Виртуальная вселенная Кургиняна

Статьи

Нельзя жить в виртуальной политической вселенной, где за реальность принимаются «УралВагонЗавод» и Кургинян / Интервью с Ильей Горячевым

Илья Горячев

8 мая 2013 года в Белграде был задержан правоконсервативный политик и журналист Илья Горячев. После этого Горячев пропал на пять дней и был обнаружен лишь 13 мая в Центральной тюрьме Белграда. В этот день Следственный Комитет РФ сообщил о том, что Горячев задержан в рамках расследования дела экстремистской группировки «БОРН», где следователи уготовили ему роль организатора. Можно признать, что дело преследования Ильи Горячева признано политически мотивированным как российским гражданским обществом, так и иностранными инстанциями по правам человека.

Это одно из последних интервью, данных российским СМИ, находясь еще в Центральной тюрьме Белграда.

— Илья, Вы являетесь одним из создателей общественного движения «Русский Образ». Какие надежды и цели Вы возлагали на эту организацию? С какими проблемами Вы столкнулись? Что Вас не устраивало и не устраивает в современном обществе? С чем Вы хотели бороться?

Илья Горячев: Относительно целей. Мы хотим заниматься политикой, участвовать в выборах разного уровня, сформировать правую политическую партию по примеру тех, что давно действуют и занимают серьезные позиции в национальных парламентах Европы. Нельзя жить в виртуальной политической вселенной, где за реальность принимаются «УралВагонЗавод» и Кургинян. Сейчас налицо стремление всё максимально упростить. Связано это, в первую очередь, с тем, что один человек очень устал и хочет уйти, но не может, так как никому не может верить. Нет того, кто мог бы гарантировать ему безопасность послезавтра, как он ее когда-то гарантировал Ельцину. Попробовал в 2008 году и обжегся. А упрощение, в частности, ведет к тому, что объем ежедневной аналитики постоянно уменьшается. Раньше внутренней политике уделялось несколько страниц в день. Теперь, видимо, несколько абзацев. Отсюда и эти заявления, мол, «Pussy Riot вешало чучела евреев в супермаркетах», а против Башара Асада воюют «людоеды». Вероятно, кому-то кажется, что подобные заявления – это демонстрация того, как Россия диктует свою непреклонную волю всему мировому сообществу. Но на самом деле, это демонстрация выпадания из контекста текущего политического момента и, как следствие – неактуальность. Вот уже и Stratfor вопросом задается – «а кто послезавтра?». Потому что неактуальность становится слишком очевидна. Нельзя репрессиями остановить развития гражданского общества. Можно притормозить, подморозить, подвесить вопрос, но не более. А глобально перед нынешней политической элитой, а если точнее, перед одним конкретным человеком стоит выбор – возглавить этот процесс, сохранив власть, или в итоге получить Тахрир в той или иной форме. К сожалению, этот человек потерял к политике всякий интерес, отдав ее на откуп генералам и ориентируется на их параноидальную внутреннюю аналитику в духе «страна в кольце врагов». Поэтому он, вероятно, даже не в курсе, что этот выбор все настойчивее стучится в его дверь.

Про проблемы. Единственная серьезная, но, тем не менее, решаемая проблема, с которой мы столкнулись, это противодействие со стороны политической полиции (преимущественно, Управления по защите конституционного строя 2-й Службы ФСБ), в частности, в форме внедрения провокаторов. Мне вот в конце зимы передали внутреннее мнение про наш коллектив: «они амбициозные, хорошо образованные, целеустремленные. Плохо поддаются вербовке. Финансирования у них нет, делают все на свои – но это еще хуже, значит, идейные и высокомотивированные. Если их не давить, то за год они вырастут в сильную политическую структуру, делать с которой что-то уже будет поздно». То есть, было б разумно пустить нас в большую политику, но ворота, чуть приоткрывшись, тут же для всех и захлопнулись. Но исторический опыт нам подсказывает, что политические заморозки вечно длиться не могут. Нужно просто «держать строй», не поддаваться на провокации и послезавтра наступит быстрее, чем мы могли бы себе представить.

— Что для Вас есть национализм? Какой философии Вы придерживаетесь? В чем его основные отличия от расизма?

Илья Горячев: Национализм – это эмоция, свойственная, в основном, романтическому юношескому возрасту. Хэштеги этого явления – гордость, честь, историческая память. Поэтому, кстати, среди правых всего мира так много выходцев с исторических факультетов. А вот философские факультеты и журналистские порождают, наоборот, людей левых взглядов. Кстати, в 20-30-е годы в СССР истфаки были закрыты. Мелкобуржуазные взгляды, взращиваемые там, мешали формированию новой исторической общности. При этом, как и любая романтическая эмоция, национализм может развиться в патологию. Аркадий Аверченко прекрасно вывел сие явление в купце Пуде Исподлобьеве в фельетоне «Национализм» (можете найти его на нашем сайте vojnik.org). А может развиться в сложную систему политических взглядов. Свои я бы сегодня обозначил как правоконсервативные. Человек всю жизнь пытается нащупать истину. Вот свою правоконсервативную истину мы пытаемся нащупать.

Про расизм – это, в основном, англо-саксонское явление, порожденное колониализмом и его последствиями. К нашей реальности это имеет чрезвычайно мало отношения. Просто мы живем во многом в англо-саксонском медийном пространстве. Ярлычок – это вообще очень удобно: наклеил, классифицировал и пошел дальше. А в сути явления разбираться уже вроде как и необязательно.

— Ряд громких преступлений были совершены националистами по соответствующим мотивам. Как Вы считаете, почему некоторые люди, придерживающиеся националистических взглядов, выбирают для себя путь совершения преступлений? Что ими движет?

Илья Горячев: Я думаю, что идеология для многих – это просто оправдание собственных людоедских наклонностей. Например, Чикатило тоже в какой-то момент на суде определялся как украинский националист, сторонник ОУН-УПА, который уничтожал «клятiх москалiв». А вот другое дело, что определенные сотрудники силовых ведомств, в первую очередь, УЗКС ФСБ, намеренно культивируют такое восприятие национализма, поддерживая или, по крайней мере, не препятствуя сайтам соответствующей направленности, выстраивая пантеон героев для романтически настроенной молодежи из серийных «борцов за расу», чьи воззвания периодически появляются в интернете, несмотря на то, что сами авторы отбывают пожизненное заключение. Немалую роль играют и специально внедряемые провокаторы, обычно с легендой ветеранов-тренеров. В какой-то момент взор туманится, они бьют кулаком по столу – «Хватит это терпеть!». А потом появляются очередные «приморские партизаны». Тренер-ветеран вовремя уходит в сторону и начинает подбирать следующих жертв. Вероятно, у многих вызовет негодование ответ этот вопрос. Но. Есть множество других стран, где представители различных идеологий находятся под давлением. Их протест выливается в разные формы. Но нигде в такую «примитивно-звериную охоту на дворников», как в России. Это позволяет держать национализм как политическую идеологию в таком маргинальном, который, к тому же, можно дополнительно постоянно дискредитировать, а любого лидера, связав через одно рукопожатие с преступником, можно объявить «организатором». Криминализация политики.

— Что Вы можете сказать о фигурантах «дела БОРН» – Алексее Коршунове, Максиме Баклагине и Вячеславе Исаеве?

Илья Горячев: Об этих людях я могу сказать лишь то, что, к счастью, с ними незнаком. Про Алексея Коршунова могу добавить то, что читал в медиа и показаниях Тихонова, что он прапорщик ФСБ. Посмотрите аналогичные истории, где также видна рука УЗКС. Очень часто там мелькают сотрудники ФСБ, а потом с ними что-нибудь случается или они просто исчезают. Для сценариев с подобным сюжетом это обязательный элемент.

— Как Вы считаете, осталось ли еще дееспособное националистическое движение или то, что мы имеем – это разгром? Есть у национализма перспективы в современной России?

Илья Горячев: А я никогда не верил в какое-то мифическое движение. Это не движение, а субкультура, очень удобная для контроля и манипуляций. Движение – это организация с четкой структурой и функционалом её участников, которая планомерно работает и движется к конкретной цели. А множество неструктурированных представителей т.н. «движения» это, максимум – целевая аудитория.

— В чем смысл Вашей жизни?

Илья Горячев: Смысл жизни у меня не менялся с раннего детства – я всегда интересовался политикой и стремился ей заниматься. Вот сейчас такой этап. Ну, ОК. В биографиях большинства политиков он присутствует. Будет пара глав апдейта к моей книге. В истории России, особенно ХХ века, было множество подобных примеров, когда общественные деятели проходили тюрьму. Сейчас читаю книгу о. Тихона (Шевкунова) «Несвети, а свети» (по-русски, вероятно, называется «Несвятые святые»). Там описывается множество аналогичных историй и аналогичная эпоха, когда крах текущей реальности уже был очевиден – 80-е, когда перемен требовали сердца.

И ещё про смысл жизни. Очень рекомендую «Детство Ратибора». Там есть пафосная, но очень верная фраза, которую маленькому Ратибору говорит отец, отправляясь отражать набег кочевников: «Живя ради жизни, русич выбирает свободу. Нет смерти, Ратибор».

***

Илья Горячев родился в Москве 30 мая 1982 года, общественно-политический деятель, публицист, писатель, историк-балканист. В 2001 году награжден Алексием II Патриаршей грамотой «За вклад в развитие Православия». В 2004 году закончил исторический факультет Государственного Университета Гуманитарных Наук. Специализация: Балканы. 2006 — 2007 гг. — член центрального политического совета партии «Народный Союз» (руководитель партии – С.Н.Бабурин). 2006 — 2007 гг. — помощник депутата Государственной Думы ФС РФ Николая Курьяновича. 2007 — 2009 гг. – руководитель департамента по связям с общественностью Первого Православного Телеканала «Спас». 2008-2010 гг. – помощник депутата Государственной Думы ФС РФ Виктора Водолацкого.

источник