О голодовках в условиях заключения

Статьи

Голодовка как метод ненасильственного сопротивления в условиях заключения / Автор: Илья Горячев

«Древо свободы время от времени нужно орошать кровью патриотов» (Томас Джефферсон)

Я уже писал о методах ненасильственного сопротивления в условиях российской тюрьмы. Сегодня хочу поговорить о таком методе как голодовка. Множество раз видел, как представители основной массы арестантов, по сути, девальвируют этот метод – после вечерней баланды кричат на продол, мол, они на голодовке и вот так «голодают» аж до утренней баланды. Разумеется, подобные действия не оказывают никакого давления на администрацию, а лишь вызывают снисходительную усмешку у них. Любые протестные действия имеют смысл в том случае, если они тщательно подготовлены, а ещё лучше синхронны, т.е. их предпринимает не один человек, а группа. Например, политический активист Сергей Евгеньевич Мохнаткин, с которым я сидел на «Бутырке», очень грамотно пользовался этим средством давления и добивался своих целей, причем полностью в рамках закона. Поясню.

Никто не может запретить человеку не есть в знак протеста, но делать это надо грамотно – здесь я не касаюсь медицинских аспектов вопроса. То есть заранее должны быть сформированы цели и задачи, причем в письменном виде. Цели должны быть достижимы, т.е. если человек требует отставки антинародного режима, он должен быть готов голодать до смерти. Прерывание голодовки без достижения целей – это проигрыш. По закону, о голодовке необходимо уведомить администрацию заявлением, администрация же должна перевести голодающего в одноместную камеру без продуктов, чтобы был fair play. Целесообразно в день уведомления администрации уведомить и широкую общественность, опубликовав заранее подготовленный текст на воле. Классическим примером такого сопротивления является голодовка ирландских республиканцев в начале 80-х гг. в тюрьме «Лонг Кеш» в Белфасте. Бойцы ИРА требовали признания их статуса военнопленных.

Кстати, УЗКС одно время обвиняло меня устами Хасис в стремлении повторить опыт ИРА / «Шинн Фейн» (оставим за скобками, что сотрудники, осуществлявшие оперативное сопровождение моего дела, абсолютно не понимают сути событий в Ольстере и не знают ирландской истории, впрочем, и истории вообще). Потом под давлением текущего момента эти обвинения трансформировались в УПА / ОУН. Но мне же кажется, что деятельность Тихонова / Хасис более напоминает западногерманскую RAF (Rote Armee Fraktion / Фракция Красной Армии) Андреаса Баадера и Гудрун Энслин. Кстати, у Хасис много общего в психотипе с Энслин.

Да, RAF – это левацкая группа, но и Тихонов не скрывает, что они вдохновлялись народовольцами и прочими революционерами. Характерно, что, по мнению исследователей ИРА Моли и Бишопа, в итальянских Красных Бригадах и в RAF бойцы ИРА видели не более чем «уступчивых нигилистов среднего класса». Мне кажется, это верная оценка, особенно учитывая противоречивое поведение боевиков RAF в заключении (например, полное переформатирование Ульрики Майнхоф, столь напоминающее поведение перепрограммированной УЗКС в марионетки Хасис) по сравнению с последовательным ненасильственным политическим сопротивлением членов ИРА в аналогичных условиях. Несколько голодавших республиканцев погибли. Самым знаменитым из них стал Бобби Сэндс, уже в ходе тюремной голодовки, избранный депутатом британского парламента. О его борьбе снят фильм «Голод» (Hunger).

Смерть Бобби Сэндса сделала его героем в глазах всех ирландцев. Его жертва не была напрасной — борьба ирландцев Ольстера за гражданские права увенчалась относительным успехом — соглашением Страстной Пятницы в 1998 году. Добившись цели, ИРА постепенно разоружилась (окончательно в 2008 г.). Бобби Сэндс и его товарищи сделали все возможное, чтобы приблизить эти события, принесшие мир на землю Ольстера (напомню, что ИРА была обороняющейся стороной, насилие первыми применили протестантские группировки в конце 60-х, нападая на мирные католические демонстрации; полиция, на 95% состоявшая из протестантов, вставала на сторону единоверцев. В 1972 году в Ольстере было введено прямое правление из Лондона, упразднен существовавший с 1921 года парламент Ольстера — Стормонт. В «горячую» фазу противостояние вошло в том же 1972 году, когда британские парашютисты расстреляли мирную католическую демонстрацию за гражданские права, когда погибло 18 ирландцев — т.н. события «Кровавого Воскресенья». Лишь после этого ИРА взялась за оружие).

Напоминает историю Бобби Сэндса история украинской вертолетчицы Надежды Савченко. Тоже депутат. Тоже военнопленный. Тоже непризнанный. Надежда голодает более 2-х месяцев. Дело Савченко ведет, точнее оперативно сопровождает, УЗКС и одно это заставляет меня обращать на него пристальное внимание. К сожалению, абсурдные обвинения стали неотъемлемой частью российской реальности, а точнее, виртуальности. Зомбированные соотечественники готовы принимать на веру любой бред, без малейшей попытки критического осмысления. Напомню, Савченко обвиняют в том, что она определила координаты 2-х журналистов телеканала «Россия» и передала их украинским силовикам, благодаря чему представители СМИ были убиты. Хотя данные биллинга, предоставленные её защитой, говорят о том, что в момент гибели журналистов она находилась на значительном удалении от этого места.

Если бы Савченко расстреляли в центре Донецка, это было бы с натяжкой, но ОК. Krieg ist krieg. Но её зачем-то привезли в Россию и предъявили обвинения. Это было ошибкой. Практически любое поражение можно обратить в победу – дипломатия этому очень способствует. Старшего лейтенанта Надежду Савченко необходимо отпустить, а абсурдные обвинения снять и опровергнуть, продемонстрировав тем самым добрую волю российского государства. А вот смерть Савченко (а люди, не кушающие более двух месяцев склонны умирать), повредит и России, и подтолкнет ненужный нам процесс создания мифа о мученице на Украине. Маргарет Тэтчер ошиблась в случае с Бобби Сэндсом. Уверен, что Кремль в деле Савченко примет правильное решение.

У кого-то может вызвать недоумение моя позиция по Савченко. Поясню. Я переживаю за всех товарищей, которые сегодня с оружием в руках своей кровью рисуют на картах границы двух молодых республик или же находятся на фронте в качестве военных корреспондентов. Всем им я желаю выжить и победить, и особенно подразделению «Варяг» МГБ ДНР. Но ни одна война и марево пропаганды вокруг неё не должны застилать сознание. Здравомыслие необходимо сохранять всегда. В украинском конфликте моя сторона противоположна стороне Савченко. Но достойного оппонента и даже врага можно и нужно уважать, а Савченко ведет себя как боец, офицер, военнопленный. Это достойно уважения.

К чему эти истории про Бобби Сэндса и Надежду Савченко? Я вижу, как бессмысленные действия людей, находящихся в заключении, обесценивают в частности такой способ протеста, как голодовка. Здесь политзаключенные, к которым, безусловно, относятся два вышеозначенных персонажа, пример для всех узников.

Автор: Илья Горячев, СИЗО