, то есть там снайперы стояли на улицах, все перекрывалось. Не факт при этом, что это ехала машина Амирова… Власть Саида Амирова — так же, как и власть Рамзана Кадырова — была построена на понимании, что ему невозможно противостоять. Вот, как поменяется сейчас ситуация в Дагестане в отсутствии этой фигуры, это просто гигантский политический вакуум образуется в Дагестане. Почему это случилось, я вам могу сказать честно, что я не знаю. Я, конечно, это буду выяснять. Может быть, через неделю я скажу, почему арестовали Амирова с какой-то долей вероятности… Ну, точно не потому, что он убил следователя…».

Я пишу из тюрьмы, против меня фабрикуют уголовное дело те же люди из ФСБ, кто вам указывает подобный информационный вектор.

Для чего им фабрикация дела против меня? Я не уголовный авторитет и не хранитель тайн. Все банальнее. В октябре 2009 года был запущен проект «Ермолов». Проект «Ермолов» — это мониторинг деятельности диаспор, этнических группировок, ассоциаций и объединений на территории России. Проект «Ермолов» должен был собирать информацию на основе собственной сети региональных корреспондентов и дружественных структур. Цель проекта – формирование базы данных по деятельности диаспор в субъектах Федерации. Планировалось на регулярной основе выпускать аналитические доклады по деятельности диаспор и этнических объединений, в которых будут выявляться главенствующие этнополитические тенденции.

Тогда сайты, поддерживающие «национально-освободительную войну кавказских народов против московской метрополии», типа «Кавказ-центра», сделали заявление, что в России стартовала спецоперация ФСБ под кодовым названием «Ермолов», а его цель — выявить русских и представителей этнических диаспор, сочувствующих джихаду на Кавказе. Нам было лестно такое слышать.

Уже 3 ноября 2009 года был арестован Никита Тихонов и Евгения Хасис, а 5 ноября 2009 года прошел обыск у меня как идеолога проекта «Ермолов». На обыске ничего противозаконного у меня обнаружено не было. Но начавшаяся разработка «Русского Образа» и меня лично дала плоды позже – весной 2010 года я был похищен сотрудниками УЗКС 2-ой службы ФСБ РФ. Под давлением в течение 9-ти часового допроса я был вынужден дать ложные показания на Никиту Тихонова. Допрос вели сотрудники ФСБ. Впоследствии эти показания были применены для «убийства» авторитета «Русского Образа» на правом политическом фланге, в том числе и для убийства проекта «Ермолов». В ноябре 2010 года я уехал заграницу, в вынужденную политическую эмиграцию, чтобы не участвовать в суде над Тихоновым и Хасис, прислал в суд нотариально заверенный отказ от показаний, данные мною 20 апреля 2010 года на незаконном допросе в СКР.

На всех этих перечисленных мною допросах и задержаниях меня постоянно расспрашивали о проекте «Ермолов» – кто является заказчиком, каковы цели проекта и так далее. Я тогда не уделял этому внимание. Не думал, что проект «Ермолов» оказался именно тем, после чего на нас начали смотреть как на идейных врагов. Тех, кто может вывести в свет информацию об этнических криминальных связях на Кавказе, связях этих организованных преступных сообществ с лоббистами и кураторами в Москве. Мы стали представлять опасность для таких людей, которые теперь заказали мое преследование, фабрикацию уголовного дела против меня. Но арест Саида Амирова показывает, что вектор может измениться и он меняется.

И мы с вами, Юлия, всегда будем по разную сторону баррикад. Сейчас же я, конечно, ожидаю от вас разных нелестных слов обо мне – что я «идейный вдохновитель», «главный боевик и террорист» в России, а Саид Амиров – это «уважаемый человек» (да-да, и тут буква Ж звучит также мягко, как в наименовании «Джавский район»).

Но я уверен, что Правда за мной. А есть ли она у вас?

Автор: Илья Горячев из Центральной тюрьмы Белграда

источник