Потурченцы

Статьи

KMO_085553_03602_1_t218

Автор: Илья Горячев

В блоге у лидера Национальной Организации Русских Мусульман Вадима Сидорова появился недавно любопытный пост, мол очередной активист русского движения принял Ислам в заключении. Посыл поста таков, что это тенденция, избежать этого не удастся, в конце концов все пассионарии примут магометанство и возродят Русь. Правда возродят в виде Халифата. Комментирует Вадим Сидоров новость следующим пассажем: «Помнится, не так давно я обещал правым исламофобам несколько неприятных сюрпризов в их среде уже в этом году. Так вот, думаю, они только начинаются…» 

После истории с убийством Юры Волкова и конфликта в лагере «Дон» перспектив у исламистов в Русском движении нет. Они могут завербовать какое-то количество сторонников среди наиболее маргинальных групп, однако мейнстрим Русского движения никогда не примет подобных тенденций. 

В 2004 году мы уже обращались к проблеме исламизации на страницах журнала «Русский Образ«. Время показало, что мы тогда верно диагносцировали проблему и за прошедшие годы такое явление как «русские мусульмане» стало только заметнее, причем весьма серьезно данные тенденции затронули и правое движение. Тогда, в 2004 году, вряд ли кто-то мог поверить, что через несколько лет русские националисты будут на полном серьезе рассуждать о приемлимости исламской альтернативы для себя. Однако, сегодня это стало реальностью.

Как-то в Белграде за чашкой кофе на Скадарлии общался с товарищами из братского Сербского Образа. Через какое-то время к нам присоединился молодой человек, чей то одноклассник, представившийся весьма нехарактерным для Белграда именем. Парня звали Ибрагим. Он был из семьи потурченцев. Естественно, разговор зашел о вере, предках и прочих высоких материях. Ибрагим определился однозначно как турок. Мол, мы турецкие колонисты, прибыли на Балканы из Турции и здесь подверглись славянизации, только вера и сохранилась. Что интересно, такую позицию он занимал в разговоре со мной — с русским, которого он видит первый раз в жизни. А в кругу своих друзей он признает мол, да, мы потурченцы, предки потурчились, в родовом селе, в доме в дальнем углу чердака 300-летние иконы так и пыляться. Семейная реликвия. О чем это говорит? О серьезном внутреннем конфликте, который свойственен всем потурченцам Балкан — сейчас в основном их называют «Боснийский» народ.

Краткий экскурс. Откуда взялся «Боснийский» народ. Бошняки. Босния — земля в центре Балканского полуострова издавна была населена славянами. Более западные славяне приняли Римско-Католическую версию Христианства и сейчас известны нам как хорваты, те что жили восточнее приняли от Византии Православие и сейчас известны нам как сербы. После оккупации Балкан кочевниками-османами началась активная исламизация славянского населения. Мусульманам Османская империя предоставляла налоговые льготы, но наверное даже не это главное. Мусульмане не испытывали тягот «зулума» — угнетения, гнета, которому подвергались все христианские подданые Османской империи. Себя потурченцы предпочитали именовать «турками» — собственно, так именовали себя все мусульмане — османы. Память о том, что их предки когда-то сменили веру из корыстных соображений, выдавливалась из поколения в поколение и жила лишь в глубинах сознания у наиболее образованных представителей этих «турок».

До 1878 года Босния входила в состав Османской империи. Потом перешла под власть христианской Австро-Венгрии. Преференции для турок-бошняков закончились. Во многом, ожесточенная резня с сербами в ходе Второй мировой была вызвана именно идеалистичными воспоминаниями о счастливых для турок временах владычества Османской империи. Когда «влахи» были людьми второго сорта, а вся власть принадлежала только магометанам. После войны Иосип Броз Тито провозгласил идеологию «Братства и единства». В рамках этой идеологии турки получили новое политкорректное название — «мусульмане». В 1972 году именно под таким названием они фигурировали в переписи населения Югославии. Так вероисповедание стало национальностью. Именно поэтому в ходе Боснийской войны 1992 — 1995 годов друг с другом сражались три народа — сербы, хорваты и боснийские мусульмане.

Весьма метко раскол сознания у потурченцев описал сербский писатель и политик Вук Драшкович в книге «Нож». Приведу пару отрывков из этого произведения:

сын — Мама, почему мы говорим на их (сербском) языке? Мама, а ты турецкий знаешь?
мама — откуда сынок, я в школу не ходила.
сын — а дедушка знает?
мама — да нет конечно
сын — ну а кто нибудь то есть из Османовичей, кто знает?
мама — да, покойный ходжа Велия знал, он бы тебя научил, но его влахи (сербы) убили, чтоб им пусто было
сын — мама, но все-таки почему мы по сербски то говорим?
мама — иди спи сынок, меньше болеть будет.

Прошло много лет. Мальчик Алия вырос, но вопрос почему они — турки, говорят на языке влахов его продолжал волновать. Он продолжил искать свои корни, изучать свою родословную. И вот судьба его свела с весьма образованным представителем его рода — ходжой Эфендия.

Ходжа Эфендия — как между своими разобраца, кто палач а кто жертва?
Алия — Как это между своими? Ты почему так говоришь? Мы ж всегда будем поделены — мы это мы, они это они. Мы Османовичи. Они Юговичи.
Ходжа — На закури. если мы свои, то почему тут нет креста возле полумесяца? Знаешь, кому султан подарил вот это (держит в руке портсигар)
Алия — Нет
Ходжа — Моему предку, Джуро Барбаричу (это христианское имя — прим. автора)
Алия — какой Джуро, ты надо мной надсмехаешься что ли, уважаемый?
Ходжа — Джуро. Мой прапрапрадед, Джуро Барбарич, перешел в ислам и стал Сафет Бегбарбарич. а ислам принял так как у него турок жену хотел отбить. И чтобы ее защитить он взял нашу веру.
Алия — Эфендия, я пришел чтобы ты мне письмо объяснил, а ты мне про свое происхождение рассказываешь
Ходжа — я же тебе про твое происхождение рассказываю. Вместе с моим Джуро в Стамбуле был и твой прапрадед Илия Югович
Алия — какой Илия, о чем ты Эфендия?
Ходжа — Ты ж знаешь что христианских детей турчили и увозили в Истамбул, в янычары. И так твой прапрапрадед Илия Югович стал Алия Османович. и так вы стали Османовичи.
Алия — а ты откуда знаешь?
Ходжа — а как мне не знать? Он когда вернулся мечеть построил у нас тут в Османовичах, а родителям — церковь в Юговичах. Так Османовичи и Юговичи и стали кумовьями.

Но ярче всего трагедию исламизации славянства отразил поэт, писатель, правитель и митрополит Черногории Петр Петрович Ньегош в поэме «Горски вjенац». Поэма, в драматической форме изображает историческое событие конца XVII века — избиение черногорцами потурченцев:

Великаши, прокляты их души,
На куски царство раздробили,
Сербские силы страшно стерли!
Великаши, дрянные несчастные,
Своего рода изменниками стали!

Многие разочаровавшиеся в Русском народе ищут спасения в чужебесии. Мол нам нужна религия сильных. Вот Магометанство — религия сильных, сейчас мы его примем и сразу же станем такие же как вайнахи. Примерно так рассуждают те, кто делает для себя такой выбор и изменяет вере Предков. На «Хунафе» (hunafa.com — информационный сайт вилайата Галгайче Имарата Кавказ) часто можно увидеть комменты людей, которые позиционируют себя как «русские муджаиды». Любил рассказывать о них в своих видео-проповедях и покойный Шейх Саид-абу Саад — Александр Тихомиров, сам по происхождению полурусский — полубурят.

В интернет- дискуссию с русскими националистами вступал и новый идеолог с того же сайта со сложным именем Абу-Т Танвир Кавказский, по всей видимости тоже русского происхождения.  ЖЖ юзер skoro-skoro в посте с провокационным заголовком «Куфр вопрошает» обратился к муджаидам с рядом вопросов, на которые те ответили на «Хунафе» под заголовком «Ответ куфру«. Удостоился и мой комментарий внимания ученого шейха. Вот что он пишет:

Но самый правдивый комментарий оставил некий русский: «если Христолюбивое НАТО-Воинство против Абу-Танвиров (т.е., последователей Корана и Сунны, – А.Т.), то честные русские (в формулировке русских националистов – русские кафиры, – А.Т.) безусловно ЗА НАТО». Действительно, при всей своей ненависти друг к другу кафиры едины в своей ненависти к Исламу. И далее: И только русские, принявшие Ислам, смогут спастись, потому что в Исламе все верующие равны, независимо от национальности.

А состав разгромленного весной в г. Октябрьский башкирского джамаата Имарата Кавказ наполовину состоял из русских. Вывод — да, тенденция есть. Но какое будущее предлагают русские по рождению потурченцы своим последователям? Что ждет их детей? Жизнь в Халифате и байки о том, что мол мы чеченцы (аварцы, черкесы и так далее) просто славянизированные? Когда абсолютно все знают истину, но никто ее не озвучивает. Когда тяжесть измены висит на всем народе, но об этом никто вслух не говорит. Пример боснийских мусульман, живущих с расколотым сознанием, прекрасно показывает перспективы всех потенциальных потурченцев.

И главное — мусульманская идея (в ее салафитском/ваххабитском изводе) тотально универсалистская. Сама по себе тема возрождения Руси, нации перед ней исчезает, как несущественная. В их перспективе нет никаких наций вообще. Есть мировая умма. В форме ли халифата, или некоей ассоциации джамаатов, не важно, в ней преобладающе-подавляющим будет небелый элемент. И в ней потонет и растворится белая раса и русский народ без остатка. Русские люди, принимающие ислам — предатели. И только так. Нельзя одновременно бороться за всемирное торжество ислама и верить в то, что именно европейские христианские традиционные ценности — ценности сверхчеловеческого плана. А их нивелирование, растворение неизбежно ведет к новым вавилонам и содомам.