Выстрел Принципа

Статьи

Выстрел Принципа \ автор: Илья Горячев

gavrilo_princip__by_remadelija-d6y5s7x

Содержание:

— Введение (от автора)

— Глава 1 — 1914: Избыток мира

— Глава 2 — Османское наследство

— Глава 3 — Дунайская монархия и славяне

— Глава 4 — «Германия превыше всего»

— Глава 5 — Будущее Европы глазами Антанты

— Глава 6 — Суд над Гаврилой «Гавро» Принципом

— Глава 7 — Восприятие Принципа в первой и второй Югославии и сегодня

— Глава 8 — Боевые действия на Балканском театре

— Глава 9 — Солунский процесс

— Глава 10 — Компьенское перемирие как пролог ко Второй мировой войне

— Глава 11 — Развал Австро-Венгрии и создание Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев

— Глава 12 — Белый проект

— Заключение

ПРИЛОЖЕНИЯ

I. Нота Австро-Венгрии Сербии

II. Переписка Николая II и кайзера Вильгельма II

III. 14 пунктов Вудро Вильсона

IV. Версальский мирный договор

V. Биография автора — Ильи Витальевича Горячева

«Только коснувшись крайних глубин испытаний, мы приближаемся к лучшим часам своей истории» (Лев Толстой, «Власть тьмы»).

Введение от автора

Этот текст не более чем моя попытка осмысления трагических событий 100-летней давности, изменивших ход европейской и мировой истории. Но что конкретно изменила Первая мировая? Ответ на этот вопрос я бы хотел нащупать совместно, вместе с читателями. Ни в коем случае не претендую на всеобъемлющее описание событий тех лет, думаю, в юбилейном году избыток подобных исследований. Это скорее сборник эссе, в которых я попытался разобраться в подоплеке ключевых событий 1914 года, в мотивации основных акторов, принявших в них участие и в последствиях этого конфликта, зачастую неочевидных. Также мне хотелось бы сдвинуть фокус внимания на тот театр военных действий, что традиционно считается у нас второстепенным и освещается поверхностно — Сербию и Австро-Венгрию, ведь роковые события, ввергнувшие весь мир в хаос мировой войны, разыгрались именно там.

ГЛАВА 1

1914: Избыток мира

Первая мировая была неизбежна, говорят нам учебники, базирующиеся еще на трудах историков марксистской школы — человеческий фактор они отвергали, фактологию считали второстепенной, все войны у них объявлялись неизбежными, т.к. «производственные силы», «борьба империалистов за рынки сбыта» и тому подобное… Попробуйте где-нибудь найти причину начала Крымской войны — практически нигде она не указана, точнее, объясняется вышеприведенными концептуальными обобщениями. Причиною же был конфликт императора Николая I с Францией за контроль над Базиликой Рождества Христова в Вифлееме. Николай I выступал как защитник и покровитель всех восточных христиан, а Франция — как покровитель Оттоманской империи.

Вопрос о виновниках и зачинщиках Первой мировой, по выражению отечественного историка Анатолия Уткина, «увял» после того, как германский историк Ф. Фишер в 1967 году призвал не заниматься примитивной хронологией (кто первым начал мобилизацию, объявил войну, грозил «штальрингом» и прочее), а обратиться к целям воюющих сторон. Сугубо наступательными и агрессивными, четко выраженными и национально признанными они были только у одной державы, и этой державой был Германский Рейх Вильгельма II. Однако формальным поводом и причиной цепочки событий, повлекших начало боевых действий, вылившихся в Мировую войну, стал выстрел чахоточного сербского студента из Сараево Гаврилы Принципа. Но давайте рассмотрим это событие в контексте того времени, постаравшись абстрагироваться от нашего знания событий последующих 100 лет, и попытаемся взглянуть на это так, как это видели тогда мирные европейские обыватели, то есть воспользуемся советом Фюстеля де Куланжа «позабыть все, что люди того времени еще не знали».

Целое поколение до этого Европа жила мирно. Последние крупные войны — Австро-прусская 1867 года и Франко-прусская 1870 года, где, кстати, сражался добровольцем молодой выпускник военной академии Сен-Сир и наследник изгнанной сербской династии Карагеоргиевичей — Петр, будущий король Петр I (Петар Први), о котором мы поговорим позже. Уже в начале ХХ века были война Русско-японская, боксерское восстание в Китае, Англо-бурская война, но все это так далеко от Европы, эти окраинные колониальные войны никак по сути не задели мирных обывателей континента. Ах да, была еще одна война на окраине, весьма важная для нашего повествования — Русско-турецкая 1877 — 1878 годов. Ее блестящие для нас результаты были нивелированы на Берлинском мирном конгрессе.

Но Сербия, бывшая до этого вот уже 60 лет фактически независимой, на этом конгрессе получила и формальное признание своей независимости. Это значило, что самая западная провинция Османской империи — Босния и Герцеговина оказалась практически отрезанной от остальной части империи. Этим воспользовалась Австро-Венгрия, чьи земли со всех сторон окружали Боснию, австрийцы, по решению Берлинского конгресса, ввели туда свои войска и объявили о протекторате над этой турецкой провинцией, которая стала по сути внутренней колонией Австрии и Венгрии. Это событие и предопределило выстрел Гаврилы Принципа через 36 лет.

ГЛАВА 2

Османское наследство

Весь XIX век Османскую империю во главе с некогда блистательной Портой сотрясали перевороты, восстания, поражения в войнах. Некогда ударная сила султана — корпус янычар — поднял в 1826 году мятеж и был разгромлен, а потом запрещен. Оставшиеся янычары затаились или же откатились на окраины империи, где превратились в банды башибузуков — грозу христианского населения империи. Турцию в Европе называли «тяжелобольной» и ее территории рассматривали исключительно как наследство, которое надо переделить между великими державами. Уинстон Черчилль так отреагировал в 1914 году, когда услышал доводы в пользу защиты «турецкого наследства»:

«Мы обязаны взять под свою опеку неэффективную отсталую нацию, которая владеет самыми плодородными землями на свете. Наступило время лишить ее огромных территорий».

Век османского халифата был на исходе. В 1908 году в стране произошел переворот. Партия «Иттихад» («Единение и прогресс») при поддержке армянского «Дашнак Цутюн» свергла султана Абдул-Гамида, которого 10-ю годами ранее кайзер Вильгельм II уверял, что он его «друг навсегда». «Иттихадисты», в истории получившие название младотурок, провозгласили султаном Мехмеда Решада V — реальную же власть захватил Триумвират — Энвер-паша, Талаат-Паша и Джемаль-паша. В этих условиях Австро-Венгрия и решила формально присоединить Боснию и Герцеговину, которую вот уже 30 лет в реальности администрировала.

В 1908 году было объявлено об аннексии Боснии, позже этот факт сыграет серьезную роль на процессе над Гаврилой Принципом. В ответ на аннексию, Сербия объявила мобилизацию, Австро-Венгрия также приготовилась к войне, а кайзер Вильгельм II потребовал от Николая II — своего «кузена Ники» — надавить на Сербию и признать аннексию. В письме к матери Николай II так объяснил суть этого кризиса:

«Германия сказала нам, что если мы не согласимся на аннексию, последствия будут очень серьезными и труднопредсказуемыми. Поскольку дело было изложено так прямо и недвусмысленно, нам не оставалось ничего иного, как проглотить свою гордость и согласиться. Но германские действия в отношении нас были настолько брутальными, что мы этого не забудем».

Напомню, что Россия в этот момент только вышла из революционной смуты 1905-1907 годов и совершенно еще не оправилась от поражения в Русско-японской войне. Сербии пришлось прекратить мобилизацию и смириться с аннексией Боснии.

Любопытно, что еще за 5 лет до этого Сербия официально была союзником Австро-Венгрии. Весь XIX век в Сербии чередовались две династии — Карагеоргиевичей и Обреновичей, потомков руководителей Первого и Второго сербского восстаний против Турции в начале XIX века. Обреновичи ориентировались в основном на центрально-европейские государства. Князь Александр Обренович в 1903 году был крайне непопулярен в обществе, в том числе среди офицерства. Всеобщее возмущение вызывал его роман и брак с Драгой Машин, женщиной старше Александра на два десятка лет, когда-то служившей его няней. Офицерский корпус откровенно презирал князя Александра по целой совокупности причин, где морганатический брак был ключевой. Группа решительных курсантов офицерской школы в Белграде во главе с Драгутином Димитриевичем решили изменить историю своей страны. Группа из десятка курсантов ворвалась во дворец (скромный особняк по российским меркам) и зарубила князя Александра, его супругу и их детей.

Династия Обреновичей была полностью уничтожена, теперь у сербов осталась лишь одна династия — Карагеоргиевичей, наследников Черного («Кара» по-османски) Георгия, руководителя Первого сербского восстания. На престол был возведен его внук Петр (Петар) Карагеоргиевич, зять черногорского короля Николы, чьи две дочери были замужем за российскими великими князьями. Историю отношений короля Петра и Драгутина («Аписа») Димитриевича еще предстоит исследовать, но очевидно, что, несмотря на значительную разницу в возрасте (Петр был на 2-3 десятилетия старше «Аписа»), Димитриевич играл в Сербии значительную роль, возглавляя партию «Ястребов». В Сербии они были известны под названием «Черная рука».

По свидетельству Василия Штрандмана (в 1914 году бывшего и.о. российского посла в Белграде, чьи воспоминания совсем недавно были обнаружены в одном из архивов русской эмиграции в США и опубликованы в 2011 году только на сербском языке в Белграде), как-то ему довелось стать свидетелем разговора короля Петра с сыном — престолонаследником Александром. Выстрел Принципа уже прозвучал, но боевые действия еще не начались. Российский министр иностранных дел Сазонов настаивал на сдаче страны и отступлении армии, мотивируя это тем, что на последующем европейском мирном конгрессе подобное поведение позволит возбудить жалость и сочувствие великих держав по отношению к Сербии. Настолько тогда в Петербурге не понимали сербских реалий. Король Петр объяснял сыну, что если белградские «ястребы» во главе с Аписом заподозрят их в слабости, то их ждет судьба Обреновичей, т.к. «»Апис» служит Сербии, а не династии».

Престолонаследник Александр родился в 1888 году и был четвертым ребенком князя (тогда еще) Петра Карагеоргиевича и его супруги княгини Зорки — старшей дочери черногорского князя Николы Петровича-Ньегоша. В 1899 году он поступает в школу правоведения в Санкт-Петербурге. Но после майского переворота 1903 года в Белграде его судьба резко меняется — в неполных 15 лет он как обычный рядовой вступает в 6-й пехотный полк Сербской армии, который с того времени носит его имя. В 1905 году Александр поступает в петербургский Пажеский корпус. Его политическая карьера началась, когда его старший брат Джордже отрекся от престола, в марте 1909 года Александр был провозглашен престолонаследником. Он, как новая фигура при дворе сербского короля, был наиболее приемлемой кандидатурой для прорыва той внешнеполитической изоляции, в которой оказалась Сербия после убийства Обреновичей в мае 1903 года. Его встреча с болгарским царем Фердинандом на Копаонике, а потом визит в Софию, послужили прологом к заключению союза с этим важнейшим балканским соседом.

Кстати, гибель Обреновичей оказала очень тягостное впечатление на Николая II, он страшился подобной участи, часто возвращался к этой трагедии в своем дневнике, переписке с супругой Александрой Федоровной и даже в письмах к «кузену Вилли» — кайзеру Вильгельму II.

Войны в Европе не боялись. Слишком давно и благополучно жил в мире Старый свет, ужасов войны почти никто не помнил, границ внутри Европы практически не существовало — паспорта в поездах проверяли эпизодически кондукторы, вместе с проездными билетами. При этом уже появились пулеметы, аэропланы, автомашины, колючая проволока. Уже были и первые концлагеря — англичане сгоняли в них мирных буров в ходе подавления восстания в Трансваале и Оранжевой республике. Человеческий разум устроен так, что он неспособен всерьез опасаться того, чему ранее не было примеров. Примеров глобальной позиционной войны с сотнями километров окопов, сплошной линией фронта, глубоко эшелонированной обороной с применением всех даров научно-технического прогресса просто не было.

Поэтому «ястребы», существовавшие в каждой из европейских стран, с большим трудом уравновешивались более расчетливыми, а потому более осторожными «голубями». В Сербии это был премьер-министр Никола Пашич, балканский Уинстон Черчилль. В России — Столыпин. Но сил, выступающих «за» войну, было значительно больше, при этом войну они представляли краткосрочной — ну, в крайнем случае, полгода — год и в целом в формате XIX века. Это видно по пехотным уставам — пулеметы уже появились, а окапываться ни один европейский устав не предписывал, не было понятий цепи, перебежек. Наоборот, наступать предписывалось в плотно сомкнутом строю. Как гласит мудрость — каждый генерал готовится к прошедшей войне. Так, французский маршал Жоффр отказывался пользоваться телефоном. Британский фельдмаршал Хейг считал пулемет «оружием, которое незаслуженно пользуется высоким авторитетом». Другой британский полководец — Китченер, командовавший экспедиционным корпусом во Франции, считал танк «игрушкой». Даже в авиации перед войной смысла не видели — Фердинанд Фош, впоследствии генералиссимус Франции, в 1910 году говорил офицерам, что нет ничего более смехотворного, чем идея использования самолетов в военное время: «авиация на войне — не более чем спорт».

И все же. Была ли возможность избежать войны? Я думаю, да. Если бы в Сараево не прозвучал выстрел, война могла не начаться. Простой пример. Третья мировая была неизбежна в течение 40 лет. Карибский кризис со 100-процентной вероятностью должен был ее спровоцировать. Но Третья мировая всех обманула и не началась. А в 1914 году заинтересованных сторон в выстреле Принципа было так много, что шанс избежать его был очень мал. Но он был. Получив сообщение о мобилизации в России, кайзер Вильгельм II впал в панику: «Мир захлестнет самая ужасная из всех войн, результатом которой будет разгром Германии. Англия, Франция и Россия вступили в заговор, чтобы уничтожить нас». Лишнее доказательство тому, что все основные поджигатели войны изначально рассчитывали на ограниченный локальный конфликт без прямого военного соприкосновения великих держав. Впрочем, обо все по порядку.

Не сумев начать войну с Австро-Венгрией в 1908 году за Боснию, которую сербы считали своей, белградские «ястребы» повернулись в другую сторону — на еще более ослабленную революцией «младотурок» Османскую империю. Я сознательно избегаю термина «Турция», т.к. то, что мы сейчас называем Турцией, совсем не равно Османской империи, Халифату, во главе которого стоял глава всех мусульман мира — халиф — османский султан. На каком языке тогда говорили в этой стране? На оттоманском (или османском). Сегодняшний турецкий лишь на 10% по своему вокабуляру совпадает с тогдашним османским. Письменность была на основе арабской графики, а не латиницы, как сейчас (ее ввел Мустафа Кемаль в 1924 году — отец турецкой республики и турецкой политической нации, первый турок, получивший фамилию «Ататюрк», то есть — отец турок или тюрков). Кто был полноценным османом? Любой мусульманин, подданный султана, вне зависимости от своего этнического происхождения. Все янычары были османами, хотя по происхождению они были христиане — сербы, греки, болгары, румыны, но, как говорят на Балканах, их потурчили. Сделали турками, т.е. заставили принять магометанство (а выйти из него было уже нельзя, это каралось по законам Шариата смертной казнью и эта норма строго соблюдалась до самого конца Османской империи). А неполноценными подданными султана была христианская райя, которая и называла османов «турками».

Русский доброволец в черногорско-турецкой войне 1876-1878 годов описывает осаду крепости и перекличку черногорцев с турками: «Сдавайтесь, турки!» — «Турки не сдаются» — они разговаривали на одном языке, потому что основная масса «турок» в европейской части империи, по сути, была потурченцами, и османского языка не знала, либо же знала слабо и в повседневной жизни применяла все равно свой родной язык, т.е. в данном случае — сербский. Сегодняшние «бошняки» или боснийские мусульмане — это как раз такие потурченцы, чье самоназвание вплоть до середины ХХ века было «турки». Поэтому по мере освобождения сербских, болгарских, греческих земель в начале ХХ века многие деревни и даже городки в один день сбрасывали маску «верных султану османов» и снова становились православными сербами, греками, болгарами, которые зачастую в течение сотен лет были крипто-христианами, вынужденными притворяться магометанами. Аналогичный процесс был в Испании и Португалии с крипто-иудейскими общинами, которые, спасаясь от Инквизиции, были вынуждены мимикрировать и сотни лет притворяться «добрыми католиками». Последняя община крипто-иудеев раскрылась только в 1986 году в португальском городе Белмонти.

Белградские «ястребы» ударили по вековечному врагу — Турции. В 1912 году гражданская война, порожденная переворотом младотурок, ослабила Османскую империю, а конфликт с Италией за Триполитанию (Ливия) создавал уникальные условия. МИД России пытался остановить Сербию. Но при поддержке Черногории, Болгарии и Греции она ощущала в себе силы сокрушить турок. В сентябре 1912 года Балканская лига начала военные действия. Сербская армия освободила Косово и Метохию, впервые с поражения войск князя Лазаря в 1389 в Косовском бою, вооруженные сербы во главе с престолонаследником Александром ступили на косовскую землю. Была освобождена древняя столица, царский град — Призрен. Населенный «турками» Санджак, лежащий между Черногорией и Сербией, был взят, теперь у Сербии и Черногории наконец-то появилась общая граница. Вся Старая Сербия была освобождена от османской 500-летней оккупации. В ноябре Стамбул под ударами Балканской лиги, ощущая угрозу уже и столице, запросил помощи великих держав. Австро-Венгрия объявила мобилизацию. Боевые действия пришлось прекратить, а в Лондоне была созвана международная конференция. Портов на Адриатике Сербия не получила — Австрия, Италия и Германия сумели вновь навязать свою волю России и Франции, хотя про-сербские настроения французского президента Пуанкаре были очень сильны, а сам он настроен очень воинственно.

Территория Сербии увеличилась более чем на 40%. Причем население новых земель было весьма разнородным — не только сербы, но и «турки», арнауты (албанцы). А главное, эти земли были куда более отсталыми, чем предвоенная Сербия. Предстояла тяжелая работа по интеграции этих территорий и правительство Николы Пашича активно за неё принялось. Но на сопредельных османских территориях царил хаос — разлагающаяся страна порождала шайки башибузуков и арнаутов, которые терроризировали христиан, оставшихся на их территории, а нередко совершали набеги и на вновь присоединенные сербские земли.

Тут и произошло первое серьезное столкновение престолонаследника Александра и «Черной Руки» полковника Аписа. Он поддерживал стремление правительства Пашича взять вновь присоединенные территории хотя бы формально под контроль гражданских властей. Военные же, осуществлявшие администрирование этих земель, рассматривали их как оккупированную территорию и не соглашались даже на символическое подчинение правительству в этом вопросе. Угрожая переворотом, «Апис» заставил короля Петра отправить в отставку Николу Пашича и его правительство. В этой ситуации молодой престолонаследник при поддержке русского посла Гартвига выступил с альтернативной позицией и убедил отца изменить свое решение. Но, учитывая, что король уже дал обещание «Апису», он считал себя связанным обязательствами перед ним, а потому принял решение передать власть своему сыну. Прокламация, в соответствии с которой он свою королевскую власть передавал престолонаследнику Александру в связи с «болезнью и долгим лечением», была обнародована за несколько дней до покушения на эрцгерцога Франца Фердинанда.

В этих условиях соратник полковника Димитриевича «Аписа», который к тому времени возглавил военную разведку, майор Танкосич, открыл на вновь присоединенных территориях сеть лагерей, где готовили из молодых юношей — добровольцев 15-16 лет — «комитов» — партизан-диверсантов. Их забрасывали на ту сторону границы, где они боролись с башибузуками и арнаутами, платя им той же монетой. Сербский монах Каллист, ученик епископа Николая (Велимировича) в своих воспоминаниях описывает один из таких лагерей и свой боевой путь — он воевал без перерыва с 1912 по 1919 год. Чуть позже майор Танкосич сыграет важную роль в подготовке выстрела Принципа. К этому времени сербские «ястребы» во главе с полковником «Аписом» уже стали известны общественности как «Черная Рука». В российской историографии их обычно называют «тайная организация», но это не совсем точно. Об их существовании было известно всем, они даже издавали газету «Пьемонт», чья подшивка ждет российских исследователей в белградских архивах.

В 1913 году Сербия не смогла договориться с Болгарией о разделе Македонии, территории очень интересной, на тот момент примерно на 50% населенной «турками» и арнаутами. Оставшиеся 50% славян преимущественно были крестьянами, чей диалект был чем-то средним между сербским и болгарским языками. Таким образом, на тот момент славянское население Македонии могло стать в будущем как сербами, так и болгарами. Тех же, кто определялся как этнический македонец, на тот момент было крайне мало. Даже сегодня, спустя 100 лет, еще рано говорить о формировании македонской нации, хотя сегодня это народ с оформившимся языком, идентичностью и церковью, пусть и непризнанной (Македонская Православная Церковь неканонично отделилась от Сербской Православной в 1967 году). Но до сих пор македонцы живут между двумя полюсами притяжения — Белградом и Софией. Надо сказать, что отношения с Болгарией были омрачены еще в конце XIX века, когда король Милан Обренович в 1885 году развязал военную авантюру против Болгарии, окончившуюся тогда для Сербии поражением — лишь вмешательство Австро-Венгрии позволило восстановить довоенный статус-кво.

После Первой балканской войны в 1912 году, разразилась еще одна балканская война, теперь против Болгарии выступили вместе с Сербией и Черногорией Румыния, Греция и даже Порта, т.е. Турция, сама недавно потерпевшая поражение от Балканской лиги. В течение месяца Болгария была разбита и высокомерному царю Фердинанду, который, по свидетельству Василия Штрандмана, не стеснялся именовать своих подданных-болгар скотом — сам царь был немецких кровей, пришлось капитулировать.

Таким образом, по итогам двух балканских войн сербские «ястребы» получили опытную, обстрелянную армию с высочайшим боевым духом победителей, а сами они еще более укрепили веру в собственные силы, решительность и порыв. Извлекла сербская армия и чисто прагматические уроки — к началу 1914 года оружейный завод в Крагуевце наладил производство ручных гранат, которыми теперь были вооружены все сербские солдаты. Ни одна европейская армия к началу Первой мировой не имела ручных гранат на вооружении, их лишь готовилась принять на вооружение Русская императорская армия (РИА). В основном же, ручная граната считалась оружием опасным, и доверяли её только профессионалам, то есть саперам, которые сами же для себя их и изготавливали.

Не было ясной позиции по будущему Балкан после войн 1912-1913 годов и в Петербурге. Четко демонстрирует это пример разделения русского дипломатического корпуса по этому вопросу. Посланник в Цетинье (Черногория) А.А. Гирс в записке, озаглавленной «Австро-Венгрия, Балканы и Турция. Задачи войны и мира», подготовленной после окончания 2-й Балканской войны, предложил отказаться от односторонней поддержки «авантюрного», как он его обозначил, курса руководства Сербии, в частности, от планов присоединения к ней населенных южными славянами территорий Дунайской монархии (Австро-Венгрии). Гирс предсказывал, что «Великая Сербия» рано или поздно отойдет от России. Гирс, до этого считавший главной задачей балканской политики России борьбу против Австро-Венгрии, анализируя опыт Балканских войн, высказался за коренное изменение курса от конфронтации к сотрудничеству с Дунайской монархией, согласованию интересов обеих держав, вплоть до раздела сфер влияния на Балканах. Однако русский посланник в Белграде, Николай Гартвиг, считал Сербию главной опорой России на полуострове. Поддерживал его и посол в Париже — Извольский, до этого руководивший российским внешнеполитическим ведомством. Характерна запись посла в Вене Шебеко, 3 августа 1914 года, анализируя позицию руководства Австро-Венгрии в дневнике, он записал: «По всему видно, что здесь войны с нами не хотели и очень ее боятся».

ГЛАВА 3

Дунайская монархия и славяне

В этих условиях полковник «Апис» вновь обратил взгляд на Австро-Венгрию. Теперь и она казалась ему по зубам. Что мы знаем об Австро-Венгрии? В основном, она знакома нам по «Похождениям бравого солдата Швейка» чешского писателя Ярослава Гашека. Сегодня Австро-Венгрию удостаивают исключительно негативных эпитетов — и «дряхлая», и «тюрьма народов». Легко ругать несуществующую страну, у которой нет правопреемника, который мог бы за нее заступиться. В 16 — 18 веках именно империя Габсбургов встала на пути находившейся в расцвете сил Османской империи. Именно во владениях Габсбургов спасались сербы от террора османов. В 1690 году патриарх Арсений Чарноевич возглавил исход сербского народа из Косово и Метохии на север, в христианские земли. Сербы населили Срем, Банат, Бачку. Сербский город Сентендре возник в 20 км севернее нынешнего Будапешта.

Сербами укомплектовали Габсбурги Военную границу — границу Австрии и Османской империи. Сербы-граничары несли службу — аналог службы наших казаков — на территории нынешней Хорватии, Воеводины, охраняя покой Европы от экспансии Халифата. В 1848 году в многонациональной Австрии началась гражданская война — амбициозное венгерское дворянство добивалось равных прав с немецко-австрийской элитой. Восстание было подавлено — с одной стороны инициативу проявил хорватский бан Елачич, приведший на усмирение Венгрии хорватов и сербских граничар. С востока вошли русские войска — император Николай I выполнил обязательства, которые взяла на себя Россия в рамках Священного Союза, образованного после разгрома Наполеона. За это Николай получил прозвище «жандарм Европы». В ходе смуты в Австрии появился и современный автономный край Воеводина. Крупнейший город Срема, резиденция Карловацкой патриархии (до 1920 года у сербов было 2 церкви: одна — Карловацкая патриархия на территории Австро-Венгрии, вторая на территории собственно Сербии, после окончания Первой мировой и образования Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев церкви были объединены в единую, поместную Сербскую Православную Церковь) Сремски Карловцы — отразил нападение венгров, когда сербские ополченцы победили в сражении на окраине города. После этого патриарх Райачич собрал народный сход, на котором было заявлено о формировании Сербского Воеводства в составе Австрии.

Но венгры были услышаны. Несмотря на то, что восстание было подавлено, Дунайская монархия трансформировалась в Дуалистическую монархию под властью одного императора. Теперь все земли Австро-Венгрии были разделены на Цислейтанию и Транслейтанию, подчинявшихся соответственно либо Вене, либо Будапешту.

Но существовал и третий, весьма существенный этнический компонент империи — славяне, чье стремление как минимум к самоидентификации и автономии в начале ХХ века становилось все очевиднее. А подстегивала эти процессы роста славянского самосознания, дестабилизировавшие Австро-Венгрию, как раз маленькая Сербия, выступавшая постоянным раздражителем для одних и примером для других. К 1914 году 84-летний император Франц Иосиф занимал престол уже шестое десятилетие. Его же наследник — эрцгерцог Франц Фердинанд считался «другом славян», выступал за преобразование дуалистической империи в триалистическую с выделением Славии со столицей в Праге и даже дома с супругой — графиней Софией Хотек общался преимущественно на чешском языке.

Разумеется, такая позиция наследника по одному из ключевых для будущего государства вопросов была неприемлема для большей части немецкой и венгерской элиты страны. 14 раз с 1912 по 1914 года Генеральный штаб Австро-Венгрии запрашивал и получал отказ политического руководства страны на превентивный удар по Сербии. В мае 1914 года состоялось совещание генштабов Германии и Австро-Венгрии, были окончательно согласованы планы, а насчет сроков фон Мольтке, Глава германского Генштаба, заявил Конраду (Франц Конрад фон Гетцендорф возглавлял австро-венгерский Генштаб): «Всякое промедление ослабляет шансы на успех».

Таким образом, преследуя разные стратегические цели, «ястребы» с разных сторон сходились в одном — нужна война, при этом австро-венгры и сербы мыслили ее как локальный конфликт, а немцы как пролог к «Большой войне», которую они, впрочем, мыслили как «освежающую прогулку».

Не хватало лишь повода для начала боевых действий. Им суждено было стать закланию «жертвенного агнца» — Франца Фердинанда, чья политика компромисса и уступок не устраивала ни одну сторону. По приглашению австро-венгерского наместника Боснии генерала Оскара Потиорека, наследник должен был посетить Сараево 28 июня. Известно об этом было и полковнику «Апису». На встрече в Белграде его подчиненный майор Танкосич выдал оружие — пистолеты системы «Браунинг» и ручные бомбы, произведенные на оружейном заводе в Крагуевце, представителям боснийской социалистической организации «Молодая Босния». Но так как в Сербии все секрет, но ничего не тайна, знал о замыслах «Аписа» и премьер-министр Никола Пашич, который более глубоко понимал возможные будущие последствия, поэтому сербский посол в Вене Йован Йованович достаточно прозрачно намекнул австро-венгерской стороне, что поездка эрцгерцога на маневры в Боснию нежелательна, там ему может грозить опасность. Венским «ястребам» это-то и было нужно, им оставалось лишь «закрыть глаза».

Утром 28 июня в Сараево группа из боевиков «Молодой Боснии», вооруженных майором Танкосичем, во главе с Данилой Иличем, редактором социалистической газеты «Колокол»(«Звоно»), заняла свои позиции по маршруту движения Франца Фердинанда. Тактика их почти полностью копировала ту, что применяли российские «народовольцы» несколькими десятилетиями ранее, охотясь на Государя Александра II Николаевича, и сами обстоятельства убийства Франца Фердинанда очень напоминают убийство Александра II.

Первые два боевика Мухамед Мехмедбашич и Васо Чубрилович испугались и не бросили свои бомбы. Кортеж Франца Фердинанда неспешно проехал мимо них. Тогда шанс осуществить покушение предоставился Неделько Чабриновичу. Он бросил ручную бомбу, но промахнулся — осколки убили шофера другой машины из кортежа и посекли пассажиров и прохожих. Чабринович был схвачен толпой и жестоко избит, полиции с трудом удалось спасти его от растерзания. Сам он проглотил ампулу с цианистым калием, но она не подействовала. Эрцгерцогу предложили свернуть программу визита, однако Потиорек возразил: «Вы что думаете, Сараево кишит убийцами?». После речи в городской ратуше решено было ехать в госпиталь, навестить раненных. На улице Франца Иосифа кортеж принялся разворачиваться — в этот момент рядом оказался Гаврило Принцип, из «Браунинга» он выстрелил в живот Софии Хотек, а после этого попал в шею Францу Фердинанду. После он утверждал, что первым выстрелом намеревался убить Оскара Потиорека. Как и Чабринович, он неудачно попытался отравиться, был жестоко избит толпой. Уже в тюремной больнице ему пришлось отнять руку.

Писатель Стефан Цвейг в опубликованной в 1943 году, посмертно, книге «Вчерашний мир: воспоминания европейца», писал:

«Францу Фердинанду недоставало именно того, без чего в Австрии невозможна подлинная популярность: личного обаяния, человеческой привлекательности и внешней обходительности… Его никогда не видели улыбающимся, так же неприветливо выглядела его жена. Атмосфера вокруг этой пары была леденящая; знали, что у них не было друзей, знали, что старый император всей душой ненавидел Фердинанда, потому что тот не умел тактично скрывать свое нетерпение занять трон. Мое почти мистическое предчувствие, что от этого человека с затылком бульдога и неподвижными, холодными глазами следует ожидать какого-то несчастья, разделяли многие, и в народе сообщение о его убийстве поэтому не вызвало сколько-нибудь глубокого участия… Немало было в Австрии и таких, кто про себя с облегчением думал, что смерть этого наследника старого императора открывала путь к престолу несравненно более популярному молодому эрцгерцогу Карлу (племяннику Франца Фердинанда)».

Последствия сараевского выстрела далеко не сразу стали очевидными. До начала Первой мировой войны оставался еще месяц. Но в Вене уже поговаривали, что группе Илича нужно поставить памятник за такой «подарок», а кайзер Вильгельм II написал на полях донесения о гибели эрцгерцога: «Jetzt oder niemals» — «Теперь или никогда». Что происходило в течение этого месяца? Интенсивные внутренние и внешние консультации, абсолютно незаметные для мирного европейского обывателя, который и не подозревал, на пороге каких событий стоит мир. В течение 2-х недель Вена и Берлин сочиняли ультиматум Сербии. Император Франц Иосиф писал кайзеру Вильгельму: «Нужно, чтобы Сербия, которая является нынче главным двигателем панславянской политики, была уничтожена». 14 июля ультиматум был утвержден, но его вручение задержали до 23 июля — ждали, когда решительный французский президент Раймон Пуанкаре покинет Петербург, где он находился с официальным визитом.

Но даже после составления ультиматума, имелись решительные противники войны. Так, венгерский премьер-министр граф Иштван Тиса, страстный оппонент покойного Франца Фердинанда, считал, что войны надо избежать любой ценой, т.к. поражение уничтожит империю, а победа лишь увеличит нестабильность и шаткое этническое равновесие, ведь потенциальные территориальные приобретения лишь увеличат количество славян, а, значит, вырастет шанс преобразования двуединой монархии в триединую с выделением Чешского королевства, в пользу которого Венгрии придется уступить как минимум Словакию. При этом австрийский премьер-министр граф Карл фон Штюргк был убежден, что связь между славянами Дунайской монархии и славянами зарубежья (т.е. Сербии) может быть разорвана только войной.

Однако Кайзер и посол II Рейха в Вене фон Чиршки сумели убедить Тису в объединенной мощи немецкого оружия и на итоговом коронном совете 19 июля под председательством Франца Иосифа, где решался вопрос о предъявлении Сербии ультиматума, Тиса снял свои принципиальные возражения. Отсчет начала Первой мировой пошел на считанные дни.

23 июля австрийский посол в Белграде Гизль вручил «ноту сербскому правительству по поводу убийства наследника Австро-Венгерского престола» (см. ПРИЛОЖЕНИЕ) премьер-министру Николе Пашичу. В этот же день, в стенах посольства Австро-Венгрии с текстом по сути ультиматума был ознакомлен и российский посланник Гартвиг, страстный сербофил и человек со слабым сердцем. По официальной версии, он был настолько шокирован текстом, что умер от сердечного приступа на месте, с чашкой кофе в руках. Разумеется, в условиях предвоенной паранойи его смерть в Санкт-Петербурге была воспринята однозначно как убийство, что наложило свой отпечаток на события последующих дней. Временным и.о. российского посланника был назначен заместитель Гартвига Василий Штрандман.

В своих мемуарах он описывает эти часы, консультации с Николой Пашичем и престолонаследником Александром, которому он помогал редактировать обращение к Николаю II. Российский министр иностранных дел Сазонов рекомендовал Сербии принять все условия — любой ценой избежать войны. Сербия была готова на любые уступки, был взят под стражу майор Танкосич, фигурировавший в показаниях арестованных в Сараево заговорщиков из «Молодой Боснии». Лишь на один пункт — о допуске на территорию Сербии австрийской следственной группы — Белград дал уклончивый ответ, оставляя возможности для продолжения переговоров. Сам ультиматум вызвал шок в европейских столицах — британский министр иностранных дел сэр Эдвард Грей охарактеризовал его как «самый потрясающий документ, когда-либо посланный одним государством другому». Выслушав доклад Грея на заседании кабинета министров 24 июля, Уинстон Черчилль записал:

«Европа трепещет, находясь на грани всеобщей войны. Австрийский ультиматум Сербии — это возмутительный документ».

Премьер-министр Ллойд Джордж, выступая в палате общин, указал на то, что «современная цивилизация выработала достаточно эффективные способы урегулирования международных споров, главным из которых является здравый и хорошо организованный арбитраж». На это рассчитывала и Сербия, составляя ответ. И Никола Пашич, и престолонаследник Александр считали, что, оставляя пространство для последующих переговоров по вопросу допуска австро-венгерских следственных органов на территорию Сербии, они, тем самым, способствуют передаче дела на арбитраж великих держав в Международный суд в Гааге*, учрежденный по инициативе Николая II. Но ровно через полчаса после истечения срока ультиматума и получения сербского ответа, австрийский посол Гизль сел на поезд и покинул территорию Сербии. Уже с австро-венгерской территории он телеграфировал в Вену, что сербы выполнили не все условия.

—————————————

*сноска — В 1897 году Николай II предложил созвать в Гааге конференцию по разоружению: «Сотни миллионов посвятили себя созданию ужасных машин разрушения, которые, хотя они сегодня считаются последним словом науки, обречены завтра потерять всю свою значимость вследствие новых открытий в той же сфере. Национальная культура, экономический прогресс и обеспечение процветания парализовано, либо сдерживается в своем развитии. Более того, в пропорции к вооружениям, увеличиваемым каждой державой, она, эта держава, все меньше способна достичь целей, которые правительства ставят перед собой.

Экономический кризис, во многом возникающий из-за системы крайнего вооружения, и постоянная опасность, которую несут с собой массовые вооружения, превращают вооруженный мир наших дней в тяжелейшее бремя. Кажется очевидным, что, если такое положение вещей будет сохраняться, это неизбежно поведет к тому самому катаклизму, который страны стараются отвести от себя и ужасы которого заставляют трепетать каждого мыслящего человека».

Было проведено две Гаагских конференции мира в 1899 и 1907 годах. Представленные на первой конференции 26 государств подписали Конвенцию о мирном решении международных столкновений и учреждении Постоянной палаты третейского суда — первого многостороннего учреждения такого рода.

————————————————————————————

25 июля последовал разрыв дипломатических отношений, мобилизация и объявление войны Сербии. Вену охватил восторг, толпы столичных жителей вышли на улицы. Зигмунд Фрейд писал в эти дни: «Впервые за 30 лет я чувствую себя австрийцем!».

Австро-венгерская армия в это время представляла из себя весьма сложное многонациональное формирование: 25% австрийцев, 23% венгров, 17% чехословаков, 11% сербов, хорватов и словенцев, 8% поляков, 8% украинцев, 7% румын, 1% итальянцев. Лояльность многих была сомнительной, учитывая при этом тот факт, что 75% офицеров и унтер-офицеров была австрияками. Существовал особый военный язык — 80 немецких слов, которые должны были понимать все солдаты. Главнокомандующий Конрад знал 7 языков, но в некоторых словацких частях общение с офицерами шло по-английски, вчерашние словацкие крестьяне массово учили этот язык, планируя эмигрировать в Америку. При этом в среде офицеров и высшего командного звена было и значительное количество сербов с Военной границы, так, военно-воздушными силами командовал серб-граничар.

Лояльность граничар под вопрос не ставилась, эти потомственные профессиональные военные более всего ценили преданность однажды данной присяге. А вот жители Срема, находящегося в современной Воеводине, значительно больше ориентировались на Белград, нежели на Вену. До сих пор Вену* называют 2-м по населению сербским городом в мире, правда, этот статус оспаривает Чикаго.

—————————————————————————

*Сегодня живущие в Вене сербы делятся на австро-сербов и сербоавстрийцев — первые сохраняют связь с Родиной, а вторые рассматривают Австрию как свое отечество, разумеется, это деление умозрительно. В Сербской армии также был интересный пример смены идентичности — прусский офицер по фамилии Штурм, серб-лужичанин по национальности, приехал в Сербию во время Балканских войн 1912 — 1913 гг. в качестве добровольца. Он принял православное крещение и фамилию Юришич (от слова Jуриш — наступление). Павле Юришич-Штурм в годы Первой мировой дослужился до чина генерала Сербской армии.

——————————————————————————

В эти июльские дни война Сербии и Австро-Венгрии была уже неизбежна, однако расползания конфликта до общеевропейского масштаба еще можно было избежать. Для понимания ситуации, сложившейся в эти дни, важна телеграфная переписка Государя Николая II и кайзера Вильгельма II, содержащая 10 телеграмм и длившаяся с 29 июля по 1 августа (см. ПРИЛОЖЕНИЕ). Любопытно, что инициатива была взаимной — Николай II отправил свое послание в час ночи, а кайзер Вильгельм встречную — в час сорок пять. Оба, по крайней мере, на словах, стремились к миру, однако к уступкам ни один из них готов не был. Для нашего повествования очень важна одна строка из телеграммы Вильгельма II:

«Дух, который внушил сербам убить собственного короля и его жену, всё ещё господствует в стране. Несомненно, ты согласишься со мной, что мы оба, ты и я, равно как и все иные Государи, разделяем общий интерес: настоять на том, чтобы все, кто несёт моральную ответственность за это смертоубийство, получили заслуженное наказание».

Государь и Кайзер были близкими друзьями и, безусловно, неоднократно обсуждали события 1903 года в Белграде — Кайзер знал отношение Николая к гибели Обреновичей, поэтому использовал именно этот момент для оправдания агрессии Австро-Венгрии, которую старался отпозиционировать как «справедливую войну». Николай же уже в 1-й телеграмме определил ее как «бесчестную». В центре же этого спора вновь был, по сути, все тот же человек — полковник Драгутин Димитриевич «Апис». На полях телеграммы Николая «кузен Вилли» сделал пометку: «Признание его собственной слабости».

Вероятно, возложение коллективной ответственности за события мая 1903 года на весь сербский народ было характерно для всего германского истеблишмента. Так, 29 июля генерал фон Мольтке написал решающий меморандум канцлеру Бетман-Гольвегу: «Ввиду того, что Россия выступила на стороне преступной нации, война, которая на десятилетия уничтожит цивилизацию всей Европы, неминуема…». Показательно, что последствия всеевропейского вооруженного конфликта германской элите также были очевидны изначально.

В 2008 году британский историк Гэри Шеффилд так обозначил причины, приведшие к началу Первой мировой: «В лучшем случае, Германия и Австро-Венгрия начали безрассудную игру, которая пошла у них совершенно не так, как им хотелось. В худшем случае, в 1914 году началась заранее продуманная агрессивная и завоевательная война».

ГЛАВА 4

«Германия превыше всего»

Что же двигало Вильгельмом II, когда он начинал «безрассудную игру»? Давайте рассмотрим ту германскую идеологическую базу, на которой основывал свои судьбоносные решения истеблишмент II Рейха. Процитируем ряд первоисточников, которые позволят нам понять настроения германской, а еще точнее прусской, элиты начала XX века. Еще в 1912 году в дневнике император Вильгельм II записывает:

«Германские народы (Австрия, Германия) будут вести неминуемую войну против славян (русских) и их латинских (галльских) помощников, при этом англо-саксы будут на стороне славян. Причины: жалкая зависть, боязнь обретаемого нами могущества».

В мае 1914 года в Мюнхене вышло эссе приват-доцента Вирта, где, в частности, говорилось:

«В Европе 80 млн немцев противостоят приблизительно 150 млн славян и 115 млн латинян. Было бы безосновательным зачислять всю германскую расу в наши ряды в этой борьбе рас; в главной битве нам придется сражаться в одиночестве, на островную Англию не приходится полагаться в этническом противоборстве, на нее нельзя рассчитывать в культурном или экономическом сопротивлении германской расы Центральной Европы».

К 1914 году общенациональной целью Германии окончательно стала идея «Миттельойропы» — Европы как ассоциации полузависимых стран под германским руководством. Идеолог «Миттельойропы» Винтерштеттен (писавший под псевдонимом Карл Риттер) так обрисовал границы и состав будущего объединения, создаваемого силовым путем под главенством II Рейха:

«Территория будущей Конфедерации будет населена примерно 150 миллионами человек, из них 78 млн немцев, 40 млн славян (составляющих 6 главных племен) и 32 млн членов других рас. Германская империя получит политическое лидерство — это и будет германский империализм».

Наиболее откровенно и концентрированно концепция сторонников «натиска на Восток» была выражена в книге немецкого генерала, военного историка и профессора Фридриха фон Бернарди «Германия и следующая война» (1911 год), поэтому процитирую ее чуть обширнее:

«Германия сегодня в географическом смысле — это только торс старых владений императоров. Большое число германских соотечественников оказалось инкорпорированным в другие государства или превратилось в независимую национальность, как голландцы, которые в свете своего языка и национальных обычаев не могут отрицать своего германского первородства. У Германии украли ее естественные границы; даже исток и устье наиболее характерного германского потока, прославленного германского Рейна, оказались за пределами германской территории. На восточных границах, там, где мощь современной германской империи росла в столетиях войн против славян, владения Германии ныне находятся под угрозой. Волны славянства все ожесточеннее бьются о берег германизма».

И далее:

«Славяне становятся огромной силой. Большие территории, которые прежде были под германским влиянием, ныне снова подчиняются славянской власти и кажутся навсегда потерянными нами. Нынешние русские балтийские провинции были прежде процветающими очагами германской культуры. Германские элементы в Австрии, нашей союзнице, находятся под жестокой угрозой славян; Германия сама открыта постоянному мирному вторжению славянских рабочих. Многие поляки прочно укоренились в сердце Вестфалии. Только слабые меры предпринимаются, чтобы остановить этот поток славянства. Но остановить его требуют не только обязательства перед нашими предками, но и интересы нашего самосохранения, интересы европейской цивилизации. До сих пор не ясно, сможем ли мы остановить этот поток мирными средствами. Возможно, вопрос германского или славянского превосходства будет решен мечом».

И далее:

«Политика выигрыша времени, проводимая Россией, может быть только временной. Требования могущественной империи неизбежно повлекут ее экспансию в направлении морей, будь то на Дальнем Востоке, где она надеется найти незамерзающие гавани, или на средиземноморском направлении, где полумесяц еще сверкает над куполом Святой Софии. После успешной войны Россия едва ли поколеблется захватить устье Вислы, о владении которым она давно мечтает, и тем самым значительно усилиться на Балтике. Доминирующее положение на Балканском полуострове, свободный выход в Средиземное море и сильные позиции на Балтике являются целями европейской политики России. Она рассматривает себя как ведущая держава славянской расы и многие годы поддерживает славянские элементы в Центральной Европе. Панславизм ведет энергичную работу».

С началом боевых действий германская пропаганда стала лишь откровеннее. В отношении России и Сербии кипела расовая ненависть. В августе 1914 года на массовом собрании в муниципалитете Берлина профессор фон Харнак, возглавлявший Королевскую библиотеку, говорил об угрозе западной цивилизации со стороны «цивилизации Орды, которая созывается и управляется деспотами, монгольской цивилизацией московитов. Эта цивилизация не могла вынести уже света 18 века, еще менее — свет 19-го столетия, а сейчас, в 20-м веке, разрывает связи и угрожает нам. Эта неорганизованная азиатская масса, как пески пустыни, стремится засыпать наше плодоносное поле».

Начальник Генерального штаба Германской армии фон Мольтке 4-го августа говорил:

«В этой войне речь идет о сохранении германской цивилизации и ее принципов против нецивилизованного славянства».

В этот же день самый влиятельный военный журнал Германии «Милитервохенблатт» писал: «Россия навязала нам войну без всякой скрупулезности — ради Сербии! Час расплаты, который нельзя больше было откладывать, настал… Если Бог в своей милости дарует нам победу, тогда горе побежденным!».

Чтобы воздействовать на нейтральные страны и общественность стран воюющих, 93 немецких поэта, историка, ученого, священника и музыканта выпустили в октябре 1914 года «Манифест цивилизованному миру»:

«Мы будем вести эту борьбу до самого конца как цивилизованная нация, следующая традициям Гете, Бетховена и Канта».

Присоединился к войне идей и Кайзер: «Я, безусловно, убежден, что страна, которой Бог дал Лютера, Баха, Вагнера, Мольтке, Бисмарка и моего деда, будет еще призвана для великих свершений ради блага человечества».

Была значительно углублена и расширена идея «Миттельойропы». Ведущий германский либерал Науманн опубликовал в октябре одноименную монографию. Основой «Миттельойропы» виделся экономический и таможенный союз Германии и Австро-Венгрии: «Франция должна быть ослаблена, чтобы сделать ее возрождение в качестве великой державы невозможным на все времена. Россия должна быть отброшена назад настолько далеко от германской границы, насколько это возможно, а ее доминирование над нерусскими вассальными народами должно быть сокрушено».

И далее:

«Мы должны создать центральную европейскую экономическую ассоциацию посредством единого таможенного договора, который включал бы в себя Францию, Бельгию, Голландию, Данию, Австро-Венгрию, Польшу и, возможно, Италию, Швецию и Норвегию. Эта ассоциация не будет иметь какой-либо единой конституционно оформленной высшей власти, и все ее члены будут формально равны, но на практике будут находиться под германским руководством и должны стабилизировать германское экономическое доминирование над Миттельойропой».

Канцлер II Рейха Бетман-Гольвег зафиксировал свое видение новой карты Европы. 21 августа 1914 года он писал:

«Привлечь Польшу и другие государства к Империи, центрально-европейской системе дифференциированных тарифов. Великая Германия включит в себя Бельгию, Голландию, Польшу как непосредственные протектораты и Австрию как опосредованный протекторат».

А 9 сентября 1914 года Бетман-Гольвег продолжал:

«Германская Миттельойропа подчинит себе Запад и Восток; уничтожение Франции как великой державы, ликвидация британского влияния на континенте и фактическое изгнание России из Европы обеспечит германскую гегемонию»,

И далее:

«Политическая карта Европы должна измениться, Запад и Восток должны подчиниться Центру Европы».

В канцелярии канцлера пришли к выводу:

«Вся юго-восточная Европа является лежащей у наших дверей культурной колонией».

На пике успехов германского оружия — в 1915 году (13 и 15 октября) канцлер Бетман-Гольвег и главнокомандующий Рейхсвера Фалькенгайн окончательно сформулировали свое видение «Миттельойропы»: это должна была быть центральноевропейская федерация, основанная на базе германо-австро-венгерского союза с вовлечением территории Бельгии и Польши, плюс русские территории на северо-востоке. Относительно Балкан считалось необходимым «высвободить балканские государства от русского влияния».

30 октября 1915 года министр иностранных дел фон Ягов согласился с выработанной схемой. Он оценил возникающую в Европе обстановку следующим образом:

«В ходе столкновения германского и славянского миров панславянские тенденции в России будут укрепляться, и традиционные династические связи между нами и Петербургом будут окончательно похоронены, а Россия останется нашим врагом и в будущем. Следует решить вопрос, не стоит ли необходимость выдворения полуазиатской московитской империи за Буг рассматривать как императивно необходимую, поскольку нынешний поворот истории обязывает нас, как представителей западной культуры, отбросить славян за Эльбу, Одер и Вислу».

В ходе встречи премьера Бетман-Гольвега и министра иностранных дел Австро-Венгрии Буриана 11 ноября 1915 года эта концепция «Миттельойропы» была одобрена и представителем Дунайской монархии.

ГЛАВА 5

Будущее Европы глазами Антанты

А теперь давайте посмотрим, какая идея двигала Российской империей, какое послевоенное устройство Европы видела российская элита.

Российская элита в 1914 – 1917 гг желала видеть Россию после войны играющей в Европе роль, которую в 1870 – 1914 гг играла в ней Германия — роль культурного и индустриального центра. Министр иностранных дел Сазонов твердо обещал не делать в отношении Германии одного — не провоцировать в ней внутреннего развала: «Революция никогда не будет нашим оружием против Германии».

К 14 сентября 1914 года он подготовил проект единых военных целей России, Франции и Британии из 12 пунктов. Для нас наиболее любопытны три из них:

8. Австрия будет представлять собой состоящую из трех частей монархию: Австрийская империя, Королевство Богемия и Королевство Венгрия.

9. Сербия аннексирует Боснию, Герцеговину, Далмацию и северную Албанию.

10. Болгария получит от Сербии компенсацию в Македонии.

Сазонов надеялся на зависимость урезанной Австро-Чехо-Венгрии от России. Тогда бы оптимизированная в размерах Германия едва ли могла претендовать на соперничество в Европе с Россией, имея перед собой объединенную Польшу, славянизированную Дунайскую монархию и трио благодарных России государств — Румынию, Болгарию и Сербию.

1 ноября 1914 года свои соображения о послевоенном устройстве сформулировал и Николай II. В частности он писал:

«Австро-Венгерский союз потерпел крах. Венгрии, лишенной Трансильвании, будет трудно удерживать хорватов. Чехия потребует по меньшей мере автономии — и Австрия, таким образом, сведется к старым наследственным владениям, к немецкому Тиролю и Зальцбургской области».

Обсуждая этот текст, французский посол в Петербурге Палеолог сказал: «Это конец Германской империи». Император Николай согласился: «Пруссия должна стать простым королевством». Не менее важным для России был и вопрос о проливах. Так, князь Трубецкой, русский посол в Сербии, которому передал дела Василий Штрандман (общего языка им найти не удалось) писал Сазонову 9 марта 1915 года:

«Проливы должны принадлежать нам. Если мы сможем получить их от Франции и Британии, борясь с Германией, тем лучше; если нет, будет лучше получить их в союзе с Германией против всех остальных. Если мы потерпим поражение в этом вопросе, вся Россия спросит с нас: за что наши братья проливают кровь?».

Но это, конечно же, была крайняя точка зрения.

20 марта 1915 года британское правительство подписало секретное соглашение с Петроградом (Санкт-Петербург был переименован в Петроград 31 августа 1914 года). Оно соглашалось на аннексию Россией Константинополя, владение проливами Босфор и Дарданеллы, половиной турецких владений в Европе в обмен на российское согласие на любой желательный Лондону вариант раздела оттоманских владений.

Разработанная Уинстоном Черчиллем британская позиция по послевоенному переустройству выглядела следующим образом: не следовало прибегать к разделу Балкан на зоны влияния, предпочтительнее было создание крупной балканской федерации. Эта крупная федерация представляла бы на юго-востоке Европы противовес урезанной Германии и, в то же время, не была бы зависима от России и Франции. Проектируемая балканская федерация по численности населения и по ресурсам равнялась буквально любой европейской стране.

Черчилль писал: «Британия с ее мощью и богатством в будущем может оказать содействие в создании союза тех христианских народов, которые триумфально выступили в первой Балканской войне. Объединив свои ресурсы, балканские государства получили бы преимущества, которые история может им никогда больше не предоставить».

Черчилль подчеркивал, что четыре балканские державы (Греция, Сербия, Румыния, Болгария) провели последнее столетие в борьбе против турецкого ига и могли рассчитывать на часть территории Оттоманской империи и Австро-Венгрии. Сербия уже сражалась на стороне Антанты, Румыния была готова вступить в войну, Болгария смотрела с жадностью на выход к Эгейскому морю (хотя царь Фердинанд занимал прагматичную позицию, аналогичную позиции его единомышленника и товарища, посла России в Сербии, князя Трубецкого — и в течение первых полутора лет сохранял нейтралитет, присматриваясь к обеим коалициям и ожидая более выгодного предложения) и на Константинополь, Греция имела свои виды на Эгейское море. Черчилль полагал, что Румыния должна получить Трансильванию, Сербия — Боснию и Герцеговину (а также Хорватию, Далмацию и Банат), Болгария должна получить Адрианополь и выход к Эгейскому морю, а Греция — часть Малой Азии, примыкающую к Смирне.

ГЛАВА 6

Суд над Гаврилой «Гавро» Принципом

Доктор-психиатр М. Паппенгейм, наблюдавший Принципа в тюрьме, записал в дневнике 5 декабря 1914 года:

«Все время в одиночном заключении. Три дня тому назад сняли цепи. Ночью спит обычно четыре часа. Много говорит о жизни, о любви, не волнуясь. Думает обо всем, особенно о положении его страны. Кое-что слышал о войне. Слышал трагическую весть, что Сербия не существует (доктор преувеличивает, на самом деле, в это время шли уличные бои в Белграде, а Сербия продержится до конца 1915 года). Говорит: «Моему народу приходится тяжело. Мировая война не замедлила бы прийти и без этого» (имеется в виду убийство эрцгерцога Франца Фердинанда). «Был идеалистом, желавшим отомстить за народ. Мотивы — месть и любовь. Вся молодежь была в таком революционном настроении. Брошюры анархистов призывали к убийству. Теперь смотрит иначе; думает, что социальная революция возможна во всей Европе, так как вещи меняются… С ним обращаются неплохо. Все относятся корректно. Но месяц назад совершил попытку самоубийства. Хотел повеситься на полотенце. Глупо надеяться. Рана на груди и на руке. Жизнь, подобная той, которую он ведет, невозможна. В от день в 12 часов дня он не мог есть, был в плохом настроении. Внезапно пришла в голову мысль повеситься. Если бы он имел возможность, то выполнил бы. Думает о родителях и других, но от них нет известий. Тоска. Во время покушения был ранен в голову, в спину и по всему телу. Принял цианистый калий, но был слаб и его вырвало».

Процесс над «Молодой Боснией», обвинявшейся в убийстве эрцгерцога Франца Фердинанда, открылся в окружном суде в здании Военного гарнизонного суда Сараево 12 октября 1914 года. Председатель, обер-юстицрат фон Куринальди, позже ставший католическим монахом, вел себя достаточно корректно, давая высказаться всем сторонам.

Вот характерный диалог Гаврилы Принципа с председателем суда:

— Считаете ли себя виновным?

— Нет.

— Какой Вы политической ориентации?

— Я националист югославянства. Мое стремление — объединить всех югославян в каком угодно государственном образовании и освободить их от Австрии.

— Как Вы планировали это осуществить?

— Террором.

— Где, как и когда Вы пришли к мысли о совершении покушения?

— Когда покойный престолонаследник собрался в Сараево — в марте читал об этом в газетах, мне кажется немецких, в Белграде.

— И тогда Вы решили совершить покушение?

— Да.

У оказавшихся на скамье подсудимых «младобоснийцев» не было единой линии защиты. Один из адвокатов, хорват Премушич, на суде заплакал и объяснил свои слезы душевной болью: ему тяжело защищать убийц человека, который так хорошо относился к хорватам.

А вот защитник Гаврилы Принципа, молодой 24-летний сараевский адвокат Рудольф Цистлер стал подлинным героем процесса. Сын австрийца и хорватки, он обучался в Вене и Загребе и с юности симпатизировал социалистам, так, известно его выступление на первомайской демонстрации в Баня Луке в 1908 году. Доктор Цистлер построил защиту на международном праве. Он заявил, что обвиняемых можно судить за «убийство», но не за «убийство престолонаследника», так как боснийскими законами не предусматривается подобного. Оспорил он и обвинение в государственной измене, основываясь на том, что Сан-Стефанский мир 1878 года, по которому Турция согласилась на оккупацию Боснии Австро-Венгрией, оставлял боснийский суверенитет в руках султана. А так как Босния, в соответствии с решением Берлинского мирного конгресса, последовавшего за Сан-Стефанским мирным договором, не входит в состав Дунайской монархии, следовательно, обвиняемые не могли и отделить ее и присоединить к Сербии. Также он указывал на то, что аннексия Австро-Венгрией Боснии в 1908 году в правовом плане не легитимна и по законам Дунайской монархии, т.к. ее не ратифицировали парламенты Австрии и Венгрии.

По окончании процесса Цистлер в течение 24 часов был депортирован из Сараево. После 4-х лет жизни в Загребе, в 1918 году Цистлер вернулся в Сараево, где развернул медийную кампанию против коллегии судей, осудившей «младобоснийцев». Коллегия во главе с фон Куринальди была в полном составе отправлена на пенсию. Вторая мировая застала Цистлера в Загребе, где усташи арестовывают его и отправляют в концлагерь Керестинец. Спасла от печальной участи его супруга немка, доказавшая, что он не еврей. За всю жизнь доктор Цистлер дал лишь одно интервью в 1937 году и написал книгу «Как я защищал Принципа и товарищей». Скончался Рудольф Цистлер в 1960 году в возрасте 70 лет. В 2013 году в Белграде режиссер Срджан Кольевич приступил к съемкам фильма под названием «Я защищал «Молодую Боснию»», посвященного судьбе этого выдающегося адвоката.

Говоря о том, что было причиной покушения, прокурор Франьо Свара в заключительном слове сказал:

«Причиной этого поступка была великосербская пропаганда, которая толкала сербов против нашей монархии. Великосербская пропаганда сама по себе является государственной изменой».

Наличие этой пропаганды и было главным доказательством того, что Сербия несла ответственность за покушение на Франца Фердинанда.

По-разному держались и обвиняемые. Гаврило Принцип с большим мужеством, все принимал на себя и ставил убийство эрцгерцога себе в заслугу. Неделько Чабринович выражал некоторое раскаяние. В своем последнем слове он сказал:

«Не думайте о нас худо. Мы никогда Австрию не ненавидели, но Австрия не позаботилась о разрешении наших проблем. Мы любили свой собственный народ. Девять десятых его — это рабы-земледельцы, живущие в отвратительной нищете. Мы чувствовали к ним жалость. Ненависти к Габсбургам у нас не было. Против Его Величества Франца Иосифа я ничего не имею… Нас увлекли люди, считавшие Фердинанда ненавистником славянского народа. Никто не говорил нам «Убейте его». Но жили мы в атмосфере, которая делала его убийство естественным… Хотя Принцип изображает героя, наша точка зрения была иная. Конечно, мы хотели стать героями, и все же мы испытываем сожаление. Нас тронули слова: «София, живи для наших детей». Мы все что угодно, но не преступники. От своего имени и от имени моих товарищей, прошу детей убитых простить нас. Пусть суд нас покарает, как ему угодно. Мы не преступники, мы идеалисты, и руководили нами благородные чувства. Мы любили наш народ и умрем за наш идеал».

Принцип тотчас внес поправку:

«Чабринович говорит за самого себя. Но он уклоняется от истины, намекая на то, будто кто-то другой внушил нам мысль о покушении. К этой мысли пришли мы сами, мы ее привели в исполнение. Да, мы любили наш народ. Больше ничего сказать не могу».

Из 24 обвиненных членов «Молодой Боснии» пятеро были приговорены к смертной казни через повешение, но среди них не было Принципа. По тогдашним законам Дунайской монархии, он являлся несовершеннолетним — совершеннолетие наступало по достижении 20-летнего возраста, а несовершеннолетний не мог быть осужден на смерть. 28 июня 1914 года Принципу до несовершеннолетия не хватало 16 дней. Вокруг даты рождения Принципа было много споров, внес сумятицу и фальшивый паспорт, обнаруженный у Принципа при аресте. В конце концов, суд принял на веру записи граховского священника Илии Билибии, который крестил Принципа. Благодаря этому обстоятельству, Принцип жил еще почти 4 года.

Умер Гаврило «Гавро» Принцип в тюрьме г. Терезиенштадт (Чехия) 28 апреля 1918 года. Через 7 месяцев и 3 дня была провозглашена первая Югославия — Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. За несколько дней до смерти Принцип написал кровью на стене камеры (у него была открытая форма туберкулеза в последней стадии): «Наши тени в Вене будут летать по дворцу и пугать господ» — «Наши сенке у Бећу ћу лутати по двору — плашити господу».

ГЛАВА 7

«Восприятие Принципа в первой и второй Югославии и сегодня»

В Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929 г. страна стала называться Югославия) Гаврилу Принципа ни восхваляли, ни порицали. О нем просто умалчивали. Точно также забвению был предан Драгутин Димитриевич «Апис». Логично, учитывая, что король Александр знал истинную подоплеку выстрелов в Сараево и ту цену, что Сербия и ее народ заплатили за эти выстрелы в ходе Первой мировой.

А вот во второй, титовской Югославии (1945-1991г.) отношение радикально изменилось. Новой власти был нужен свой пантеон героев — Гаврила Принцип как социалист, а значит, и идеологический предшественник Тито и его товарищей по КПЮ идеально подходил для этой роли. Благодаря усилиям соратника Тито и его биографа Владимира Дедиера, был реабилитирован и полковник «Апис», это служило очернению династии Карагеоргиевичей. Премьер-министр Никола Пашич и Александр I Карагеоргиевич были объявлены буржуазными реакционными элементами, сторонниками «Большой Сербии», концепции абсолютно враждебной интернациональной Югославии Тито.

В современной Сербии унаследована югославская традиция. По инерции, Принцип продолжает считаться национальным героем. Характерно, что Сербия сегодня новости о героях сербского народа 90-х гг — генерале Ратко Младиче и докторе Радоване Караджиче — стыдливо помещает в разделе «Криминальная хроника», а миф о геноциде в Сребренице безропотно принимается и вводится в оборот.

Когда The New York Times летом 2013 г. поместила Принципа на одну доску с Бин Ладеном, это возмутило сербский официоз и общественность. Но как же миллионы погибших, гибель 3-х империй и выпущенный джинн революции? Думаю, Александр Карагеоргиевич в такой ситуации просто сохранил бы молчание, что он и делал всю свою жизнь.

Характерно интервью драматурга и публициста Бильаны Србльанович летом 2013г., в связи с премьерой на сцене Венского театра ее пьесы «Мне узка эта могила», посвященной Гавриле Принципу. В 90-е госпожа Србльанович была ярым сторонником Республики Сербской, генерала Младича и доктора Караджича. Но революция 5 октября 2000 г. сменила полярность многим деятелям 90-х гг, в том числе и госпоже Србльанович, перешедшей на лево-либеральный фланг. В одном интервью она выражает свою поддержку проведению гей-парада в Сербии и клеймит его противников и тут же переключается на личность Принципа. Причем, лево-либеральные штампы одинаково иррациональны, и лишены логики и в Сербии, и в России. По ее словам, «Принцип не умел стрелять» и «почти не целился». Во-первых это ложь. Майор Танкосич обучил его стрельбе. Во-вторых, что за глупость делать что-то даже этому не обучаясь? Фраза «Почти не целился» призвана доказать, что это была рука Божья или же, что это была вообще случайность и Принцип вообще невиновен? Ну и конечно, представители лево-либерального крыла полностью игнорирует роль полковника «Аписа», а престолонаследник Александр и Никола Пашич для них буржуазные националисты, сторонники «Большой Сербии», как ранее для титовских коммунистов.

Для движения вперед необходимо четкое осмысление прошлого, с четко расставленными приоритетами и знаками плюс/минус. Гаврило Принцип был слепым орудием. Ему, как и полковнику Драгутину Димитриевичу «Апису», при всей привлекательности их романтичного образа не место в пантеоне сербских национальных героев. Для гармоничного будущего развития Сербии как национального государства в пантеон необходимо включить наравне с героями средневекового эпоса — князя Лазаря, Милоша Обилича, Святого Саввы — Николу Пашича и Александра Карагеоргиевича, а также доктора Радована Караджича и генерала Ратко Младича.

ГЛАВА 8

Боевые действия на балканском театре

Начальник Генерального штаба Австро-Венгерской армии генерал Конрад фон Гетцендорф в докладной записке в военную канцелярию императора от 26 мая 1913 г. писал:

«В соответствии со служебным регламентом, часть первая, сообщаю Вам, что проведенное непосредственно после смерти полковника Альфреда Редля, начальника штаба VIII корпуса, расследование показало с полной достоверностью следующие причины его самоубийства:

1) Гомосексуальные связи, которые привели к финансовым затруднениям;

2) Продал агентам иностранной державы служебные документы секретного характера».

Полковник Альфред Редль был завербован русской военной разведкой в 1903 г., по другой версии в 1907 г. В 1900 — 1905 гг. он работал в русском отделе Эвиденцбюро (военная разведка) Генерального штаба Австро-Венгерской армии. А с 1907 по 1911 был заместителем руководителя Эвиденцбюро. Полковник Редль передал русской военной разведке множество ценнейшей информации, в частности план развертывания и вторжения в Сербию. Будучи арестованным и разоблаченным в ходе допроса 25 мая 1913 г. в номере венского отеля «Кломзер» комиссией из офицеров Эвиденцбюро, он признал свою вину. После чего генерал фон Гетцендорф протянул ему пистолет, а все офицеры покинули номер, оставив Редля в одиночестве.

Ещё в конце января 1914 г. Россия заключила военный союз с Сербией. Во время официального визита в Санкт-Петербург премьер-министра Николы Пашича и престолонаседника Александра император Николай II обещал оказать Сербии «всемерную военную помощь» и даже «любую поддержку, которая ей понадобится». Сербия же в свою очередь взяла обязательство координировать свои военные планы с русским генштабом. Такое согласование было проведено в марте-мае 1914 года, причем речь шла о возможных операциях против Австро-Венгрии. Такое же согласование было проведено и с Черногорией, с которой военный союз был восстановлен в ноябре 1913 г., прерванный во время Балканских войн.

Таким образом, у Сербии к началу Первой мировой был точный план действий основного противника. Общая схема была такой: 7 дивизий выдвигаются против Сербии («B-Staffel»), остальное против России («A-Staffel»). Конрад фон Гетцендорф считал готовность своей армии на 12-13 день мобилизации решающим обстоятельством. Возглавил австро-венгерскую группировку, развернутую против Сербии, военный губернатор Боснии генерал Оскар Потиорек, тот самый что сидел в машине рядом с эрцгерцогом Францем Фердинандом. Первый удар войска Дунайской монархии нанесли между реками Сава и Дрина, используя как исходные точки удара Тузлу в Боснии и Сремску Митровицу в Воеводине.

12 августа началась Церская битва.*Сербская армия заняла позиции с южной стороны от Савы и Дрины. В течение двух недель австрийцы старались прорвать сербскую оборону и занять их позиции, но им этого не удалось. Австро-венграм пришлось отступить. Сербская же армия перешла в контрнаступление в Боснии 3 сентября, а в Среме 6 сентября. Но достаточно быстро Сербская армия вынуждена была отступить вновь на территорию Сербии. Из Срема вместе с армией отошла и вновь набранная бригада из сремских добровольцев.

В середине октября Оскар Потиорек начал новое наступление, используя свежие силы. У Сербской же армии был острый дефицит боеприпасов. Было принято политическое решение об эвакуации Белграда. Правительство и иностранные посольства были переведены по железной дороге в Ниш. Белград был оставлен без боя. Одновременно с этим в стране разразилась эпидемия тифа.

Когда Сербская армия откатилась к г. Милановац, наконец прибыли давно ожидаемые боеприпасы из России. 20 ноября сербы перешли в наступление и в ходе Колубарской битвы прорвали Австрийский фронт. Во время битвы показал себя как решительный политик и стратег престолонаследник Александр. В сложный момент, когда поражение казалось неминуемым, воевода Радомир Путник требовал прекратить сопротивление и попросить мира. Престолонаследник заменил его воеводой Живойном Мишичем, чем открыл путь к успешному контрнаступлению. Ещё до конца года территория Сербии была полностью освобождена, включая Белград. До осени 1915 г. на этом фронте установилось равновесие — ни одна из сторон не прибегала к решительным действиям.

Почти год колебался болгарский царь Фердинанд к какому из 2-х блоков примкнуть. В итоге в сентябре 1915 г. победу праздновала дипломатия центральных держав. 6 сентября в Софии между Болгарией и центральными державами была заключена военная конвенция, согласно которой в течение 35 дней с момента её подписания Болгария силами минимум 4 дивизий, а Австро-Венгрия и Германия каждая группировкой по 6 дивизий, должны быть готовы к боевым действиям против Сербии. Возглавил группировку германский генерал Август фон Макензен.

———————————————————————————

*сноска — Этим событиям посвящён фильм «Марш на Дрину»

———————————————————————————-

7 октября 1915 г. австро-немецкие войска начали форсирование Савы и Дуная с целью захвата Белграда. В историю вошёл* подвиг майора Драгутина Гавриловича, командира 2-го батальона 10го пехотного полка. У майора Гавриловича было 3 своих роты, две роты 3-го батальона, отряд белградской жандармерии и 340 добровольцев из Срема. С этими силами майор занимал позиции у слияния рек Сава и Дунай, у крепости Калемегдан. Именно здесь переправлялись на захваченный ранее плацдарм немцы и австрийцы. Несмотря на огонь сербской артиллерии, их становилось всё больше. В этих условиях майор Гаврилович решил провести последнюю контратаку всеми имеющимися у него силами. Около 14:30 он собрал бойцов у кафаны «Ясеница»и произнёс речь, впоследствии ставшую легендарной:

«Герои! Ровно в 15:00 неприятель должен быть разбит вашей стремительной атакой, уничтожен вашими гранатами и штыками. Образ Белграда, нашей столицы, должен быть светлым. Воины! Герои! Генеральный штаб вычеркнул наш полк из штатного расписания, наш полк пожертвован ради чести Белграда и Отечества. Больше вам не нужно беспокоиться о своих жизнях, они больше не существуют. Поэтому вперёд, во славу! За Короля и Отечество! Да здравствует Король! Да здравствует Белград!».

9 октября Белград пал. А 14 октября с Востока на территорию Сербии вошли Болгарские войска. На этот момент Сербская армия имела 12 дивизий (около 300 тысяч человек) и 678 орудий. Союзная Черногорская армия насчитывала около 50 тысяч человек и 135 орудий. Им же противостояла Германо-болгаро-австро-венгерская группировка из 630 тысяч человек, из которых примерно половину составляли болгары. В этих условиях престолонаследник Александр принял решение оставить Сербию. Воевода Живойн Мишич противился этому решению, предлагая провести контрнаступление, а в случае его неуспеха предложить перемирие, поэтому был отправлен престолонаследником в отставку. Сербская армия, правительство, беженцы начали тяжелый путь на юг, сопровождаемый арьергардными боями. Прикрывала их отступление Черногорская армия.

10 ноября в Нише болгары соединились с австро-германцами. 2-я болгарская армия под командованием генерала Тодорова быстро продвинулась к реке Вардар и заняла город Вранье, через который проходила железная дорога, связывавшая Сербию с союзным экспедиционным корпусом в Салониках. Это поставило под угрозу окружения основную часть Сербской армии.

1 декабря в боях у города Призрен (Косово и Метохия) Сербская армия потерпела тяжелое поражение от болгар. Отступление с территории Сербии стало неизбежным. Призрен — столица средневековой Сербии. Здесь в одной из церквей король Петр I Карагеоргиевич закопал свою королевскую корону.

Началось отступление по побережью Адриатики через Черногорию и Албанию. Черногорская армия потерпела тяжелое поражение в Мойковачской битве, прикрывая отход сербов. 11 января австро-венгерские войска вошли в столицу Черногории — город Цетинье. 19 января король Никола I подписал указ о демобилизации армии и капитуляции страны, и бежал вместе с правительством в Италию, а оттуда во Францию. Его внук, престолонаследник Александр в это время пытался спасти остатки своей армии в Албании, требуя срочной помощи у союзников. В последний момент его просьбы были услышаны — Союзный флот эвакуировал остатки армии и беженцев на остров Корфу, а раненых в тунисский порт Бизерта. Эвакуировано было лишь около 15-ти тысяч человек, включая гражданских. Потери Сербской и Черногорской армий составили 90 тысяч убитыми и ранеными и 174 тысячи пленными. Потери центральных держав в операциях против Сербии и Черногории осенью и зимой 1915 г. составили около 67 тысяч убитыми и ранеными.

——————————————————————

*сноска — Например, подвигу майора Гавриловича посвящена песня белградской группы «Белградский Синдикат».

——————————————————————

После реорганизации летом 1916 г. Сербская армия была переброшена на Солунский (Солоникский) фронт. Этот фронт появился в конце 1915 г., когда англо-французские силы высадились в Салониках, в надежде на то, что Греция объявит войну Центральным державам. Но пронемецкий король Константин I успел распустить правительство про-антантовского премьер-министра Элефтериоса Венизелоса до прибытия войск Союзников. В сентябре 1916 г. Союзники фактически оккупировали Грецию. В июне 1917 г. король Константин I по их требованию отрёкся от престола. А его сын — король Александр I вновь назначил премьером Венизелоса и объявил Германии войну. Вместе с тем на протяжении 1916 — 1917 гг этот фронт был очень статичным. Бои 1916 г. в основном складывались в пользу болгар. Сербская армия добилась ограниченных успехов лишь в конце года, 16 ноября освободив кусочек своей территории г. Битоль (ныне Македония).

Тем временем оккупированная Сербия была поделена между Австро-Венгрией и Болгарией. В своей оккупационной зоне болгары проводили политику насильственной болгаризации сербского населения, запретив сербскую кириллицу и Сербскую Православную Церковь. После насильственной мобилизации в Болгарскую армию в 1917 г. вспыхнуло Топличское восстание. Сербские повстанцы за короткое время освободили территорию между горой Копаоник и рекой Южная Морава. В конце марта 1917 г. объединенными усилиями австро-венгров и болгар восстание удалось подавить.

Прорыв Солунского фронта начался 15 сентября 1918 г. когда 2 французские и 1 сербская дивизии на линии Соко — Добро Полье — Ветерник при поддержке 580 орудий перешли в наступление. К вечеру болгарская оборона была прорвана у Доброг Польа. Наступление Антанты развернулось по всему фронту — против 12 болгарских дивизий было задействовано 29 дивизий Союзников. За 10 дней наступление продвинулось на 100 км. На восточном фланге в районе озера Дайран болгары сумели на короткое время сковать 6 британских и греческих дивизий, которые потеряли от 7 до 10 тысяч человек. 21 сентября сдалась 11-я германская армия, в составе которой были только болгарские части. В плен попало 78 тысяч человек, включая 5 генералов. Союзники захватили 10 тысяч лошадей и 500 орудий. 24 сентября в отступающих болгарских войсках вспыхнуло восстание — 30 тысяч солдат отказались воевать, покинули фронт и двинулись в сторону Софии. Восстание было подавлено 217-й германской пехотной дивизией, срочно переброшенной из Крыма.

Поражение Болгарии было очевидно. Уже 13 сентября болгарские эмиссары прибыли в Салоники в ставку французского генерала Эспере и предложили заключить мир с переходом Болгарии на сторону Антанты, на что Эспере ответил кратко: «Невозможно. Вы побеждены и подчинитесь воле победителей». 29 сентября болгарское правительство подписало перемирие, равносильное капитуляции. Болгарская армия по его условиям выводилась с территории Сербии и Греции и демобилизовывалась. 3 октября царь Фердинанд под угрозой переворота отрёкся от престола, передал власть своему сыну — Борису III и навсегда покинул страну. 27 ноября 1919 г. между Болгарией и Антантой в пригороде Парижа Нёйи-сюр-Сен был подписан мирный договор. По условиям договора, Западная Фракия была передана Греции, что лишило Болгарию выхода к Эгейскому морю. Добруджа возвращалась Румынии. Небольшие территории Вардарской Македонии отходили Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев. В целом, население Болгарии уменьшалось на 1/7, а территория на 1/10. Численность армии сокращена до 33 тысяч человек, а ВМФ до 10 кораблей. Болгарии запрещалось иметь авиацию, подводные лодки, тяжёлую артиллерию. Сумма болгарских репараций составила 2,25 млрд. франков золотом (1/4 национального достояния), которые Болгария должна была выплатить в течение 37 лет.

После капитуляции Болагрии, немцы и австро-венгры принялись стягивать силы у г. Ниш, где на укрепленных позициях готовились к обороне 47 батальонов. Но упадок боевого духа был столь силен, что немцы и австро-венгры не смогли остановить 27 сербских батальонов из состава 1-й Сербской армии воеводы Петра Бойовича, которые 12 октября вошли в Ниш. Уже 19 октября Сербская армия вошла в Белград. Полностью освободив территорию Сербии, Королевская армия продолжила боевые действия. 21 октября была образована Адриатическая дивизия, которая двинулась через Албанию и Черногорию к морю и уже 5 ноября вышла в Цетинье, черногорскую столицу.

4 ноября Первая Сербская армия вошла в Боснию, а 2-мя днями позже была торжественно встречена в Сараево.

14 ноября сербские войска вошли в Загреб, а днём позже и в Риеку.

Первая мировая очень дорого обошлась Сербии. В соответствие с данными Мирной конференции в Париже 1919 г., Сербия потеряла 1247435 человек, или 28% населения от всего населения на 1914 год. Из этого числа погибло, умерло от ран или болезней 402435 солдат. Во время отступления через Албанию в 1915 г. погибло 77455 солдат, а в боях на Солунском фронте в 1916-1918 гг. погибло 36477 солдат. В плену были убиты или умерли 81214 солдат. Гражданское же население потеряло 845 тысяч человек. Из 200 тысяч беженцев в 1915 г. ушедших с армией, погибло 140 тысяч человек, а эпидемия тифа 1914-1915 гг еще погубила 360 тысяч человек.

ГЛАВА 9

Солунский процесс

В 1917 году полковник Драгутин Димитриевич «Апис» и его соратники по «Черной руке» были в зените мощи и славы. Готовился прорыв Салоникского или, как тогда говорили, Солунского фронта, Сербская армия перевооружалась и переформировывалась. Возврат домой был лишь вопросом времени. У «Аписа» был лишь один оппонент, мешавший его тотальному могуществу. Им был престолонаследник Александр I Карагеоргиевич. Поведение «Аписа» и его сторонников было провокационно: они не стеснялись громко и вслух говорить о том, что для «всех» возврата в Сербию не будет, а отбор произведут их сабли. Александр хорошо помнил слова отца, сказанные ему накануне начала Первой мировой о том, что «Апис» предан Сербии, а не династии — ее, если будет нужно, он снова готов поменять, как в 1903 году. Поэтому Александр нанес упреждающий неожиданный удар — «Апис» и его ближайшие товарищи были арестованы. Его обвинили в подготовке заговора против династии Карагеоргиевичей и покушении на Александра. Арест «Аписа» и Ко не нашел понимания у сербской общественности, зато благосклонно был воспринят Европой, арестовав цареубийцу (вспомним телеграмму Вильгельма Николаю) он укрепил легитимность собственной династии в глазах международного сообщества.

Военный суд был достаточно быстрым — «Апис» был приговорен к смертной казни и расстрелян в одном из сел, неподалеку от Солуна (сегодняшние Салоники). Сербское общественное мнение негативно восприняло казнь «Аписа», он был популярен в армии и его расстрел в основном трактовали как новый позор Карагеоргиевичей (предыдущий — отступление из Сербии). До сих пор улицы сербских городов покрыты граффити «Црна Рука», что говорит о том знаке, с которым общество воспринимало и воспринимает «Аписа». В 50-е годы, благодаря усилиям соратника и биографа маршала Тито Владимира Дедиера, Солунский процесс повторили и по итогам «Апис» был реабилитирован — в новой коммунистической Югославии выстраивался новый пантеон героев и одно из центральных мест в нем должен был занять Гаврило Принцип, а, следовательно, и «Апис».

ГЛАВА 10

Компьенское перемирие как пролог ко Второй мировой войне

Осенью 1918 года крах II Рейха был уже очевиден. Канцлер Бетман-Гольвег ушел в отставку. 2 октября его место занял племянник кайзера Вильгельма II князь Макс Баденский, но согласился он на это лишь после того, как Кайзер пообещал выполнить два условия: Рейхстаг получал право начинать и заканчивать войну и Кайзер складывал командование над Рейхсвером и Кригсмарине (армией и флотом). В тот же день, вечером, новому канцлеру вручили послание, подписанное Людендорфом и Гинденбургом. Полководцы писали:

«Коллапс салоникского фронта ослабил необходимые для Западного фронта резервы. Невозможно воспользоваться очень большими потерями противника за предшествующие дни. Все это делает заключение перемирия необходимым для того, чтобы избежать дальнейших ненужных жертв Германского народа и его союзников».

Действительно, прорыв Салоникского фронта (в рядах Сербской армии сражался добровольцем и Василий Штрандман) обнажил «мягкое подбрюшье коалиции» — Австро-Венгрию. Еще 14 сентября австрийцы запросили западных союзников о «конфиденциальном и ни к чему не обязывающему обмену мнений», — США, Британия, Франция поочередно отвергли это предложение. 28 сентября болгары начали переговоры с англичанами и французами в Салониках. 30 сентября болгарская армия прекратила огонь.

25 октября генерал Людендорф подал прошение об отставке. По словам американского историка Гилберта, «Доведя Германию до предела истощения ресурсов, он предоставил гражданскому руководству, чье влияние он систематически ослаблял, тяжелую задачу спасения того, что еще можно было вынести из руин». Канцлер Макс Баденский для сохранения внутриполитического мира пригласил в правительство социал-демократов и, заручившись обещанием Гинденбурга, что «армия не будет стараться найти военное решение», направил 4 октября в Вашингтон предложение о начале мирных переговоров. 8 октября предложение было отвергнуто. Занявший место Людендорфа генерал Гренер ясно понимал, что Германия не может вести войну. Тогда же Людендорф заявил, что «через две недели у нас не будет ни Рейха, ни Кайзера — вы увидите это».

Он угадал, прогноз сбылся с точностью до одного дня. Опираясь на поддержку Гинденбурга, Кайзер сперва отказался отречься от трона. Представителю канцлера Макса Баденского он заявил: «Я отказываюсь отрекаться от трона как от просьбы, исходящей от нескольких сот евреев и тысячи рабочих, скажите это вашим хозяевам в Берлине». Но бунтовал уже и Рейхсвер, и Кригсмарине. Макс Баденский уже информировал президента США Вудро Вильсона, что Германия ожидает условий перемирия. Тем временем, в Германии поднялась революционная волна, захлестнувшая страну бунтами. Генерал Гренер отказал Кайзеру в подавлении бунтовщиков силой. 9 ноября пост канцлера занял лидер социалистов Фридрих Эберт. Началась ноябрьская социалистическая революция в Германии. Соглашение о перемирии было подписано 11 ноября в Компьенском лесу.

Командующий американским контингентом генерал Першинг был огорчен: «Я боюсь того, что Германия так и не узнает, что ее сокрушили. Если бы нам дали еще одну неделю, мы бы научили их». Командир 3-й германской армии фон Айнем обратился к войскам: «Непобежденные, вы окончили войну на территории противника». Вирус реваншизма был запущен.

Так в Германии появилась легенда о предателях, подписавших перемирие — обвиняли в этом социалистов-«спартаковцев» и их более умеренных союзников социал-демократов, которые и будут определять курс будущей Веймарской республики. При этом в Компьенском лесу возглавлял немецкую делегацию лидер партии центра Эрцбергер, который как раз пытался упирать на опасность появления большевистского очага в центре Европы, на что французский генералиссимус Фош заявил: «Вы страдаете болезнью потерпевшего поражение. Я не боюсь этого. Западная Европа найдет средства защитить себя от опасности».

22 июня 1919 года Рейхстаг согласился ратифицировать мирный договор за исключением пункта «О виновности за начало войны». Ставший президентом Эверт спросил у генерала Гренера и фельдмаршала Людендорфа, сможет ли Германия защитить себя в случае обострения? Гинденбург молча вышел из комнаты, а Гренер открыто признал, что «на западе Германия обезоружена».

28 июня 1919 года был подписан Версальский мирный договор (см. ПРИЛОЖЕНИЕ) между Германией и «главными союзниками и ассоциированными державами». В самой же Германии продолжалась вялотекущая гражданская война — на улицах городов сражались «спартаковцы» и Добровольческие корпуса («Фрайкоры»).

Таким образом, Первая мировая носила неоконченный характер, а к идеям превосходства германской расы и проекту «Миттельойропы» примешалось горькое чувство поражения, породившее реваншизм. Именно эти слагаемые стали основой той питательной среды, что породили Адольфа Гитлера и НСДАП. Он не придумал ничего нового, он был продуктом своей среды, тем, кто предельно четко артикулировал настроения германских элит. Он не был злым гением-одиночкой, запутавшим наивный немецкий народ — это всего лишь устраивающая всех послевоенная пропагандистская уловка. Он был олицетворением тех чаяний, которыми жил тогда средний бюргер. Да и в НСДАП к слесарю Антону Дрекслеру ефрейтор Гитлер вступил по приказу командования.

70 лет вполне достаточный срок, чтобы беспристрастно взглянуть на Вторую мировую войну, отделить реальность от мифов. Мы воевали не с какой-то сиюминутной идеологией, мы воевали с Прусским проектом, который последовательно воплощался в жизнь с 1870 по 1945 года. Российский историк Анатолий Уткин в фундаментальном труде «Первая мировая война» пишет:

«Первая мировая война знаменует собой первую попытку Германии завладеть лидирующими позициями в Европе и мире в целом»

и далее:

«Европейская гражданская война, коей явилась Первая мировая война и Вторая как ее продолжение, в решительной степени понизила значимость Европы, лишь сейчас начинающей возвращать себе мировую значимость на основе внутриевропейской солидарности и рождающегося единства».

Таким образом, продолжая мысль Уткина, можно констатировать успех 3-й попытки реализации проекта «Миттельойропа» в формате Евросоюза, отсчитывать начало которой можно с 1989 года — объединения ГДР и ФРГ. При этом после провала 2-й попытки (1939 – 1945) канцлер Аденауэр сумел оптимизировать Прусскую модель, исключив силовую агрессию, заменив ее экспансией экономической и тем самым, с одной стороны, сделал Германию интегральной частью Запада, а с другой стороны подготовил почву для успешной реализации 3-й попытки построения «Миттельойропы».

Так выстрел сербского студента Принципа из немецкого «Браунинга» послужил толчком к реализации германской модели развития континентальной Европы, которая стоила европейцам двух кровопролитных войн и воплотилась окончательно в геополитической конструкции под названием «Евросоюз».

ГЛАВА 11

Развал Австро-Венгрии и создание Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев

Идея создания объединенного государства всех южных славян развивалась с середины XIX века. Слабость Турции и усиление Сербии, Болгарии и Греции после Берлинского конгресса породили среди славян Австро-Венгрии надежду на осуществление этой мечты, но одновременно и настороженность австро-венгерских и итальянских властей. В Сербии существовало три основных концепции объединения. Первая говорила о необходимости объединения Сербии и Болгарии, вторая была выражена в «Начертании» Илии Гарашанина и провозглашала необходимость создания общего южно-славянского государства. Идеологом третьей концепции был Светозар Милетич, который выступал за создание широкой Балканской федерации.

У южных славян Австро-Венгрии было в свою очередь две своих основных концепции. Первая утверждала необходимость создания южно-славянской территориальной единицы в составе Австро-Венгрии (преобразование дуалистической монархии в триалистическую), а вторая провозглашала необходимость создания независимого южно-славянского государства.

Военные цели Сербии были сформулированы 7 декабря 1914 года в Нишской декларации, утвержденной Народной Скупщиной. Там говорилось о том, что борьба идет за «освобождение и объединение всех не освобожденных братьев». Престолонаследник Александр как верховный командующий в своих прокламациях и обращениях к армии и народу чаще всего говорил о том, что цель борьбы это освобождение всего Сербства и создание большой Сербии. Идеология югославизма вызывала его настороженность, но открыто он не выступал с ее критикой. Весной 1915 года в Париже эмигрантами из Австро-Венгрии был сформирован Югославянский комитет, возглавил который хорват Анте Трумбич.

В ноябре 1916 года закончилось «вечное» — почти 70-летнее правление императора Франца-Иосифа. На австро-венгерский трон взошел Карл I, который сразу же начал поиски компромисса с союзниками, поручив это министру иностранных дел графу Чернину.

В начале 1917 года в Вене уже почти открыто стали звучать речи о необходимости начать мирные переговоры, пока военная удача не отвернулась от центральных держав. Граф Чернин 12 января предложил кабинету министров начать поиски мирного решения. Подстегивала его и Римская декларация союзников, провозгласившая одной из целей войны освобождение народов, находящихся «под пятой Габсбургов» — поляков, чехов, словаков, словенцев, хорватов, сербов, румын.

30 мая 1917 года впервые с начала войны собрался Австрийский парламент (Рейхстаг), где польские депутаты сразу же выдвинули идею независимости Польши, а их коллеги сербы, хорваты и словенцы создали «Югославский парламентский клуб». Как председатель вновь образованного парламентского клуба с так называемой Майской декларацией выступил словенский общественный деятель и католический священник Антон Корошец. Пытаясь обуздать ситуацию, император Карл пообещал создать после окончания войны более национально ориентированную конституцию.

20 июля 1917 года была принята Корфская декларация, основой которой стал компромисс между идеей «Большой Сербии», которую поддерживал премьер-министр Никола Пашич, и Югославянским комитетом во главе с хорватом Анте Трумбичем и словенцем Антоном Корошцем, которые опирались на позицию великих держав о необходимости создания широкой балканской федерации славян под скипетром Карагеоргиевичей. Президент США Вудро Вильсон и союзники считали, что будущая федерация должна быть максимально широкой, что и обусловило конечные условия соглашения.

Стороны пришли к соглашению по следующим пунктам. Называться новое государство должно было Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, а по форме государственного устройства быть конституционной, парламентской демократической монархией во главе с династией Карагеоргиевич, а сербы, хорваты и словенцы — это один народ с тремя именами.

14 октября 1918 года Франция официально признала Чехословацкий национальный совет во главе с Томашем Масариком правительством будущей Чехословакии. В ответ на это император Карл 16 октября опубликовал манифест, где пообещал свободу федерального политического устройства семи национальностям Австро-Венгрии: чехам, словакам, полякам, хорватам, словенцам, сербам и румынам. Но еще в начале 1918 года президент США Вудро Вильсон в программной внешнеполитической речи, более известной как «14 пунктов» (см. ПРИЛОЖЕНИЕ), обещал народам Австро-Венгрии «самые свободные возможности автономного развития», поэтому через 4 дня после заявления императора Карла, Вильсон резко потребовал не придания этим национальностям права федерального устройства, а реализации их права полного национального самоопределения.

28 октября 1918 года Австро-Венгрия запросила перемирия. Союз Австрии с Венгрией распался, мирные переговоры они вели с союзниками уже по отдельности. Немецкоязычные депутаты Рейхстага объявили себя Временным национальным собранием немецкой Австрии, а 30 октября провозгласили ее присоединение к Германии как неотъемлемой составной части, однако позже Антанта не признала этот первый аншлюс. В Венгрии же в этот же день началась социалистическая революция. 11 ноября император Карл I подписал отречение от венского и будапештского престолов.

4 октября в Загребе было сформировано Народное вече словенцев, хорватов и сербов с целью создания независимого государства южных славян на территории бывшей Австро-Венгрии с названием «Государство Словенцев, Хорватов и Сербов».

29 октября Хорватский собор разорвал все государственно-правовые отношения с Веной и Будапештом. Так как итальянцы претендовали на земли вновь образованного «Государства Словенцев, Хорватов и Сербов», то новая государственная формация обратилась за помощью к Сербской армии с просьбой «защитить национальные территории юго-славян». В начале ноября Сербская армия вошла в Загреб.

Народное Вече в Загребе 25 ноября приняло решение о том, что югославянские территории Австро-Венгрии («Государство Словенцев, Хорватов и Сербов») объединяются с Сербией в новое государство. Характерно, что ранее престолонаследник Александр отказался подписать Женевскую декларацию, в соответствии с которой «Государство Словенцев, Хорватов и Сербов» должно было составить конфедерацию с Сербией.

Вслед за Хорватией и другие славянские земли из состава Австро-Венгрии заявили о вхождении в состав королевства Сербия.

Большая народная Скупщина в Нови-Саде 25 ноября приняла решение о присоединении Баната, Бачки и Бараньи.

24 ноября сбор депутатов народных вече Срема в г. Рума принял решение о присоединении Срема к Сербии.

Большая народная Скупщина в Подгорице 26 ноября свергла с престола династию Петрович-Ньегошей и приняла решение о присоединении Черногории к Сербии (при этом не будем забывать, что сербский престолонаследник Александр был внуком Николы I Петровича-Ньегоша, оставившего престол в 1915 году и покинувшего страну).

28 ноября Вече Народных депутатов Боснии и Герцеговины огласило решение о присоединении к Сербии.

В итоге, 1 декабря 1918 года было провозглашено Королевство СХС, где неоднородность объединенных регионов была столь велика, что только правовых систем было 6 штук и все это предстояло интегрировать в единое пространство Белграду. Идея создания большой Югославии не особенно прельщала премьер-министра Николу Пашича. Прагматик, уже столкнувшийся с практическими сложностями интеграции в государственную систему Сербии новых земель, приобретенных после Балканских войн, отчетливо отдавал себе отчет в предстоящих сложностях государственного строительства. Более жизнеспособная концепция собирания всех сербских земель «создание Большой Сербии» (по-сербски «Велика Србиjа») была Николе Пашичу, как и престолонаследнику Александру, куда ближе, но противостоять воле великих держав они вряд ли могли, а те, в свою очередь, видели будущее южных славян на Балканах в едином государстве. Именно создание той самой первой Югославии породило кровавую междоусобную войну в 1941 – 1945 гг, трагедию жертв Ясеноваца и других усташских концлагерей, войны распада 1991 – 1995 гг.

Мирный договор Австрии с Антантой был подписан 10 сентября 1919 года в парижском предместье Сен-Жермен-ан-Ле. Австрия признала отделение Венгрии, Чехословакии и соглашалась на ряд территориальных уступок. В частности, Королевству СХС отошла Далмация, часть Западной Краины, Каринтии и Штирии.

Трианонский мирный договор между Антантой и Венгрией был подписан 4 июня 1920 года в Большом Трианонском дворце Версаля. В частности, он санкционировал передачу Королевству СХС Хорватии, Бачки и западной части Баната. В результате Трианонского мирного договора, Венгрия лишилась 77% территории и 59% населения, в том числе 5 млн этнических венгров. По случаю заключения договора был объявлен национальный траур, все официальные флаги были приспущены вплоть до 1938 года. В школах ученики каждый день перед уроками читали молитву о воссоединении Венгрии.

На территории Австро-Венгрии сегодня расположено полностью или частично 13 европейских государств. Австро-Венгрия, которую называли «тюрьма народов» (впервые этот термин был применен именно к Австро-Венгрии и лишь потом к Российской империи) до сих пор является единым культурным пространством — от Триеста до Львова, от Нови Сада до Праги. Именно Австро-Венгрия была последней наследницей универсалистской модели единой Европы, воплощавшейся в средние века в Священной Римской империи, а сегодня возродившейся уже в новой форме, в обличии Евросоюза.

Появившиеся на месте Австро-Венгрии молодые национальные государства сразу же погрязли во взаимной грызне. Практически сразу выявились и неразрешимые противоречия между национальными элитами этносов, составивших Королевство СХС. Так, 29 июня 1921 года престолонаследник Александр в Народной Скупщине Королевства принес клятву Конституции, позже названной Видовданской, присутствовали все, кроме депутатов Хорватской крестьянской партии и коммунистов. Коммунистическая партия Югославии была основана в апреле 1919 года. Уже на четвертом съезде КПЮ было задекларировано создание независимых государств Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, Македонии. Косово должно было быть присоединено к Албании, а север Веоводины — к Венгрии.

Погиб король Александр I Освободитель так же, как и Франц Фердинанд, от рук южных славян — борцов за социальную справедливость и национальное самоопределение. 9 октября 1934 года в Марселе боевик ВМРО (Внутренней македонской революционной организации) Величко Георгиев при помощи хорватских усташей (После установления единоличной диктатуры 6 октября 1929 года и переименования страны из Королевства СХС в Королевство Югославия королем Александром, часть депутатов Скупщины из Хорватской партии права, в том числе Анте Павелич, уехали в эмиграцию и создали Усташскую организацию в Италии, где им покровительствовал Бенито Муссолини, имевший экспансионистские планы в отношении территории Югославии) застрелил Александра. По словам британского министра иностранных дел Энтони Идена, «марсельская стрельба была первыми выстрелами Второй мировой войны». Последними словами Александра Карагеоргиевича было: «Берегите мою Югославию». Хотя подлинным ее отцом был, конечно же, полковник Драгутин Димитриевич «Апис», так и не увидевший своими глазами конечную реализацию своего плана объединения южных славян вокруг Белграда, приведший к двум балканским и мировой войне.

ГЛАВА 12

Белый проект

Над Чёрным морем, над белым Крымом

Летела слава России дымом.

Над голубыми полями клевера

Летели горе и гибель с севера.

Летели русские пули градом,

Убили друга со мною рядом,

И Ангел плакал над мёртвым ангелом…

— Мы уходили за море с Врангелем.

(поэт Владимир Смоленский)

Выстрел в Сараево повлек за собой гибель трех европейских континентальных монархий. И если германские фрайкоры на осколках Второго Рейха задавили гидру революции, то российское контрреволюционное движение было вынуждено с боями отступить, а после вообще эвакуироваться с Родины. В этом году вновь стал популярен по понятным причинам роман Василия Аксенова «Остров Крым». Давайте немного углубимся в реконструкцию альтернативных сценариев развития истории и посмотрим, а были ли шансы у Белого проекта и почему он не был реализован в измерении нашей реальности.

В ноябре 1920 года Русская армия, сохраняя дисциплину и порядок, эвакуировалась из Крыма — более 100 тысяч человек, из них около 50 тысяч чинов Русской армии, ушли «за море с Врангелем». Союзники по Антанте, чьи оккупационные войска стояли в Турции, определили русским эвакуированным частям в качестве места стоянки полуостров Галлиполи, прославившийся как плацдарм и место одноименной битвы экспедиционного корпуса АНЗАК-ов (Австралийский и Новозеландский Корпус Королевской армии) в 1915 году. Остатки Черноморского флота были выведены в Тунис, на стоянку в порт Бизерта. Петр Николаевич Врангель и его штаб горели идеей продолжения Белой борьбы, но французы, былые союзники по Антанте, администрировавшие в этот момент турецкую территорию, уже сделали новые ставки — на победителя. Их приоритетом стали отношения с молодой Советской властью, а Русская армия в Галлиполи была серьезным препятствием на пути нормализации отношений Франции и Советской России. Русская армия была практически полностью разоружена французами, появились серьезные проблемы в снабжении, активно распространялась советская агитация, призывающая к возвращению на Родину, о судьбе же оставшихся в Крыму белых, практически полностью уничтоженных под руководством комиссаров Белы Куна и Землячки, умалчивалось. В этих условиях уже к весне 1921 года стало ясно, что о продолжении Белой борьбы не может быть и речи. Но был иной вариант — эвакуация Армии в дружественное Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, чей король Александр был готов принять Армию. Пережив ужасы отступления из Сербии в 1915 году, эвакуацию с побережья Албании на Корфу, отношение к армии без страны на Солунском фронте в 1916-1918 годах Александр Карагеоргиевич искренне сочувствовал эвакуированной из Крыма Русской армии генерала Врангеля. В ней он видел остаток той царской России, которую он знал и любил, той России, что не раздумывая о собственной выгоде, пришла на помощь Сербии в июле 1914 года. Поэтому он считал своим долгом принять и разместить и армию, и беженцев. Однако французов такой вариант не устраивал, они настаивали на полном роспуске Армии и возвращении нижних чинов обратно в Россию.

По воспоминаниям генерала Витковского, командовавшего Дроздовской дивизией до осени 1920 года, когда он сдал командование генералу Туркулу, Главный штаб Русской армии в Галлиполи прибег к следующей военной хитрости. Зная, что штаб инфильтрирован французской агентурой, Петр Николаевич Врангель инициировал обсуждение следующего плана. Раз французы не позволяют армии организованно отбыть на Балканы, армия уйдет туда в походном порядке, оккупировав лежащий по пути Константинополь, чей гарнизон составлял всего лишь два батальона Колониальных войск. Напуганное полученной информацией о решимости Русской армии, французское командование обеспечило условия для организованного перемещения на Балканы — 1-й армейский корпус в Королевство СХС, а казачьи части в Болгарию.

Но что бы произошло, если бы Русская армия действительно заняла Константинополь, который был обещан России Антантой? С правовой точки зрения это могло быть обосновано тем, что 20 марта 1915 года британское правительство подписало секретное соглашение с Петроградом, оно соглашалось на аннексию Россией Константинополя, владение Босфором и Дарданеллами, половиной турецких владений в Европе в ответ на российское согласие на любой желательный Лондону вариант раздела оттоманских владений. Ни представители Советской России, ни представители Белого движения, которое было официально признано Антантой не были представлены на Мирной конференции в Версале, Россия была полностью проигнорирована. Но для обоснования занятия Константинополя соглашения 1915 года хватило бы, а 50 тысяч решительных ветеранов с высоким боевым духом под триколором лишь прибавили бы такому решению легитимности.

При этом произошло бы это событие на фоне развивающегося греко-турецкого конфликта. К 1921 греческая армия взяла Константинополь и зашла вглубь Малой Азии, где была разбита и изгнана турецкими войсками под руководством Мустафы Кемаля-паши Ататюрка. Возможно, Русская армия в Константинополе стала бы тем необходимым грекам для победы резервом и сценарий Василия Аксенова о временной базе эвакуации армии смог бы реализоваться в Анатолии и Малой Азии в формате российско-греческого государства. История многовариативна и это лишь один из возможных нереализованных сценариев. У любой суверенной территории должна быть армия, а у армии должна быть территория. Одного без другого не бывает. Но, к сожалению, П.Н. Врангель не рискнул порвать шаблон и обрести необходимую территорию. Концепция «армии без территории», которой вынужденно придерживались руководители Русской армии, эвакуированной из Крыма, в 1921 году реализованная как трансформация армии в общественную организацию (РОВС — Русский общевоинский Союз) через распыление войск в ожидании «весеннего похода», который так никогда и не состоялся, была изначально проигрышной. Белому движению не хватало политиков, в то время как военных было в избытке. Психология же военного не приспособлена для принятия политических решений, она прямая, «заточена» на исполнение приказа, а не генерацию новых смыслов в постоянно изменяющихся, динамичных условиях.

В ситуации постверсальского мира лидеры Белого движения оказались заложниками восприятия мира образца 1914 года. Они мыслили категориями «союзники» / противники в условиях, когда ситуация изменилась диаметрально, и ожидали от стран-участниц Антанты (когда Антанта уже отошла в прошлое) исполнения неких обязательств, которыми сами союзники обремененными себя давно не считали, у их политики уже были новые приоритеты, цели, задачи. Мир радикально изменился, а лидеры Белого движения этого не заметили.

Отсутствие серьезного политического содержания было слабым местом Белого проекта в целом, однако винить в этом профессиональных военных, вставших во главе русской контрреволюции, нельзя — они были профессионалами в своем деле, на поле боя, а вот на поле идеологии, конечно же, проигрывали профессиональным политикам-революционерам, оттачивавшим свое мастерство на протяжении десятилетий ссылок, подполья, эмиграции.

Чему нас учит пример П.Н. Врангеля и крымской / посткрымской эпопеи Русской армии? Добровольно отказываясь от ресурса, поверив чьим-либо обещаниям, любой актор политического процесса в итоге отказывается от права голоса — восстановить же ресурс, гарантирующий право голоса / участия в собственной судьбе, никто не даст. В отсутствие ресурса соблюдать какие-либо данные ранее обещания, либо вести новые переговоры не будет никто, максимум будут диктовать свою волю, это Realpolitik. Этот социально-политический закон применим и на микро, и на макроуровне в общественно-политической жизни и не только.

Заключение

«Первая мировая война фактически разрушила оптимистическую культуру Европы, сняла все достижения столетия посленаполеоновского мира, сделала насилие легитимным орудием разрешения международных споров и инструментом социальных перемен. Она оставила после себя невиданное озлобление народов, выплеснувшихся в отчуждение 20-30-х годов и кровавую драму Второй мировой войны» / А.И. Уткин, «Первая мировая война».

Полковник Драгутин Димитриевич «Апис», несомненно, был патриотом своего народа. Патриотом ярым. Стремился собрать все Сербство и его земли в одном государстве любой ценой. Но что получилось в итоге? Получилась Югославия, раздираемая неразрешимыми этнорелигиозными противоречиями, в итоге породившими и усташскую систему концлагерей «Ясеновац», которая по порожденным ею ужасам может посоревноваться с Освенцимом-Биркенау, и наследовавший им титовский «Голи Оток», и, как закономерный финал, кровавый распад Югославии в 90-е гг ХХ века.

Сегодня Сербия съежилась практически до размеров 1912 года (Воеводина и Санджак, не входившие тогда в состав Сербии, сегодня имеют ярко выраженные тенденции к крайнему автономизму, вплоть до сепаратизма. И если воеводинских автономистов поддерживает в некоторой степени Брюссель и активно Будапешт, то санджаклии пользуются покровительством Стамбула, турецкий лидер Эрдоган неоднократно заявлял, что «Санджак — это Турция». При президенте Борисе Тадиче Воеводина как автономный край получила собственную конституцию, во многом противоречащую сербской, наладила прямые отношения с Брюсселем, минуя Белград, а Санджак в то же время начал активно открывать собственные представительства — «почти посольства» в разных странах. После победы Томислава Николича на президентских выборах 2012 года, эта тенденция стала менее острой, но, тем не менее, она сохраняется). По сути, реализацию Сербского национального проекта нужно начинать сначала, но уже другими методами, более эффективными, грубая сила доказала свою неэффективность, пришла эпоха soft и smart power.

Пример «Аписа» — предостережение тем «ястребам», что стремятся получить быстрый результат любой ценой. В любом государстве есть «ястребы» и «голуби», правые и левые. Компромисс между всеми этими силами и есть тот общественный договор, что определяет курс развития страны. Но когда одна из сил начинает перевешивать, когда уходит противовес, в итоге бывает беда. Особенно это актуально для современной России, которая вышла из «Веймарского» периода и теперь, подгоняемая синдромом реваншизма, стремится как можно быстрее собрать утерянные в 1991 году земли и возродить свое влияние в мире. В этом нет ничего плохого, отнюдь. Вопрос лишь в методах. Есть быстрые и решительные — они эффективны на коротком историческом промежутке. А есть более фундаментальные и основательные, но их результаты можно и не увидеть при собственной жизни, зато они куда менее кровавые, а их результаты куда более долговременные.

Что бы случилось с Австро-Венгрией, если бы не выстрел Принципа в престолонаследника Франца Фердинанда? Вероятно, по смерти императора Франца Иосифа страна бы вошла в кризис, откуда бы вышла триединым государством более менее бескровно. «Браунинг» Принципа рикошетом поразил и Российскую империю, послужив толчком для «эффекта домино», породившего революционную смуту и последующее выпадание России более чем на 70 лет из европейского пространства.

Остро чувствовал начало этого губительного процесса и его последствия русский философ Николай Бердяев. В 1918 году в работе «Судьба России» он писал, пророчески предупреждая:

«Европеизация России необходима и неотвратима. Россия должна стать для Европы внутренней, а не внешней силой, силой творчески преображающей. Для этого Россия должна быть культурно преображена по-европейски. Отсталость России не есть своеобразие России. Своеобразие более всего должно быть обнаружено на высших, а не низших стадиях развития».

Вместо этого элита нации — первая волна Русской эмиграции — вынуждена была покинуть Родину, к сегодняшнему дню практически полностью растворившись, но тем не менее, оставив богатое историческое, духовное и культурное наследие. Россия же тем временем была подвергнута бухаринскому «массовому понижению культуры», последствия этого торжества плебса мы наблюдаем до сих пор. По словам российского историка Анатолия Уткина, «она (Первая мировая война — прим. авт) свергла культуру с пьедестала всеобщего поклонения, она вульгаризировала обстоятельства жизни, она сделала высокое смешным, низкое притягательным, посредственное всеобщим».

А что принес выстрел Принципа Европе в целом? Итогом Первой мировой стало начало новой эпохи — эпохи национальных государств и массовой демократии (всеобщего избирательного права). Старая размеренная консервативная Европа с джентельменами в котелках и избирательным цензом ушла в прошлое, уступила место Европе новой, Европе плебса, неосознанно стремящегося к тоталитаризму, закончилось это Второй мировой войной. В 1914 году был возможен относительно честный процесс над «Молодой Боснией», а вот уже в 30-е уважение к Закону сменилось на обслуживание сиюминутных идеолого-политических нужд: мы видим это и на московских процессах 30-х годов, и в Германии в ходе череды процессов, начатых кукловодским судом над поджигателями Рейхстага, видели и в Нюрнберге в 1945 году. Суд окончательно превратился в театральное представление. По словам американского историка Кигана, «Довоенная Европа, хотя и была имперским центром, вызывала уважение приверженностью принципам конституционализма, правлением закона и представительными правительствами. Послевоенная Европа лишилась доверия к этим принципам».

И полковник «Апис», и Гаврило Принцип стремились быть акторами мировой истории. Они были из тех, кого описали Стругацкие в «Обитаемом острове» как людей из того меньшинства, у которого «болит голова, когда работают излучатели послушности», они были пассионариями. И они заслуживают не черно-белого клише, однозначно назначающего их в «герои», либо «злодеи», а всестороннего изучения и понимания, с выключенными эмоциями. Они не плоско-двумерны, они выпуклы, они 3D. Так давайте рассматривать их именно так, через призму объективности и реальности, пытаясь извлечь какие-то уроки для будущего из их примера. Как писал английский историк, капитан Бэзил Лиддел-Гарт, участник Первой мировой и автор одного из наиболее фундаментальных трудов по ее истории, «подлинной задачей историка является дистилляция опыта как медицинского предупреждения будущим поколениям, а не дистиллирование самого лекарства. Выполнив свою задачу в пределах своих способностей и честности, он достигнет своей цели».

Автор: Илья Витальевич Горячев, июнь 2013 — октябрь 2014 года; Центральни окружни затвор, Београд, Србиjа — «Лефортово» — Бутырский тюремный замок — СИЗО «Капотня».

ПРИЛОЖЕНИЯ

I. Нота Австро-Венгрии Сербии

Австрия передала в Белград ультиматум с требованием подавления великосербского движения и с указанием 48-часового срока для ответа.

«Сербия признала, что права ее не были затронуты свершившимся фактом, созданным в Боснии и Герцеговине, и что, следовательно, она будет сообразоваться с теми решениями, которые будут приняты державами по отношению к статье 25 берлинского трактата. Подчиняясь советам великих держав, Сербия обязалась впредь отказаться от того положения протеста и оппозиции, по вопросу об аннексии, которую она занимала с прошлой осени, и обязалась кроме того изменить курс своей настоящей политики по отношении к Австро-Венгрии, чтобы впредь поддерживать с названной державой добрососедские отношения. Между тем, история последних лет и в частности прискорбное событие 15 июня (по старому стилю, по новому — 28 июня, день убийства в Сараево — РП) доказали существование в Сербии революционного движения, имеющего целью отторгнуть от австро-венгерской монархии некоторые части ее территории.

Движение это, зародившееся на глазах у сербского правительства, в конце концов, дошло до того, что стало проявляться за пределами территории королевства в актах терроризма, в серии покушений и в убийствах. Королевское сербское правительство не только не выполнило формальных обязательств, заключающихся в декларации 18 (31) марта 1909 г., но даже не приняло никаких мер, чтобы подавить это движение.

Оно допускало преступную деятельность различных обществ и организаций, направленную против монархии, распущенный тон в печати, прославление виновников покушения, участие офицеров и чиновников в революционных выступлениях, вредную пропаганду в учебных заведениях, наконец, оно допускает все манифестации, которые могли возбудить в сербском населении ненависть к монархии и презрение к ее установлениям.

Эта преступная терпимость королевского сербского правительства не прекратилась даже в момент, когда события 15 прошлого июня показали всему миру ее прискорбные последствия. Из показаний и признаний виновников преступного покушения 15 июня явствует, что сараевское убийство было подготовлено в Белграде, что оружие и взрывчатые вещества, которыми были снабжены убийцы, были доставлены им сербскими офицерами и чиновниками, входящими в состав народной обороны, и что, наконец, переезд преступников с оружием в Боснию был организован и осуществлен начальствующими лицами сербской пограничной службы.

Указанные результаты расследования не позволяют австро-венгерскому правительству сохранять долее то выжидательное и терпеливое положение, которое оно занимало в течение ряда лет по отношению к действиям, намечавшимся в Белграде и пропагандировавшимся оттуда в пределах территории монархии. Эти результаты, напротив, возлагают на него обязанность положить конец пропаганде, являющейся постоянной угрозой для спокойствия монархии. Для достижения этой цели австро-венгерское правительство находится вынужденным просить сербское правительство официально заявить, что оно осуждает пропаганду, направленную против австро-венгерской монархии, т.-е. всю совокупность тенденций, входящих в состав этой пропаганды, и что оно обязуется принять все меры для подавления этой преступной и террористической пропаганды. Дабы придать особо торжественный характер этому обязательству, королевское сербское правительство опубликует на первой странице официального органа от 26 (13) июля нижеследующее заявление:

«Королевское сербское правительство осуждает пропаганду, направленную против Австро-Венгрии, т.-е. совокупность тенденций, имеющих конечной целью отторжение от австро-венгерской монархии частей ее территории, и искренно сожалеет о прискорбных последствиях этих преступных действий. Королевское правительство сожалеет, что сербские офицеры и чиновники сербские участвовали в вышеупомянутой пропаганде и скомпрометировали, таким образом, те добрососедские отношения, поддерживать которые королевское правительство торжественно обязалось в своей декларации, от 18 (31) марта 1909 года. Королевское правительство, порицая также действия населения некоторой части Австро-Венгрии, считает своим долгом формально предупредить офицеров и чиновников и все население королевства, что отныне оно будет принимать самые суровые меры против лиц, виновных в подобных действиях, которые правительство всеми силами будет предупреждать и подавлять».

Это заявление будет немедленно объявлено войскам приказом Его Величества Короля по армии и будет опубликовано в официальном военном органе.

Королевское правительство, кроме того, обязуется:

1) Не допускать никаких публикаций, возбуждающих ненависть и презрение к монархии и проникнутые общей тенденцией, направленной против ее территориальной неприкосновенности.

2) Немедленно закрыть общество, называемое «Народная Одбрана», конфисковать все средства пропаганды этого общества и принять те же меры против других обществ и учреждений в Сербии, занимающихся пропагандой против австро-венгерской монархии. Королевское правительство примет необходимые меры, чтобы воспрепятствовать образованию вновь таких обществ.

3) Незамедлительно исключить из действующих в Сербии программ учебных заведений, как в отношении личного состава учащих, так и в отношении способов обучения, все то, что служит или могло бы служить к распространению пропаганды против Австро-Венгрии.

4) Удалить с военной и административной службы вообще всех офицеров и должностных лиц, виновных по отношению к австро-венгерской монархии, имена которых австро-венгерское правительство оставляет за собою право сообщить сербскому правительству, вместе с указанием совершенных ими деяний.

5) Допустить сотрудничество в Сербии австро-венгерских органов в деле подавления революционного движения, направленного против территориальной неприкосновенности монархии.

6) Произвести судебное расследование против участников заговора 15 июня, находящихся на сербской территории, причем лица, командированные австро-венгерским правительством, примут участие в розысках, вызываемых этим расследованием.

7) Срочно арестовать коменданта Воя-Танкесича, некоего Милана Цыгановича, чиновника сербской государственной службы, скомпрометированного результатами сараевского расследования.

8) Принять действительные меры к воспрепятствованию оказания содействия сербскими властями в незаконной торговле оружием и взрывчатыми веществами через границу и уволить и подвергнуть также суровому наказанию чинов пограничной службы в Шабаце и Лознице, виновных в том, что оказали содействие руководителям сараевского покушения, облегчив им переезд через границу.

9) Дать австро-венгерскому правительству объяснение по поводу совершенно не могущих быть оправданными заявлений высших сербских чинов, как в Сербии, так и за границей, которые, несмотря на занимаемое ими официальное положение, позволили себе после покушения 15 июня высказываться в интервью во враждебном по отношению к австро-венгерской монархии тоне.

10) Без замедления уведомить австро-венгерское правительство об осуществлении указанных в предыдущих пунктах мер.

Австро-венгерское правительство ожидает ответа королевского правительства до 6 часов вечера в субботу 12 (25) текущего месяца. Мемуар, содержащий результаты сараевского следствия, в части, касающейся должностных лиц, упомянутых в пунктах 7 и 8, приложен к этой ноте и гласит: Судебное расследование, произведенное сараевским судом по делу Гаврилы Принципа и соучастников главного убийцы по поводу преступления, совершенного ими 15 минувшего июня, до настоящего времени установило нижеследующие обстоятельства: 1) что заговор, имевший целью убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда во время его пребывания в Сараево, был организован в Белграде Гаврилой Принципом, Неделько Габриновичем, неким Миланом Цыгановичем и Трифко Грабецом при содействии коменданта Воя-Танкесича; 2) что шесть бомб и четыре браунинга с припасами, при помощи которых злоумышленники совершили покушение, были переданы в Белграде Принципу, Габриновичу и Грабецу неким Миланом Цыгановичем и комендантом Воя-Танкесичем; 3) что бомбы эти являются ручными гранатами из сербских военных складов Крагуеваца; 4) что в целях обеспечения успешности покушения Цыганович обучил Принципа, Габриновича и Грабеца способу пользования гранатами и в лесу близ стрельбища Топшибира обучал Принципа и Грабеца стрельбе из рефольвера; 5) что для предоставления Принципу, Габриновичу и Грабецу возможности переезда через границу Боснии и Герцеговины и тайного ввоза туда их оружия Цыгановичем была организована система тайной перевозки. Согласно этой организации ввоз в Боснию и Герцеговину злоумышленниками их оружия был произведен пограничными начальниками в Шабаце (Радой Поповичем) и в Лознице, равно как таможенными чиновниками Рудивой Грбичем в Лознице при содействии разных частных лиц».

II. Переписка Николая II и кайзера Вильгельма II

Царь – Кайзеру, 29 июля, 01:00 (№1)

Петергоф, 29 июля 1914

Sa Majesté l’Empereur

Новый Дворец

Рад, что ты вернулся. Призываю тебя помочь мне в столь серьёзное время. Бесчестная война была объявлена слабой стране. Возмущение в России, полностью разделяемое мною, огромно. Предвижу, что очень скоро давление сломит меня и я буду вынужден принять чрезвычайные меры, которые могут привести к войне. Чтобы избежать такого бедствия, как общеевропейская война, я прошу тебя во имя нашей старой дружбы сделать всё, что в твоих силах, чтобы остановить твоих союзников, прежде чем они зайдут слишком далеко.

Ники

————————————————

Кайзер – Царю, 29 июля, 01:45 (№2)

Эта и предыдущая телеграмма пересеклись. 29 июля 1914

С глубочайшей озабоченностью слышу я о том впечатлении, что производят действия Австрии против Сербии в твоей стране. Та беспринципная агитация, что велась в Сербии годами, вылилась в ужасающее преступление, жертвою которого пал эрцгерцог Франц Фердинанд. Дух, который внушил сербам убить собственного короля и его жену, всё ещё господствует в стране. Несомненно, ты согласишься со мной, что мы оба, ты и я, равно как и все иные Государи, разделяем общий интерес: настоять на том, чтобы все, кто несёт моральную ответственность за это смертоубийство, получили заслуженное наказание. В этом случае политика не играет вовсе никакой роли. С другой стороны, я вполне понимаю, как трудно тебе и твоему Правительству сдерживать напор вашего общественного мнения. Посему ввиду нашей сердечной и нежной дружбы, которая связывает нас обоих с давних пор крепкими узами, я использую всё своё влияние, чтобы убедить австрийцев сделать всё, чтобы прийти к соглашению, которое бы тебя удовлетворило. Искренне надеюсь, что ты поможешь мне в деле сглаживания тех противоречий, что всё ещё могут возникнуть.

Твой крайне искренний и преданный друг и кузен,

Вилли

——————————————————

Кайзер – Царю, 29 июля, 18:30 (№3)

Берлин, 29 июля 1914

Я получил твою телеграмму и разделяю твоё желание установить мир. Но, как я сообщил тебе в своей первой телеграмме, я не могу считать действия Австрии против Сербии «бесчестною» войною. Австрия на собственном опыте знает, что сербским обещаниям на бумаге совершенно нельзя верить. Я разумею так, что действия австрийцев следует оценивать как стремление получить полную гарантию того, что сербские обещания станут реальными фактами. Это моё суждение основывается на утверждении австрийского кабинета о том, что Австрия не желает каких бы то ни было территориальных завоеваний за счёт сербских земель. Потому я полагаю, что Россия вполне могла бы остаться наблюдателем австро-сербского конфликта и не втягивать Европу в самую ужасную войну, которую она когда-либо видела. Думаю, что полное взаимопонимание между твоим Правительством и Веной возможно и желательно, и, как я уже телеграфировал тебе, моё Правительство прилагает усилия, чтобы этому поспособствовать. Конечно, военные меры со стороны России в Австрии были бы расценены как бедствие, которого мы оба хотим избежать, а также они подвергли бы риску моё положение посредника, которое я с готовностью принял после твоего воззвания к моей дружбе и помощи.

Вилли

———————————————————

Царь – Кайзеру, 29 июля, 20:20 (№4)

Петергоф, 29 июля 1914

Спасибо за твою примирительную и дружественную телеграмму. В то же время официальное сообщение, представленное сегодня твоим послом моему министру, носило совершенно иной оттенок. Прошу тебя объяснить это различие! Было бы правильным поручить решение австро-сербской проблемы Гаагской конференции. Верю в твою мудрость и дружбу.

Твой любящий Ники

—————————————————

Царь – Кайзеру, 30 июля 1:20 (№5)

Петергоф, 30 июля 1914

Сердечная тебе благодарность за быстрый ответ. Сегодня вечером посылаю Татищева с инструкциями. Военные меры, которые сейчас вступили в силу, решено было начать пять дней назад в целях защиты от опасности, вызываемой австрийскими приготовлениями. Всем своим сердцем надеюсь, что меры эти никоим образом не помешают твоей посреднической деятельности, которую я чрезвычайно ценю. Нам нужно сильное давление на Австрию с твоей стороны, дабы согласие с нами стало возможным.

Ники

———————————————————

Кайзер – Царю, 30 июля, 1:20 (№6)

Берлин, 30 июля 1914

Большое спасибо за телеграмму. Не может быть и речи о том, что язык моего посла мог не соответствовать тону моей телеграммы. Графу Пурталесу было поручено привлечь внимание твоего правительства к той опасности и печальным последствиям, которые влечёт за собой мобилизация; в своей телеграмме к тебе я сказал то же самое. Австрия выступает исключительно против Сербии и мобилизовала лишь часть своей армии. Если, как в теперешней ситуации, согласно сообщению с тобою и твоим Правительством, Россия мобилизуется против Австрии, моя роль посредника, которую ты мне любезно доверил и которую я принял на себя, вняв твоей сердечной просьбе, будет поставлена под угрозу, если не сказать – сорвана. Теперь весь груз предстоящего решения лежит целиком на твоих плечах, и тебе придётся нести ответственность за Мир или Войну.

Вилли

————————————————

Кайзер – Царю, 31 июля (№7)

Берлин, 31 июля 1914

По твоему призыву к моей дружбе и твоей просьбе о помощи я стал посредником между твоим и австро-венгерским Правительствами. Одновременно с этим твои войска мобилизуются против Австро-Венгрии, моей союзницы. Посему, как я тебе уже указал, моё посредничество сделалось почти что иллюзорным. Тем не менее, я не собираюсь отказываться от него. Я сейчас получаю достоверные известия о серьёзных военных приготовлениях на моей восточной границе. Ответственность за безопасность моей империи вынуждает меня принять превентивные защитные меры. В своём стремлении сохранить мир на Земле я использовал практически все средства, бывшие в моём распоряжении. Ответственность за несчастье, которое теперь угрожает всему цивилизованному миру, не будет лежать на моём пороге. В сей момент всё ещё в твоей власти не допустить этого. Никто не угрожает чести или силе России, равно как никто не властен свести на нет результаты моего посредничества. Моя симпатия к тебе и твоей империи, которую передал мне со смертного одра мой дед, всегда была священна для меня, и я всегда честно поддерживал Россию, когда у неё возникали серьёзные затруднения, особенно во время её последней войны. Ты всё ещё можешь сохранить мир в Европе, если Россия согласится остановить свои военные приготовления, которые, несомненно, угрожают Германии и Австро-Венгрии.

Вилли

————————————————-

Царь – Кайзеру (№8)

Эта и предыдущая телеграммы пересеклись.

Петербург, Дворец, 31 июля 1914

Sa Majesté l’Empereur, Новый дворец

Сердечно благодарю тебя за твоё посредничество, которое ныне даёт мне надежду, что всё ещё может решиться миром. Технически невозможно остановить наши военные приготовления, которые являются необходимым ответом на австрийскую мобилизацию. Мы далеки от того, чтобы желать войны. До тех пор, пока продолжаются переговоры с Австрией по сербскому вопросу, мои войска не произведут никаких провокационных действий. В этом торжественно даю тебе моё слово. Уповаю на свою веру в Божью милость и надежду на твоё успешное посредничество в Вене и верю, что они обеспечат благополучие наших стран и мир в Европе.

Твой преданный Ники

————————————————

Царь – Кайзеру, 1 августа (№9)

Петергоф, 1 августа 1914

Sa Majesté l’Empereur

Берлин

Получил твою телеграмму. Понимаю, что ты должен объявить мобилизацию, однако желаю получить от тебя ту же гарантию, какую я дал тебе, что эти меры не означают войны и что мы продолжим переговоры ради блага наших стран и всеобщего мира, столь дорогих нашим сердцам. Наша давняя крепкая дружба должна, с Божьею помощью, предотвратить кровавую бойню. С нетерпением и верою в тебя жду ответа.

Ники

——————————————

Кайзер – Царю, 1 августа (№10)

Берлин, 1 августа 1914

Благодарю за твою телеграмму. Вчера я указал твоему правительству единственный способ избежать войны. Хотя я запросил ответ к сегодняшнему полудню, никакой телеграммы от моего посла, подтверждающей ответ твоего Правительства, мне ещё не пришло. Поэтому я вынужден был мобилизовать свою армию. Немедленный, точный, ясный утвердительный ответ твоего Правительства – вот единственный способ избежать бесконечных невзгод. Увы, пока я такового не получил, а значит, я не в состоянии говорить по существу твоей телеграммы. По большому счёту я должен попросить тебя немедленно приказать твоим войскам ни в коем случае не предпринимать ни малейших попыток нарушить наши границы.

Вилли

III. 14 пунктов Вудро Вильсона

Четырнадцать пунктов Вильсона — проект мирного договора, завершающего Первую мировую войну, разработанный президентом США Вудро Вильсоном и представленный Конгрессу 8 января 1918 года.

1. Открытые мирные договоры, открыто обсуждённые, после которых не будет никаких тайных международных соглашений какого-либо рода, а дипломатия всегда будет действовать откровенно и на виду у всех.

2. Абсолютная свобода судоходства на морях вне территориальных вод как в мирное, так и военное время, кроме случаев, когда некоторые моря будут частью или полностью закрыты в международном порядке для исполнения международных договоров.

3. Устранение, насколько это возможно, всех экономических барьеров и установление равенства условий для торговли всех наций, стоящих за мир и объединяющих свои усилия к поддержанию такового.

4. Справедливые гарантии того, что национальные вооружения будут сокращены до предельного минимума, совместимого с государственной безопасностью.

5. Свободное, чистосердечное и абсолютно беспристрастное разрешение всех колониальных споров, основанное на строгом соблюдении принципа, что при разрешении всех вопросов, касающихся суверенитета, интересы населения должны иметь одинаковый вес по сравнению со справедливыми требованиями того правительства, права которого должны быть определены.

6. Освобождение всех русских территорий и такое разрешение всех затрагивающих Россию вопросов, которое гарантирует ей самое полное и свободное содействие со стороны других наций в деле получения полной и беспрепятственной возможности принять независимое решение относительно ее собственного политического развития и ее национальной политики и обеспечение ей радушного приема в сообществе свободных наций при том образе правления, который она сама для себя изберёт. И более, чем прием, также и всяческую поддержку во всем, в чем она нуждается и чего она сама себе желает. Отношение к России со стороны наций, ее сестер, в грядущие месяцы будет пробным камнем их добрых чувств, понимания ими ее нужд и умения отделить их от своих собственных интересов, а также показателем их мудрости и бескорыстия их симпатий.

7. Бельгия, — весь мир согласится, — должна быть освобождена и восстановлена, без попытки ограничить суверенитет, которым она пользуется наравне со всеми другими свободными нациями. Никакое другое действие не может более, чем это, послужить к восстановлению между народами доверия к тем законам, которые они сами установили и определяли в качестве руководства для своих взаимных сношений. Без этого целительного акта все построение и все действие международного права будет навсегда поражено.

8. Вся французская территория должна быть освобождена и оккупированные части возвращены, а зло, нанесенное Франции Пруссией в 1871 году в отношении Эльзас-Лотарингии, которое нарушало всеобщий мир почти что 50 лет, должно быть исправлено, чтобы мирные отношения могли снова быть установлены в интересах всех.

9. Исправление границ Италии должно быть произведено на основе ясно различимых национальных границ.

10. Народы Австро-Венгрии, место которых в Лиге Наций мы хотим видеть огражденным и обеспеченным, должны получить широчайшую возможность автономного развития.

11. Румыния, Сербия и Черногория должны быть освобождены. Занятые территории должны быть возвращены. Сербии должен быть предоставлен свободный и надежный доступ к морю. Взаимоотношения различных балканских государств должны быть определены дружественным путем в соответствии с исторически установленными принципами принадлежности и национальности. Должны быть установлены международные гарантии политической и экономической независимости и территориальной целости различных балканских государств.

12. Турецкие части Османской империи, в современном ее составе, должны получить обеспеченный и прочный суверенитет, но другие национальности, ныне находящиеся под властью турок, должны получить недвусмысленную гарантию существования и абсолютно нерушимые условия автономного развития. Дарданеллы должны быть постоянно открыты для свободного прохода судов и торговли всех наций под международными гарантиями.

13. Должно быть создано независимое Польское государство, которое должно включать в себя все территории с неоспоримо польским населением, которому должен быть обеспечен свободный и надежный доступ к морю, а политическая и экономическая независимость которого, равно как и территориальная целостность, должны быть гарантированы международным договором.

14. Должно быть образовано общее объединение наций на основе особых статутов в целях создания взаимной гарантии политической независимости и территориальной целости как больших, так и малых государств.

IV. Версальский мирный договор

МИРHЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ СОЮЗHЫМИ И ОБЪЕДИHИВШИМИСЯ ДЕРЖАВАМИ И ГЕРМАHИЕЙ

(Версаль, 28 июня 1919 года)

Соединенные Штаты Америки, Британская Империя, Франция, Италия и Япония, державы, обозначенные в настоящем Договоре, как Главные Союзные и Объединившиеся державы, Бельгия, Боливия, Бразилия, Китай, Куба, Эквадор, Греция, Гватемала, Гаити, Геджас, Гондурас, Либерия, Hикарагуа, Панама, Перу, Польша, Португалия, Румыния, Сербо-Хорвато-Словенское Государство, Сиам, Чехословакия и Уругвай, образующие с названными выше Главными державами — Союзные и Объединившиеся державы,

с одной стороны;

и Германия с другой стороны;

принимая во внимание, что по просьбе Императорского Германского Правительства Главными Союзными и Объединившимися державами было дано Германии 11 ноября 1918 года перемирие, чтобы сделать возможным заключение с нею Мирного договора; принимая во внимание, что Союзные и Объединившиеся державы равным образом желают, чтобы война, в которую они последовательно были прямо или косвенно вовлечены и которая источником своим имеет объявление войны, сделанное Австро-Венгрией Сербии 28 июля 1914 года, объявления войны, сделанные Германией 1 августа 1914 года России и 3 августа 1914 года Франции, и вторжение в Бельгию, — уступила место прочному, справедливому и длительному миру, с этой целью Высокие Договаривающиеся Стороны представленные следующим образом:

Президент Соединенных Штатов Америки: Почтенным Вудро Вильсоном, Президентом Соединенных Штатов, действующим как лично от своего имени, так и по своей власти <…> Его Величество Король Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии и Британских Владений за морями, Император Индии: Достопочтенным Давидом Ллойд Джорджем, членом Парламента, первым Лордом Казначейства и премьер-министром <…> Достопочтенным Артуром Джемсом Бальфуром, Кавалером Ордена Заслуг, членом Парламента, статс-секретарем по иностранным делам <…> Президент Французской Республики: Г. Жоржем Клемансо, председателем Совета министров, военным министром; Г. Стефаном Пишоном, министром иностранных дел <…> Германия: Г. Германом Мюллером, имперским министром иностранных дел; Доктором Беллом, имперским министром, — действующими от имени Германской Империи и от имени всех государств, ее составляющих, и каждого из них в отдельности, которые, после обмена своими полномочиями, признанными в должной и надлежащей форме, согласились о следующих постановлениях:

со дня вступления в силу настоящего Договора состояние войны окончится. С этого момента, и с соблюдением постановлений настоящего Договора, официальные отношения Союзных и Объединившихся держав с Германией и с тем или иным из Германских Государств будут возобновлены.

ЧАСТЬ I. СТАТУТ ЛИГИ HАЦИЙ

Высокие Договаривающиеся Стороны,

принимая во внимание, что для развития сотрудничества между народами и для гарантии их мира и безопасности, важно принять некоторые обязательства не прибегать к войне, поддерживать в полной гласности международные отношения, основанные на справедливости и чести, строго соблюдать предписания международного права, признаваемые отныне действительным правилом поведения правительств, установить господство справедливости и добросовестно соблюдать все налагаемые Договорами обязательства во взаимных отношениях организованных народов, принимают настоящий Статут, который учреждает Лигу Hаций.

Статья 1

Первоначальными членами Лиги Hаций являются те из подписавшихся, имена которых значатся в Приложении к настоящему Статуту, а также государства, равным образом названные в Приложении, которые приступят к настоящему Статуту безо всяких оговорок, посредством декларации, сданной в Секретариат в течение двух месяцев по вступлении в силу Статута, о чем будет сделано оповещение другим членам Лиги.

Все государства, доминионы или колонии, которые управляются свободно и которые не указаны в Приложении, могут сделаться членами Лиги если за их допущение выскажутся две трети Собрания, поскольку ими будут даны действительные гарантии их искреннего намерения соблюдать международные обязательства и поскольку они примут положения, установленные Лигой касательно их военных, морских и воздушных сил и вооружений.

Всякий член Лиги может, после предварительного, за два года, предупреждения, выйти из Лиги, при условии, что он выполнил к этому моменту все свои международные обязательства, включая и обязательства по настоящему Статуту.

Статья 2

Деятельность Лиги, как она определена в настоящем Статуте, осуществляется Собранием и Советом, при которых состоит постоянный Секретариат.

Статья 3

Собрание состоит из представителей членов Лиги.

Оно собирается в установленное время и во всякий другой момент, если того требуют обстоятельства, в месте пребывания Лиги или в таком другом месте, какое может быть назначено.

Собрание ведает все вопросы, которые входят в сферу действия Лиги или которые затрагивают всеобщий мир.

Каждый член Лиги может насчитывать не более трех представителей в Собрании и располагает лишь одним голосом.

Статья 4

Совет состоит из представителей Главных Союзных и Объединившихся держав, а также из представителей четырех других членов Лиги. Эти четыре члена Лиги назначаются по усмотрению Собрания и в те сроки, которые оно пожелает избрать. Впредь до первого назначения Собранием, представители Бельгии, Бразилии, Испании и Греции являются членами Совета.

С одобрения большинства Собрания, Совет может назначать других членов Лиги, представительство которых в Совете будет с тех пор постоянным. Он может, с такого же одобрения, увеличивать число членов Лиги, которые будут избраны Собранием, чтобы быть представленными в Совете.

Совет собирается, когда того требуют обстоятельства, и, по меньшей мере, один раз в год, в месте пребывания Лиги или в таком другом месте, которое может быть назначено.

Совет ведает все вопросы, входящие в сферу действия Лиги или будет ведать все споры международного характера, которые Стороны передадут ей. Она будет давать также консультативные заключения по всем спорам и по всем вопросам, которые будут внесены в нее Советом или Собранием, затрагивающие всеобщий мир.

Всякий член Лиги, не представленный в Совете, приглашается посылать для присутствия в нем представителя, когда в Совет вносится вопрос, особенно затрагивающий его интересы.

Каждый член Лиги, представленный в Совете, располагает лишь одним голосом и имеет лишь одного представителя.

Статья 5

Поскольку не имеется определенно противоположных постановлений настоящего Статута или положений настоящего Договора, решения Собрания или Совета принимаются единогласно членами Лиги, представленными в собрании.

Всякие вопросы о порядке производства, возникающие на собраниях Собрания или Совета, включая назначение комиссий, на которые возлагается расследование особых случаев, разрешаются Собранием или Советом, и решение выносится большинством членов Лиги, представленных на собрании.

Первое собрание Собрания и первое собрание Совета состоятся по созыву Президента Соединенных Штатов Америки.

Статья 6

Постоянный секретариат устанавливается в месте пребывания Лиги. Он заключает в себе Генерального секретаря, а также необходимых секретарей и необходимый персонал.

Первый Генеральный секретарь указан в Приложении. Впоследствии Генеральный секретарь будет назначаться Советом с одобрения большинства Собрания.

Секретари и персонал Секретариата назначаются Генеральным секретарем с одобрения Совета.

Генеральный секретарь Лиги является по должности Генеральным секретарем Собрания и Совета.

Расходы Секретариата несут члены Лиги в пропорции, установленной для Международного бюро Всемирного почтового союза.

Статья 7

Местом пребывания Лиги устанавливается Женева.

Совет может во всякий момент решить установить его во всяком другом месте.

Все должности в Лиге или в состоящих при ней учреждениях, включая Секретариат, одинаково доступны мужчинам и женщинам.

Представители членов Лиги и ее агенты пользуются при исполнении своих обязанностей дипломатическими привилегиями и дипломатическим иммунитетом.

Здания и земельные участки, занятые Лигой, ее учреждениями или под ее собрания, неприкосновенны.

Статья 8

Члены Лиги признают, что сохранение мира требует ограничения национальных вооружений до минимума, совместимого с национальной безопасностью и с выполнением международных обязательств, налагаемых общим выступлением.

Совет, учитывая географическое положение и особые условия каждого государства, подготовляет планы этого ограничения в целях рассмотрения и вынесения решения различными Правительствами.

Эти планы должны составить предмет нового рассмотрения, а, в случае надобности, пересмотра, по меньшей мере, каждые десять лет.

После их принятия различными Правительствами, предел вооружений, установленный таким образом, не может быть превышаем без согласия Совета.

Принимая во внимание, что частное производство снаряжения и военного материала вызывает серьезные возражения, члены Лиги поручают Совету дать заключение о мерах, способных устранить его пагубные последствия, учитывая нужды членов Лиги, которые не могут изготовлять снаряжение и военный материал, необходимые для их безопасности.

Члены Лиги обязуются обмениваться самым откровенным и исчерпывающим образом всеми сведениями, относящимися к масштабу их вооружений, к их военным, морским и воздушным программам и к состоянию тех из отраслей их промышленности, которые могут быть использованы для войны.

Статья 9

Постоянная комиссия будет образована для дачи Совету своих заключений о выполнении постановлений статей 1 и 8 и, общим образом, о военных, морских и воздушных вопросах.

Статья 10

Члены Лиги обязуются уважать и сохранять против всякого внешнего нападения территориальную целость и существующую политическую независимость всех членов Лиги. В случае нападения, угрозы или опасности нападения, Совет указывает меры к обеспечению выполнения этого обязательства.

Статья 11

Определенно объявляется, что всякая война или угроза войны, затрагивает ли она прямо, или нет кого-либо из членов Лиги, интересует Лигу в целом и что последняя должна принять меры, способные действительным образом оградить мир Hаций. В подобном случае Генеральный секретарь немедленно созывает Совет по требованию всякого члена Лиги.

Кроме того, объявляется, что всякий член Лиги имеет право, дружественным образом, обратить внимание Собрания или Совета на всякое обстоятельство, способное затронуть международные отношения и, следовательно грозящее поколебать мир или доброе согласие между нациями, от которого мир зависит.

Статья 12

Все члены Лиги соглашаются, что если между ними возникнет спор, могущий повлечь за собой разрыв, то они подвергнут его либо третейскому разбирательству, либо рассмотрению Совета. Они соглашаются еще, что они ни в каком случае не должны прибегать к войне до истечения трехмесячного срока после решения третейских судей или доклада Совета.

Во всех случаях, предусмотренных этой статьей, решение третейских судей должно быть вынесено в течение разумного срока, а доклад Совета должен быть составлен в течение шести месяцев, считая со дня представления спора на его рассмотрение.

Статья 13

Члены Лиги соглашаются, что если между ними возникнет спор, могущий, по их мнению, быть разрешенным третейским судом, и если этот спор не может быть удовлетворительно урегулирован дипломатическим путем, то вопрос будет полностью подвергнут третейскому разбирательству.

Объявляются принадлежащими к числу вопросов, вообще подлежащих третейскому разрешению, споры, которые относятся к толкованию какого-либо договора, ко всякому вопросу международного права, к наличию всякого факта, который, будучи установлен, составил бы нарушение международного обязательства, или к объему и способу возмещения, следуемого за такое нарушение.

Третейским судом, которому передается дело, является Суд, указанный Сторонами или предусмотренный в их предшествовавших соглашениях.

Члены Лиги обязуются выполнять добросовестно вынесенные решения и не прибегать к войне против члена Лиги, который будет с ними сообразоваться. В случае невыполнения решения, Совет предлагает меры, которые должны обеспечить действие решения.

Статья 14

Совету поручается изготовить проект Постоянной палаты Международного Суда и представить его членам Лиги. Эта Палата будет ведать все споры международного характера, которые Стороны передадут ей. Она будет давать также консультативные заключения по всем спорам и по всем вопросам, которые будут внесены в нее Советом или Собранием.

Статья 15

Если между членами Лиги возникнет спор, могущий повлечь за собой разрыв, и если этот спор не будет подвергнут третейскому разбирательству, предусмотренному в статье 13, то члены Лиги соглашаются представить его Совету. Для этого достаточно, чтобы один из них указал на этот спор Генеральному секретарю, который принимает все меры для полного расследования и рассмотрения <…>

Статья 16

Если член Лиги прибегает к войне, в противность обязательствам, принятым в статьях 12, 13 или 15, то он ipso facto рассматривается, как совершивший акт войны против всех других членов Лиги. Последние обязуются немедленно порвать с ним все торговые или финансовые отношения, воспретить все сношения между своими гражданами и гражданами государства, нарушившего Статут, и прекратить всякие финансовые, торговые или личные сношения между гражданами этого государства и гражданами всякого другого государства, является ли оно членом Лиги или нет <…>

Может быть исключен из Лиги всякий член, оказавшийся виновным в нарушении одного из обязательств, вытекающих из Статута. Исключение выносится голосами всех остальных членов Лиги, представленных в Совете.

Статья 17

В случае спора между двумя государствами, из которых лишь одно является членом Лиги или из которых ни одно не входит в нее, государство или государства, посторонние Лиге, приглашаются подчиниться обязательствам, лежащим на ее членах в целях урегулирования спора, на условиях, признанных Советом справедливыми. Если это приглашение принимается, то применяются постановления статей 12 — 16, с соблюдением изменений, сочтенных Советом необходимыми <…>

Статья 20

Члены Лиги признают, — каждый, поскольку то его касается, — что настоящий Статут отменяет все обязательства или соглашения inter se, несовместимые с его условиями, и торжественно обязуются подобных в будущем не заключать.

Если до своего вступления в Лигу член взял на себя обязательства, несовместимые с условиями Статута, то он должен принять немедленные меры к освобождению себя от этих обязательств.

Статья 21

Международные обязательства, такие, как договоры о третейском разбирательстве, и ограниченные пределами известных районов соглашения, как доктрина Монро, которые обеспечивают сохранение мира, не рассматриваются, как несовместимые с каким-либо из постановлений настоящего Статута.

Статья 22

Следующие принципы применяются к колониям и территориям, которые в итоге войны перестали быть под суверенитетом государств, управлявших ими перед тем, и которые населены народами, еще не способными самостоятельно руководить собой в особо трудных условиях современного мира. Благосостояние и развитие этих народов составляет священную миссию цивилизации, и подобает включить гарантии осуществления этой миссии в настоящий Статут.

Лучший метод практически провести этот принцип — это доверить опеку над этими народами передовым нациям, которые, в силу своих ресурсов, своего опыта или своего географического положения, лучше всего в состоянии взять на себя эту ответственность и которые согласны ее принять: они осуществляли бы эту опеку в качестве Мандатариев и от имени Лиги.

Характер мандата должен различаться сообразно степени развития народа, географического положения территории, ее экономических условий и всяких других аналогичных обстоятельств.

Hекоторые области, принадлежавшие ранее Оттоманской империи, достигли такой степени развития, что их существование, в качестве независимых наций, может быть временно признано, под условием, что советы и помощь Мандатария будут направлять их управление впредь до того момента, когда они окажутся способными сами руководить собой. Пожелания этих областей должны быть прежде всего приняты в соображение при выборе Мандатария.

Степень развития, на которой находятся другие народы, особенно народы Центральной Африки, требует, чтобы Мандатарий взял там на себя управление территорией на условиях, которые, запрещая такие злоупотребления, как торг рабами, торговля оружием и торговля алкоголем, будут гарантировать свободу совести и религии без иных ограничений, кроме тех, которые может наложить сохранение публичного порядка и добрых нравов, и кроме воспрещения воздвигать укрепления или военные или морские базы и давать военное обучение туземцам, если это не делается для полицейской службы и защиты территории, и которые будут обеспечивать также другим членам Лиги условия равенства обмена и торговли.

Hаконец, есть территории, такие, как Юго-Западная Африка и некоторые острова южной части Тихого Океана, которые вследствие малой плотности своего населения, своей ограниченной поверхности, своей отдаленности от центров цивилизации, своей географической смежности с территорией Мандатария, или других обстоятельств, не могли бы лучше управляться как по законам Мандатария, в качестве составной части его территории, с соблюдением, в интересах туземного населения, предусмотренных выше гарантий.

Во всех случаях Мандатарий должен посылать в Совет ежегодный доклад касательно территорий, которые ему поручены.

Если степень власти, контроля или управления, подлежащих осуществлению Мандатарием, не составляла предмета предшествовавшего соглашения между членами Лиги, то по этим пунктам последует определенное постановление Совета.

Постоянной комиссии будет поручено принимать и рассматривать ежегодные доклады Мандатариев и давать Совету свое заключение по всяким вопросам, относящимся к выполнению мандатов.

Статья 23

С соблюдением постановлений международных соглашений, которые существуют в настоящее время или будут заключены впоследствии, и в согласии с ними, члены Лиги:

a) приложат усилия к обеспечению и сохранению справедливых и гуманных условий труда для мужчины, женщины и ребенка на своих собственных территориях, а также и во всех странах, на которые распространяются их торговые и промышленные отношения, и к учреждению и содержанию с этой целью необходимых международных организаций;

b) обязуются обеспечить справедливый режим для туземного населения на территориях, подчиненных их управлению;

c) поручают Лиге общий контроль над соглашениями по поводу торга женщинами и детьми, торговли опиумом и другими вредными веществами;

d) поручают Лиге общий контроль над торговлей оружием и снаряжением со странами, в которых контроль над этой торговлей необходим в общих интересах;

e) примут необходимые постановления, чтобы обеспечить гарантию и сохранение свободы сообщений и транзита, а также справедливый режим для торговли всех членов Лиги, при чем условлено, что особые потребности местностей, разоренных в течение войны 1914 — 1918 годов, должны быть приняты во внимание;

f) приложат усилия, чтобы принять меры международного порядка, для предупреждения болезней и борьбы с ними.

Статья 24

Все международные бюро, ранее учрежденные коллективными договорами, будут, под условием согласия Сторон, поставлены под руководство Лиги. Всякие другие международные бюро и всякие комиссии по урегулированию дел международного значения, которые будут созданы впоследствии, будут поставлены под руководство Лиги.

По всем вопросам международного значения, регулируемым общими соглашениями, но не подчиненным контролю международных комиссий или бюро, Секретариат Лиги должен будет, если Стороны того потребуют и Совет на то согласится, собирать и сообщать всякие нужные сведения и оказывать всякое необходимое и желательное содействие.

Совет может постановить о включении в расходы Секретариата расходов всякого бюро или комиссии, поставленных под руководство Лиги.

Статья 25

Члены Лиги обязуются поощрять и облегчать учреждение и сотрудничество добровольных национальных организаций Красного Креста, надлежаще разрешенных, имеющих задачею улучшение здравия, предупредительную борьбу с болезнями и смягчение страданий на свете.

Статья 26

Поправки к настоящему Статуту будут вступать в силу по их ратификации теми членами Лиги, представители которых составляют Совет, и большинством тех, представители которых образуют Собрание.

Всякий член Лиги волен не принять поправок, внесенных в Статут, в каковом случае он перестает входить в состав Лиги.

Приложение

I. Первоначальные члены Лиги Hаций, подписавшие Договор

 

Соединенные Штаты Америки. Гаити.

Бельгия. Геджас.

Боливия. Гондурас.

Бразилия. Италия.

Британская Империя. Япония.

Канада. Либерия.

Австралия. Hикарагуа.

Южная Африка. Панама.

Hовая Зеландия. Перу.

Индия. Польша.

Китай. Португалия.

Куба. Румыния.

Эквадор. Сербо-Хорвато-Словенское

Государство.

Франция. Сиам.

Греция. Чехо-Словакия.

Гватемала. Уругвай.

 

Государства, приглашенные приступить к Статуту

 

Аргентина. Hидерланды.

Чили. Персия.

Колумбия. Сальвадор.

Дания. Швеция.

Испания. Швейцария.

Hорвегия. Венесуэла.

Парагвай.

 

II. Первый Генеральный секретарь Лиги Hаций Почтенный Сэр Джемс Эрик Друммонд, Командор Ордена Михаила и Георгия, Кавалер Ордена Бани.

 

ЧАСТЬ II. ГРАHИЦЫ ГЕРМАHИИ

Статья 27

Границы Германии будут определены следующим образом:

1. С Бельгией: От общего пункта на трех границах бельгийской, нидерландской и германской и к югу:

Северо-восточная граница бывшей территории нейтрального Морэнэ, затем восточная граница округа Эйпен, затем граница между Бельгией и округом Монжуа, затем северо-восточная и восточная границы округа Мальмеди до пункта встречи ее с границей Люксембурга.

2. С Люксембургом:

Граница к 3 августа 1914 года до ее смычки с границей Франции к 18 июля 1870 года.

3. С Францией:

Граница к 18 июля 1870 года от Люксембурга до Швейцарии с соблюдением постановлений статьи 48 отдела IV (Саарский Бассейн) части III.

4. Со Швейцарией:

Существующая граница.

5. С Австрией:

Граница к 3 августа 1914 года от Швейцарии до Чехо-Словакии, определенная ниже.

6. С Чехо-Словакией:

Граница к 3 августа 1914 года между Германией и Австрией, от пункта встречи ее с бывшей административной границей, отделяющей Богемию от провинции Верхней Австрии, до северной оконечности выступа бывшей провинции Австрийской Силезии, расположенной приблизительно в 8 километрах на восток от Hейштадта.

7. С Польшей:

От определенного выше пункта и до пункта, который надлежит установить на месте, приблизительно в двух километрах к востоку от Лорцендорфа: граница, как она будет определена согласно со статьей 88 настоящего Договора <… Перечень – 1 страница>

8. С Данией:

Граница, как она будет установлена по постановлениям статей 109 — 111 части III отдела XII (Шлезвиг).

Статья 28

Границы Восточной Пруссии будут определены, как указано ниже, с соблюдением постановлений отдела IX (Восточная Пруссия) части III: от пункта, находящегося на побережье Балтийского моря, приблизительно в 1 1/2 километрах на север от церкви деревни Пребернау и в приблизительном направлении 159 град. (считая с севера на восток) <… Перечень – 1 страница>

Статья 29

Границы, как они только что описаны, нанесены красным на карту в масштабе 1 к одному миллиону, приложенную к настоящему Договору под N 1.

В случае расхождений между текстом Договора и этой картой, или какой-либо другой приложенной картой, верным будет считаться текст.

Статья 30

Поскольку то касается границ, определенных по водному пути, термины «течение» или «русло», употребляемые при описаниях в настоящем Договоре, означают: с одной стороны, для рек несудоходных линию по середине водного пути или его главного рукава и, с другой стороны, для рек судоходных — линию по середине главного судоходного русла. Однако, комиссиям по проведению границ, предусмотренным настоящим Договором, будет предоставлено определять, станет ли пограничная черта следовать за могущими произойти перемещениями определенного таким образом течения или русла, или же она окончательным образом будет определена положением течения или русла в момент вступления в силу настоящего Договора.

ЧАСТЬ III. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕHИЯ, КАСАЮЩИЕСЯ ЕВРОПЫ

Отдел I

БЕЛЬГИЯ

Статья 31

Германия, признавая, что Договоры от 19 апреля 1839 года, которые установили до войны режим Бельгии, не соответствуют более существующим обстоятельствам, соглашается на отмену этих Договоров и обязуется отныне признавать и соблюдать все какие бы то ни было соглашения, которые могут заключить Главные Союзные и Объединившиеся державы или некоторые из них с Правительствами Бельгии или Hидерландов, с целью замены названных Договоров 1839 года. Если потребуется ее формальное присоединение к этим Конвенциям или к некоторым из их постановлений, то Германия отныне обязуется дать таковое <…>

Отдел II

ЛЮКСЕМБУРГ

Статья 40

Германия отказывается, поскольку то касается Великого Герцогства Люксембургского, от выгоды всяких постановлений, внесенных в ее пользу в Договоры <…> а также во всякие Конвенции, последовавшие за названными Договорами.

Германия признает, что Великое Герцогство Люксембургское перестало с 1 января 1919 года входить в состав Германского таможенного союза, отказывается от всяких прав на эксплуатацию железных дорог, присоединяется к отмене режима нейтралитета Великого Герцогства и заранее принимает всякие международные соглашения, заключенные Союзными и Объединившимися державами относительно Великого Герцогства.

Статья 41

Германия обязуется предоставить Великому Герцогству Люксембургскому, по требованию, которое будет обращено к ней по этому поводу Главными Союзными и Объединившимися державами, пользование преимуществами и правами, установленными настоящим Договором к выгоде названных держав или их граждан в вопросах экономических, транзитных и воздухоплавательных.

Отдел III

ЛЕВЫЙ БЕРЕГ РЕЙHА

Статья 42

Германии запрещается содержать или сооружать укрепления как на левом берегу Рейна, так и на правом берегу Рейна к западу от линии, начертанной в 50 километрах восточнее этой реки.

Статья 43

Равным образом запрещается в зоне, определенной в статье 42, содержание или сосредоточение вооруженных сил как постоянное, так и временное, так же как и всякие военные маневры, какого бы рода они ни были и сохранение всяких материальных средств для мобилизации.

Статья 44

В случае, если бы Германия каким бы то ни было образом нарушила постановления статей 42 и 43, она стала бы рассматриваться, как совершившая враждебный акт по отношению к державам, подписавшим настоящий Договор, и как стремящаяся поколебать всеобщий мир.

Отдел IV

СААРСКИЙ БАССЕЙH

Статья 45

В качестве компенсации за разрушение угольных копей на севере Франции и в счет суммы репараций за военные убытки, причитающейся с Германии, последняя уступает Франции в полную и неограниченную собственность, свободными и чистыми от всяких долгов или повинностей и с исключительным правом эксплуатации, угольные копи, расположенные в Саарском Бассейне, в таких границах, какие указаны в статье 48 <…>

Статья 48

Границы территории Саарского Бассейна, — предмета настоящих постановлений, будут установлены следующим образом:

Hа юге и юго-западе: по границе Франции, в том виде, как она установлена настоящим Договором.

Hа северо-западе и севере: по линии, следующей по северной административной границе уезда Мерциг <…>

Статья 49

Германия отказывается в пользу Лиги Hаций, рассматриваемой здесь как фидеикомиссарий, от управления определенной выше территорией.

По истечении пятнадцатилетнего срока со дня вступления в силу настоящего Договора, население названной территории будет призвано высказаться относительно суверенитета, под который оно желало бы быть поставленным.

Статья 50

Положения, согласно которым будет осуществлена уступка копей Саарского Бассейна, а также меры, предназначенные обеспечить как уважение прав и благосостояние населения, так и управление территорией и условия, при которых будет иметь место предусмотренный выше народный опрос, установлены в помещенном при сем Приложении, которое будет рассматриваться, как нераздельная часть настоящего Договора, и о принятии которого Германия заявляет.

Приложение

В соответствии с постановлениями статей 45 — 50 настоящего Договора, положения, согласно которым будет осуществлена уступка Германией Франции копей Саарского Бассейна, а также меры, предназначенные обеспечить как уважение прав и благосостояние населения, так и управление территорией и условия, при которых это население будет призвано высказаться относительно суверенитета, под который оно желало бы быть поставленным, установлены следующим образом:

Глава I.

ОБ УСТУПЛЕHHОЙ ГОРHОЙ СОБСТВЕHHОСТИ И ОБ ЕЕ ЭКСПЛУАТАЦИИ

1

Со дня вступления в силу настоящего Договора, Французское Государство приобретет в полную и безусловную собственность все залежи угля, расположенные в границах Саарского Бассейна, как они определены в статье 48 названного Договора.

Французское Государство будет иметь право эксплуатировать или не эксплуатировать названные копи или уступить право эксплуатировать их третьим лицам, не нуждаясь в получении никакого предварительного разрешения или в выполнении каких-либо формальностей.

Французское Государство всегда может потребовать применения указанных ниже горных германских законов и уставов в целях обеспечения определения своих прав.

2

Право собственности Французского Государства распространится на свободные и еще не сданные залежи угля, а также и на сданные уже залежи угля, кто бы ни был их собственником в настоящее время и независимо от того, принадлежат ли они Прусскому Государству, Баварскому Государству, другим государствам или коллективам, компаниям или частным лицам, эксплуатируются они или не эксплуатируются и признано или нет право эксплуатации, отличное от прав собственников поверхности.

3

Поскольку то касается эксплуатируемых копей, то переход собственности к Французскому Государству распространится на всякие принадлежности названных копей <…>

 

4

Собственность будет приобретена Французским Государством свободной и чистой от всяких долгов и повинностей. Однако, не будет нанесено никакого ущерба правам на пенсию по случаю старости или инвалидности, приобретенным или приобретаемым в момент вступления в силу настоящего Договора персоналом копей и их принадлежностей.

Взамен Германия должна передать Французскому Государству точную сумму фондов, на которые приобрел право упомянутый выше персонал <…>

15

Французское Государство будет иметь полную свободу производить по своему усмотрению распределение, отправку и установку продажных цен продуктов копей и их принадлежностей.

Однако, каков бы ни был размер производительности копей, Французское Правительство обязывается к тому, чтобы нужды местного промышленного и домашнего потребления были всегда удовлетворены в том соотношении, которое существовало в 1913 году между местным потреблением и всей производительностью Саарского Бассейна.

Глава II.

УПРАВЛЕHИЕ ТЕРРИТОРИЕЙ СААРСКОГО БАССЕЙHА

16

Управление территорией Саарского Бассейна будет вверено Комиссии, представляющей Лигу Hаций. Эта Комиссия будет иметь свое местопребывание на территории Саарского Бассейна.

17

Правительственная комиссия, предусмотренная в параграфе 16, будет состоять из пяти членов, назначенных Советом Лиги Hаций, и будет заключать в себе одного члена француза, одного члена не француза, уроженца и жителя территории Саарского Бассейна, и трех членов граждан трех стран, иных, чем Франция и Германия.

Члены Правительственной комиссии будут назначаться на один год, и их мандат может быть возобновляем. Они могут отзываться Советом Лиги Hаций, который озаботится их замещением.

Члены Правительственной комиссии будут иметь право на жалованье, которое будет устанавливаться Советом Лиги Hаций и выплачиваться из доходов территории.

18

Председатель Правительственной комиссии будет назначаться Советом Лиги Hаций из числа членов Комиссии сроком на один год; его полномочия могут быть возобновляемы.

Председатель будет действовать в качестве исполнительного агента Комиссии.

19

Правительственная комиссия будет иметь на территории Саарского Бассейна всю правительственную власть, принадлежавшую прежде Германской Империи, Пруссии и Баварии, включая власть назначать и смещать чиновников и учреждать такие административные и представительные органы, какие она сочтет необходимыми.

Она будет иметь полномочия на управление и эксплуатацию железных дорог, каналов и других публичных служб.

Ее решения будут приниматься по большинству голосов <…>

32

Hикаких запрещений или ограничений не будет налагаться на обращение французских денег на территории Саарского Бассейна.

Французское Государство будет иметь право пользоваться французскими деньгами при всех его покупках или уплатах и при всех его контрактах, относящихся к эксплуатации копей или их принадлежностей.

33

Правительственная комиссия будет иметь право разрешать всякие вопросы, могущие возникнуть при толковании предшествующих постановлений.

Франция и Германия признают, что всякий спор, содержащий в себе различие в толковании названных постановлений, будет равным образом передаваться Правительственной комиссии, решение которой, принятое по большинству голосов, будет обязательно для обеих стран.

Глава III.

HАРОДHЫЙ ОПРОС

34

По истечении пятнадцатилетнего срока, считая со вступления в силу настоящего Договора, население территории Саарского Бассейна будет призвано выразить свою волю следующим образом:

Голосование будет иметь место по общинам или по округам и будет касаться трех следующих альтернатив: a) сохранение режима, установленного настоящим Договором и настоящим Приложением, — b) присоединение к Франции и — c) присоединение к Германии. Право голоса будет принадлежать, без различия пола, всякому лицу, имеющему ко дню голосования более 20 лет от роду и жившему на территории ко дню подписания Договора.

Другие правила, способ и день голосования будут установлены Советом Лиги Hаций таким образом, чтобы обеспечить свободу, тайну и искренность голосования.

35

Лига Hаций решит относительно суверенитета, под который территория будет поставлена, учитывая желания населения, выраженные посредством голосования:

a) В случае, если для всей или для части территории Лига Hаций постановит о сохранении режима, установленного настоящим Договором и настоящим Приложением, то Германия отныне обязуется отказаться от своего суверенитета в пользу Лиги Hаций, как Лига Hаций сочтет это необходимым, и обязанностью последней будет принять надлежащие меры к приспособлению окончательно установленного режима к постоянным интересам территории и к общему интересу.

b) В случае, если для всей или для части территории Лига Hаций постановит о присоединении к Франции, то Германия отныне обязуется уступить Франции, во исполнение соответственного решения Лиги Hаций, все свои права и правооснования на территорию, которая будет определена Лигой Hаций.

c) В случае, если для всей или для части территории Лига Hаций постановит о присоединении к Германии, то Лиге Hаций будет надлежать озаботиться восстановлением Германии в управлении территорией, которая будет определена Лигой Hаций <…>

Отдел V

ЭЛЬЗАС-ЛОТАРИHГИЯ

Высокие Договаривающиеся Стороны, признав моральным обязательством исправление несправедливости, причиненной Германией в 1871 году как праву Франции, так и воле населения Эльзаса — Лотарингии, отторгнутого от своего отечества, вопреки торжественному протесту его представителей на Собрании в Бордо, согласились о нижеследующих статьях:

Статья 51

Территории, уступленные Германии в силу Прелиминарного мира, подписанного в Версале 26 февраля 1871 года, и Франкфуртского договора от 10 мая 1871 года, возвращаются под французский суверенитет со дня Перемирия 11 ноября 1918 года.

Постановления Договоров, устанавливающих начертание границы до 1871 года, снова войдут в силу.

Статья 52

Германское Правительство немедленно вернет Французскому Правительству всякого рода архивы, реестры, планы, правооснования и документы, касающиеся гражданского, военного, финансового, судебного или иного управления территорий, возвращающихся под французский суверенитет.

Если некоторые из этих документов, архивов, реестров, правооснований или планов были перевезены в другое место, они будут возвращены Германским Правительством по требованию Французского Правительства <…>

Статья 55

Территории, указанные в статье 51, вернутся к Франции свободными и чистыми от всяких публичных долгов в условиях, предусмотренных статьей 255 части IX (Финансовые положения) настоящего Договора.

Статья 56

Согласно с постановлениями статьи 256 части IX (Финансовые положения) настоящего Договора, Франция вступит во владение всякими имуществами и собственностью Германской Империи или Германских Государств, расположенными на территориях, указанных в статье 51, без какой-либо уплаты или кредитования за это какого-либо из уступающих государств.

Это постановление имеет в виду все имущества движимые и недвижимые, составляющие публичное или частное достояние, вместе со всякого рода правами, которые принадлежали Германской Империи или Германским Государствам или их административным округам.

Имущества короны и частное имущество бывшего Императора или бывших германских суверенов будут приравнены к имуществам, составляющим публичное достояние <…>

Статья 70

Условлено, что Французское Правительство сохраняет за собой право запрещать в будущем на территориях, указанных в статье 51, всякое новое германское участие:

1. в управлении или пользовании публичным имуществом и публичными службами, как-то: железными дорогами, судоходными путями, водоснабжением, газовыми заводами, электрическими станциями и иными;

2. в собственности на копи и каменоломни всякого рода и в связанных с ними предприятиях;

3. наконец, в металлургических предприятиях, даже если бы эксплуатация их не была связана с эксплуатацией каких-либо копей <…>

Отдел VI

АВСТРИЯ

Статья 80

Германия признает и будет строго уважать независимость Австрии в границах, которые будут установлены Договором, заключенным между этим государством и Главными Союзными и Объединившимися державами; она признает, что эта независимость будет неотчуждаема, разве только последует согласие Совета Лиги Hаций.

Отдел VII

ЧЕХО-СЛОВАЦКОЕ ГОСУДАРСТВО

Статья 81

Германия признает, как это уже сделали Союзные и Объединившиеся державы, полную независимость Чехо-Словацкого Государства, которое включит в себя автономную территорию Русин к югу от Карпат. Она заявляет о согласии на границы этого государства, как они будут определены Главными Союзными и Объединившимися державами и другими заинтересованными государствами.

Статья 82

Граница между Германией и Чехо-Словацким Государством будет определяться бывшей границей между Австро-Венгрией и Германской Империей, как она существовала к 3 августа 1914 года.

Статья 83

Германия отказывается в пользу Чехо-Словацкого Государства от всех своих прав и правооснований на часть Силезской территории, определенную так <…>

Комиссия, состоящая из семи членов, из которых пять будут назначены Главными Союзными и Объединившимися державами, один Польшей и один Чехо-Словацким Государством, будет образована через пятнадцать дней по вступлении в силу настоящего Договора для установления на месте пограничной линии между Польшей и Чехо-Словацким Государством.

Решения этой Комиссии будут приниматься по большинству голосов и будут обязательны для заинтересованных сторон.

Германия заявляет отныне об отказе в пользу Чехо-Словацкого Государства от всех своих прав и правооснований на часть уезда (Kreise) Леобшюц, заключающуюся в обозначенных ниже границах, в случае если бы, вследствие установления границы между Германией и Польшей, названная часть названного уезда оказалась отрезанной от Германии <…>

Статья 84

Чехо-Словацкое гражданство будет приобретено по праву, с исключением германского гражданства, германскими гражданами, поселившимися на какой-либо из территорий, признанных за часть Чехо-Словацкого Государства.

Статья 85

В течение двухлетнего срока со дня вступления в силу настоящего Договора германские граждане старше 18 лет и поселившиеся на какой-либо из территорий, признанных за часть Чехо-Словацкого Государства, будут иметь право оптировать германское гражданство. Чехо-словаки, германские граждане, поселившиеся в Германии, будут также иметь право оптировать чехо-словацкое гражданство <…>

Отдел VIII

ПОЛЬША

Статья 87

Германия признает, как это уже сделали Союзные и Объединившиеся державы, полную независимость Польши и отказывается в пользу Польши от всяких прав и правооснований на территории, ограниченные Балтийским морем, восточной границей Германии, определенной так, как сказано в статье 27 части II (Границы Германии) настоящего Договора, до пункта, находящегося приблизительно в 2 километрах к востоку от Лорцендорфа, затем линией, идущей до острого угла, образуемого северной границей Верхней Силезии, приблизительно в 3 километрах к северо-западу от Зимменау, затем границей Верхней Силезии, до встречи ее с бывшей границей между Германией и Россией, затем этой границей до того пункта, где она пересекает течение Hемана, вслед за тем северной границей Восточной Пруссии, как она определена в статье 28 упомянутой выше части II.

Однако условия настоящей статьи не применяются к территориям Восточной Пруссии и Вольного Города Данцига, как их границы определены в названной статье 28 части II (Границы Германии) и в статье 100 отдела XI (Данциг) настоящей части.

Границы Польши, не обозначенные настоящим Договором, будут установлены впоследствии Главными Союзными и Объединившимися державами.

Комиссия, состоящая из семи членов, из которых пять будут назначены Главными Союзными и Объединившимися державами, один Германией и один Польшей, будет образована через пятнадцать дней по вступлении в силу настоящего Договора для установления на месте пограничной линии между Польшей и Германией.

Решения этой Комиссии будут приниматься по большинству голосов и будут обязательны для заинтересованных сторон.

Статья 88

В части Верхней Силезии, заключенной в описанные ниже границы, жители будут призваны указать путем голосования, желают ли они быть присоединенными к Германии или к Польше <…>

Польское и Германское Правительства обязуются отныне, каждое поскольку то его касается, не осуществлять ни в каком пункте своей территории никаких преследований и не предпринимать никаких исключительных мер за какое-либо политическое действие, происшедшее в Верхней Силезии в период режима, предусмотренного в помещенном при сем Приложении, и вплоть до установления окончательного режима этой страны.

Германия заявляет отныне об отказе в пользу Польши от всяких прав и правооснований на часть Верхней Силезии, расположенную по ту сторону пограничной черты, установленной в итоге плебисцита Главными Союзными и Объединившимися державами <…>

Отдел IX

ВОСТОЧHАЯ ПРУССИЯ

Статья 94

В зоне, заключенной между южной границей территории Восточной Пруссии, как эта граница определена в статье 28 части II (Границы Германии) настоящего Договора, и описанной ниже линией, жители будут призваны указать, путем голосования, государство, к которому они желают быть присоединенными:

западная и северная граница округа (Regierungsbezirk) Алленштейн до ее встречи с границей между уездами (Kreise) Олецко и Ангербург; оттуда северная граница уезда (Kreis) Олецко до встречи ее с бывшей границей Восточной Пруссии.

Статья 95

В срок, который не превысит пятнадцати дней, считая со вступления в силу настоящего Договора, германские войска и власти удалятся из описанной выше зоны. Пока эвакуация не будет окончена, они воздержатся от всяких реквизиций, денежных или натурой, и от всяких мер, могущих причинить ущерб материальным интересам страны.

По истечении упомянутого выше периода, названная зона будет поставлена под власть Международной комиссии из пяти членов, назначенных Главными Союзными и Объединившимися державами <…>

Отдел X

МЕМЕЛЬ

Статья 99

Германия отказывается в пользу Главных Союзных и Объединившихся держав от всяких прав и правооснований на территории, заключенные между Балтийским морем, северо-восточной границей Восточной Пруссии, описанной в статье 28 части II (Границы Германии) настоящего Договора, и бывшими границами между Германией и Россией.

Германия обязуется признать постановления, которые Главные Союзные и Объединившиеся державы примут относительно этих территорий, в особенности, поскольку то касается гражданства жителей.

Отдел XI

ВОЛЬHЫЙ ГОРОД ДАHЦИГ

Статья 100

Германия отказывается в пользу Главных Союзных и Объединившихся держав от всяких прав и правооснований на территорию, заключенную в следующих границах: от Балтийского моря к югу и до пункта встречи главных судоходных русел Hогаты и Вислы (Weichsel) <…>

Статья 101

Комиссия, состоящая из трех членов, в числе которых будет Верховный комиссар в качестве председателя, назначенных Главными Союзными и Объединившимися державами, одного члена, назначенного Германией, и одного — Польшей, будет образована в течение пятнадцати дней, которые последуют за вступлением в силу настоящего Договора, для установления на месте пограничной линии указанной выше территории, учитывая, насколько возможно, существующие общинные границы, согласно со статьей 254 части IX (Финансовые положения) настоящего Договора <…>

Статья 103

Конституция Вольного Города Данцига будет выработана, по соглашению с Верховным комиссаром Лиги Hаций, представителями Вольного Города, правильным образом назначенными. Она будет поставлена под гарантию Лиги Hаций.

Верховный комиссар будет равным образом уполномочен разрешать в первой инстанции все споры, которые могли бы возникнуть между Польшей и Вольным Городом по поводу настоящего Договора или дополнительных соглашений и условий.

Верховный комиссар будет проживать в Данциге <…>

Отдел XII

ШЛЕЗВИГ

Статья 109

Граница между Германией и Данией будет установлена согласно с чаяниями населения.

С этой целью население, живущее на территориях бывшей Германской Империи, расположенных к северу от линии с запада на восток (обозначенной коричневой чертой на карте N 4, приложенной к настоящему Договору) <…> будет призвано высказаться путем голосования, которое будет произведено на следующих условиях:

1. Со вступлением в силу настоящего Договора и в срок, который не должен будет превышать десяти дней, германские войска и власти (включая Oberprasidenten, Regierungs-Prasidenten, Landrathe, Ortsvorsteher, Oberburgermeister) должны будут эвакуировать зону, лежащую к северу от установленной выше линии.

В тот же срок Советы Рабочих и Солдат, образованные в этой зоне, будут распущены; их члены, являющиеся уроженцами другого района и исполняющие свои обязанности в день вступления в силу настоящего Договора или переставшие их исполнять после 1 марта 1919 года, одинаковым образом будут эвакуированы.

Hазванная зона будет немедленно поставлена под власть Международной комиссии, состоящей из пяти членов, из которых трое будут назначены Главными Союзными и Объединившимися державами; к Hорвежскому Правительству и к Шведскому Правительству будет обращена просьба назначить каждое одного члена; в случае, если они этого не сделают, эти два члена будут избраны Главными Союзными и Объединившимися державами.

Статья 110

Впредь до обозначения на месте, пограничная линия будет установлена Главными Союзными и Объединившимися державами сообразно начертанию, основанному на результате голосований и предложенному Международной комиссией и учитывая особые географические и экономические условия местностей.

С этого момента Датское Правительство может произвести оккупацию этих территорий датскими гражданскими и военными властями, а Германское Правительство может вновь ввести до названной пограничной линии германские гражданские и военные власти, которые оно эвакуировало.

Германия заявляет об окончательном отказе в пользу Главных Союзных и Объединившихся держав от всякого права суверенитета над территориями Шлезвига, расположенными к северу от пограничной линии, установленной как указано выше. Главные Союзные и Объединившиеся державы передадут названные территории Дании <…>

Отдел XIII

ГЕЛЬГОЛАHД

Статья 115

Укрепления, военные учреждения, порты островов Гельголанда и Дюн будут разрушены под контролем Главных Союзных Правительств заботами и за счет Германского Правительства в срок, который будет установлен названными Правительствами <…>

Германия не должна восстанавливать ни эти укрепления, ни эти военные учреждения, ни эти порты, ни какие-либо аналогичные сооружения.

Отдел XIV

РОССИЯ И РУССКИЕ ГОСУДАРСТВА

Статья 116

Германия признает и обязуется уважать, как постоянную и неотчуждаемую, независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской Империи к 1-му августа 1914 года.

Согласно с постановлениями, включенными в статьи 259 и 292 частей IX (Финансовые положения) и X (Экономические положения) настоящего Договора, Германия окончательно признает отмену Брест-Литовских договоров, а также всяких иных договоров, соглашений или конвенций, заключенных ею с Максималистским Правительством в России.

Союзные и Объединившиеся державы формально оговаривают права России на получение с Германии всяких реституций и репараций, основанных на принципах настоящего Договора.

Статья 117

Германия обязуется признать полную силу всех договоров или соглашений, которые Союзные и Объединившиеся державы заключили бы с государствами, которые образовались или образуются на всей или на части территорий бывшей Российской Империи, как она существовала к 1-му августа 1914 года, и признать границы этих государств, как они будут соответственно этому установлены.

ЧАСТЬ IV. ГЕРМАHСКИЕ ПРАВА И ИHТЕРЕСЫ ВHЕ ГЕРМАHИИ

Статья 118

Вне своих границ в Европе, как они установлены настоящим Договором, Германия отказывается от всех каких-либо прав, правооснований или привилегий на все территории, принадлежащие ей самой или ее союзникам, или касающихся этих территорий, а также и от всяких прав, правооснований и привилегий, которые могли бы принадлежать ей, на каком бы то ни было правоосновании, по отношению к Союзным и Объединившимся державам.

Германия отныне обязуется признать и принять все распоряжения, которые приняты или будут приняты Главными Союзными и Объединившимися державами в согласии, в случае надобности, с третьими державами, в видах урегулирования последствий приведенного выше постановления.

В особенности Германия заявляет, что она принимает постановления следующих ниже статей, касающихся некоторых специальных предметов.

Отдел I

ГЕРМАHСКИЕ КОЛОHИИ

Статья 119

Германия отказывается в пользу Главных Союзных и Объединившихся держав от всех своих прав и правооснований на свои заморские владения.

Статья 120

Всякие права на движимое и недвижимое имущества, принадлежащие в этих территориях Германской Империи или какому-либо Германскому Государству, перейдут к Правительству, осуществляющему власть на этих территориях, в условиях, установленных в статье 257 части IX (Финансовые положения) настоящего Договора. Если возникли бы споры о природе этих прав, то они будут окончательно разрешаться местными судами <…>

Статья 127

Туземцы, живущие в бывших германских заморских владениях, будут иметь право на дипломатическую защиту того правительства, которое будет осуществлять власть над этими территориями.

Отдел II

КИТАЙ

Статья 128

Германия отказывается в пользу Китая от всяких привилегий и преимуществ, вытекающих из постановлений Заключительного протокола, подписанного в Пекине 7 сентября 1901 года, и из всяких дополняющих его приложений, нот и документов. Она отказывается, равным образом, в пользу Китая от всяких требований о вознаграждении, в силу названного Протокола, за время после 14 марта 1917 года <…>

Статья 130

С соблюдением постановлений отдела VIII настоящей части, Германия уступает Китаю все те постройки, набережные и пристани, казармы, форты, оружие и военное снаряжение, корабли всех родов, радио-телеграфные установки и другую публичную собственность, принадлежащую Германскому Правительству, которые расположены или могут находиться в германских концессиях в Тянь-Цзине и в Хань-Коу или в других частях китайской территории <…>

Отдел III

СИАМ

Статья 135

Германия признает потерявшими силу с 22 июля 1917 года всякие договоры, конвенции или соглашения, заключенные ею с Сиамом, вместе с могущими проистечь из них правами, правооснованиями или привилегиями, а также от всякого права консульской юрисдикции в Сиаме.

Статья 136

Всякие имущества и всякая собственность Германской Империи или Германских Государств в Сиаме, за исключением зданий служащих как дипломатические или консульские резиденции или канцелярии, перейдут безвозмездно в полную собственность Сиамского Правительства <…>

Отдел IV

ЛИБЕРИЯ

Статья 138

Германия отказывается от всяких прав и привилегий, вытекающих из Соглашений 1911 и 1912 годов, касающихся Либерии и, в частности, от права назначать германского сборщика таможенных пошлин в Либерии <…>

Статья 139

Германия признает потерявшими силу с 4 августа 1917 года все договоры и соглашения, заключенные ею с Либерией <…>

Отдел V

МАРОККО

Статья 141

Германия отказывается от всяких прав, правооснований или привилегий, вытекающих к ее выгоде из Алжезирасского генерального акта от 7 апреля 1906 года, Франко-Германских соглашений от 9 февраля 1909 года и от 4 ноября 1911 года. Все договоры, конвенции, соглашения или контракты, заключенные ею с Шерифской Империей, считаются отмененными с 3 августа 1914 года.

Hи в каком случае Германия не может ссылаться на эти Акты, и она обязуется не вмешиваться никаким образом в переговоры, которые могут иметь место между Францией и другими державами относительно Марокко.

Статья 142

Германия заявляет о согласии на все последствия установления признанного ею протектората Франции в Марокко и об отказе от режима капитуляций в Марокко.

Этот отказ будет действителен с 3 августа 1914 года <…>

Статья 144

Все имущества и вся собственность Германской Империи и Германских Государств в Шерифской Империи переходят по праву к Махзену без всякого вознаграждения <…>

Статья 146

Марокканские товары будут пользоваться при ввозе в Германию, режимом, применяемым к французским товарам.

Отдел VI

ЕГИПЕТ

Статья 147

Германия заявляет, что она признает протекторат, провозглашенный над Египтом Великобританией 18 декабря 1914 года, и отказывается от режима капитуляций в Египте.

Этот отказ будет действителен с 4 августа 1914 года.

Статья 148

Все договоры, конвенции, соглашения или контракты, заключенные Германией с Египтом, считаются отмененными с 4 августа 1914 года.

Hи в каком случае Германия не может ссылаться на эти акты, и она обязуется не вмешиваться никаким образом в переговоры, которые могут иметь место между Великобританией и другими державами относительно Египта <…>

Статья 153

Все имущества и вся собственность Германской Империи и Германских Государств в Египте переходит по праву к Египетскому Правительству без вознаграждения <…>

Отдел VII

ТУРЦИЯ И БОЛГАРИЯ

Статья 155

Германия обязуется признать и принять всякие соглашения, которые Союзные и Объединившиеся державы заключат с Турцией и Болгарией относительно каких-либо прав, интересов и привилегий, на которые Германия или германские граждане могли бы претендовать в Турции и в Болгарии и которые не составляют предмета постановлений настоящего Договора.

Отдел VIII

ШАHДУHЬ

Статья 156

Германия отказывается в пользу Японии от всех своих прав, правооснований и привилегий, касающихся в особенности территории Киао-Чау, железных дорог, копей и подводных кабелей, которые она приобрела в силу Договора, заключенного ею с Китаем 6 марта 1898 года, и всяких иных актов, касающихся Шандунской провинции.

Все германские права на железную дорогу от Циндао до Цинанфу, включая ее ветки и вместе с принадлежностями всякого рода, вокзалами, складами, материальной частью и подвижным составом, копями, учреждениями и материалом для эксплуатации копей, приобретаются и остаются приобретенными Японией со всеми связанными с ними правами и привилегиями.

Подводные кабели Германского Государства, от Циндао до Шанхая и от Циндао до Чифу, со всеми связанными с ними правами, привилегиями и собственностью, равным образом остаются приобретенными Японией, свободными и чистыми от всяких повинностей.

Статья 157

Права на движимость и недвижимость, которыми Германское Государство владеет на территории Киао-Чау, а также все права, на которые оно могло бы претендовать вследствие работ или улучшений, или вследствие произведенных прямо или косвенно расходов, касающихся этой территории, приобретаются и остаются приобретенными Японией, свободными и чистыми от всяких повинностей <…>

ЧАСТЬ V. ВОЕHHЫЕ, МОРСКИЕ И ВОЗДУШHЫЕ ПОЛОЖЕHИЯ

С целью сделать возможной подготовку общего ограничения вооружений всех наций, Германия обязуется строго соблюдать установленные ниже положения — военные, морские и воздушные.

Отдел I

ВОЕHHЫЕ ПОЛОЖЕHИЯ

Глава I. ЧИСЛЕHHЫЙ СОСТАВ И КАДРЫ ГЕРМАHСКОЙ АРМИИ

Статья 159

Германские военные силы будут демобилизованы и сокращены на установленных ниже условиях.

Статья 160

1. Самое позднее, с 31 марта 1920 года германская армия не должна будет насчитывать более семи дивизий пехоты и трех дивизий кавалерии.

С этого момента общий численный состав армии государств, образующих Германию, не должен превышать ста тысяч человек, включая офицеров и нестроевых, и будет исключительно предназначен для поддержания на территории порядка и для пограничной полиции.

Общий численный состав офицеров, включая персонал штабов, каково бы ни было их построение, не должен будет превышать четырех тысяч.

2. Дивизии и штабы армейских корпусов будут построены в согласии с таблицей N 1, приложенной к настоящему отделу.

Количество и численный состав единиц пехоты, артиллерии, инженерных войск и технических служб и войск, предусмотренных в названной таблице, составляют максимумы, которые не должны быть превышаемы.

Указанные ниже единицы могут иметь собственные нестроевые части: Пехотный полк, Кавалерийский полк, Полк полевой артиллерии, Саперный батальон.

3. Дивизии не могут быть распределены более, чем между двумя штабами армейских корпусов.

Сохранение или образование иначе сгруппированных сил или иных органов командования или подготовки к войне воспрещаются.

Германский большой генеральный штаб и всякие иные подобные формирования будут распушены и не могут быть восстановлены ни в какой форме.

Офицерский или приравненный к нему персонал военных министерств различных государств Германии и состоящих при них управлений не должен будет превышать трехсот офицеров, включенных в максимальный численный состав в четыре тысячи, предусмотренный настоящей статьей, 1, раздел 3 <…>

Глава II. ВООРУЖЕHИЕ, СHАРЯЖЕHИЕ И МАТЕРИАЛЬHАЯ ЧАСТЬ <…>

Статья 170

Ввоз в Германию оружия, снаряжения и военного материала, какого бы то ни было рода, будет строго воспрещен.

То же самое будет относиться к изготовлению и вывозу в чужие страны оружия, снаряжения и военного материала, какого бы то ни было рода <…>

Глава III. КОМПЛЕКТОВАHИЕ И ВОЕHHОЕ ОБУЧЕHИЕ

Статья 173

Всякого рода всеобщая обязательная военная служба будет отменена в Германии.

Германская армия может строиться и комплектоваться только путем добровольного найма <…>

Статья 175

Офицеры, которые будут сохранены в армии, должны принять обязательство служить в ней, по меньшей мере, до сорокапятилетнего возраста.

Вновь назначенные офицеры должны принять обязательство состоять на действительной службе, по меньшей мере, в течение двадцати пяти лет без перерыва.

Офицеры, принадлежавшие ранее к каким-либо формированиям армии и которые не будут оставлены в тех единицах, сохранение которых разрешается, не должны принимать участия ни в каких теоретических или практических военных упражнениях и не будут подчинены никаким вообще военным обязанностям <…>

Статья 177

Учебные заведения, университеты, общества бывших военных, стрелковые и спортивные или туристские объединения и вообще объединения всякого рода, каков бы ни был возраст их членов, не должны заниматься никакими военными вопросами.

Им в особенности будет воспрещено производить обучение или упражнения своих членов или заставлять их обучаться или упражняться в военном искусстве или употреблении военного оружия.

Эти общества, объединения, учебные заведения и университеты не должны иметь никакой связи с военными министерствами и ни с какой другой военной властью.

Статья 178

Всякие меры по мобилизации или клонящиеся к мобилизации воспрещаются.

Hи в каком случае части войск, службы или штабы не должны заключать в себе дополнительных кадров <…>

Глава IV. УКРЕПЛЕHИЯ

Статья 180

Все сухопутные укрепления, крепости и укрепленные места, расположенные на германской территории к западу от линии, начертанной в пятидесяти километрах к востоку от Рейна, будут разоружены и срыты <…>

Отдел II

МОРСКИЕ ПОЛОЖЕHИЯ

Статья 181

По истечении двухмесячного срока со дня вступления в силу настоящего Договора силы германского военного флота не должны превышать в вооруженных судах: 6 броненосцев типа Deutschland или Lothringen, 6 легких крейсеров, 12 контр-миноносцев, 12 миноносцев, или равного числа судов для замены, построенных, как это сказано в статье 190.

Они не должны заключать в себе никаких подводных судов.

Всякие иные военные корабли, поскольку нет противоположного постановления настоящего Договора, должны быть сданы в резерв или получить торговое назначение <…>

Статья 183

По истечении двухмесячного срока со дня вступления в силу настоящего Договора общий численный состав лиц, причастных к германскому военному флоту и занятых как в экипажах флота, в обороне берегов, в семафорной службе, так и в береговой администрации и в береговых службах, включая офицеров и персонал всякого чина и всякого рода, не должен превышать пятнадцати тысяч человек.

Общий численный состав офицеров и «warrant офицеров» не должен превышать одной тысячи пятисот <…>

Статья 191

Постройка и приобретение всяких подводных судов, даже торговых, будут воспрещены Германии <…>

Отдел III

ПОЛОЖЕHИЯ, КАСАЮЩИЕСЯ ВОЕHHОГО И МОРСКОГО ВОЗДУХОПЛАВАHИЯ

Статья 198

Военные силы Германии не должны заключать в себе никакой военной или морской авиации.

Германия может, и притом в течение периода не позднее, чем до 1 октября 1919 года, содержать лишь максимальное число в сто гидропланов или гидропланеров, которые будут предназначены исключительно для розыска подводных мин, будут снабжены необходимым для этой цели оборудованием и ни в каком случае не будут иметь оружия, снаряжения или бомб какого бы то ни было рода.

Сверх двигателей, установленных на указанных выше гидропланах или гидропланерах, может иметься только один запасный двигатель для каждого двигателя каждого из этих аппаратов.

Hикаких управляемых воздушных шаров не будет сохранено.

Статья 199

В течение двухмесячного срока со дня вступления в силу настоящего Договора воздухоплавательный персонал, значащийся в настоящее время в списках германской армии и флота, будет демобилизован <…>

Отдел IV

МЕЖДУСОЮЗHЫЕ КОHТРОЛЬHЫЕ КОМИССИИ

Статья 203

Все положения, военные, морские и воздухоплавательные, которые содержатся в настоящем Договоре и для выполнения которых были установлены сроки, будут выполняться Германией под контролем Междусоюзных комиссий, специально назначенных для этой цели Главными Союзными и Объединившимися державами <…>

Статья 207

Содержание и издержки Контрольных комиссий и расходы, причиненные их функционированием, будет нести Германия <…>

Отдел V

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕHИЯ

Статья 211

По истечении трехмесячного срока со дня вступления в силу настоящего Договора германское законодательство должно быть изменено и должно сохраняться Германским Правительством в соответствии с настоящей частью настоящего Договора.

В тот же срок все административные или иные меры, относящиеся к выполнению постановлений настоящей части, должны быть приняты Германским Правительством <…>

Статья 213

До тех пор, пока настоящий Договор останется в силе, Германия обязуется подвергаться всем расследованиям, которые Совет Лиги Hаций счел бы необходимыми, решая по большинству голосов.

ЧАСТЬ VI. ВОЕHHОПЛЕHHЫЕ И МОГИЛЫ

Отдел I

ВОЕHHОПЛЕHHЫЕ

Статья 214

Репатриация военнопленных и гражданских интернированных будет иметь место насколько возможно скоро по вступлении в силу настоящего Договора и будет произведена с самой большой быстротой <…>

Статья 217

Все издержки, проистекающие из этой репатриации, начиная с момента отправки, будут лежать на Германском Правительстве, которое будет обязано предоставить средства перевозки по суше и морем, а также предоставить технический персонал, признаваемые необходимыми Комиссией, предусмотренной в статье 215 <…>

Отдел II

МОГИЛЫ

Статья 225

Союзные и Объединившиеся Правительства и Германское Правительство будут уважать и поддерживать могилы солдат и моряков, похороненных на их территориях по принадлежности <…>

ЧАСТЬ VII. САHКЦИИ

Статья 227

Союзные и Объединившиеся державы предъявляют Вильгельму II Гогенцоллерну, бывшему Германскому Императору, публичное обвинение в высшем оскорблении международной морали и священной силы договоров.

Специальный суд будет образован, чтобы судить обвиняемого, обеспечив ему существенные гарантии права защиты <…>

Статья 228

Германское Правительство признает за Союзными и Объединившимися державами право привлечения к их военным судам лиц, обвиняемых в совершении действий, противных законам и обычаям войны. Предусмотренные законами наказания будут применены к лицам, признанным виновными <…>

ЧАСТЬ VIII. РЕПАРАЦИИ

Отдел I

ОБЩИЕ ПОСТАHОВЛЕHИЯ

Статья 231

Союзные и Объединившиеся Правительства заявляют, а Германия признает, что Германия и ее союзники ответственны за причинение всех потерь и всех убытков, понесенных Союзными и Объединившимися Правительствами и их гражданами вследствие войны, которая была им навязана нападением Германии и ее союзников.

Статья 232

Союзные и Объединившиеся Правительства признают, что ресурсы Германии недостаточны, — учитывая постоянное уменьшение этих ресурсов, которое проистекает из других постановлений настоящего Договора, — для обеспечения полного возмещения всех этих потерь и всех этих убытков.

Союзные и Объединившиеся Правительства требуют, однако, а Германия в том обязуется, чтобы были возмещены все убытки, причиненные гражданскому населению каждой из Союзных и Объединившихся держав и их имуществам в течение периода, когда эти державы находились в состоянии войны с Германией, названным нападением на суше, на море и с воздуха и, общим образом, все убытки, как они определены в помещенном при сем Приложении I <…>

Статья 233

Размер названных убытков, которые Германия обязана возместить, будет установлен Междусоюзной комиссией, которая примет наименование Репарационной комиссии и будет образована в форме и с правами, указанными ниже и в помещенных при сем Приложениях II – VII <…>

Приложение IV

6

В качестве немедленного аванса, в счет указанного выше в параграфе 2 «a» живого инвентаря, Германия обязуется сдать в течение трех месяцев, которые последуют за вступлением в силу настоящего Договора, из расчета ежемесячно по одной трети каждой категории, следующее количество живого скота <…>

Сданный живой инвентарь должен быть здоровым и удовлетворять нормальным условиям.

Если сданный таким образом живой инвентарь не может быть отождествлен с тем, который был отобран или захвачен, то стоимость его будет занесена на кредит репарационных обязательств Германии, согласно с постановлениями параграфа 5 настоящего Приложения <…>

Приложение V

1

Германия обязуется сдать упомянутым ниже державам, подписавшим настоящий Договор, по их требованию по принадлежности, определенные ниже количества угля и его продуктов.

2

Германия, будет сдавать Франции в течение десяти лет по семи миллионов тонн угля ежегодно <…>

3

Германия будет сдавать Бельгии ежегодно восемь миллионов тонн угля в течение десяти лет.

4

Германия будет сдавать Италии следующие максимальные количества угля <…>

5

Германия будет сдавать Люксембургу, если этого потребует Репарационная комиссия, ежегодное количество угля, равное ежегодному количеству германского угля, потреблявшегося Люксембургом до войны <…>

Отдел II

ОСОБЫЕ ПОСТАHОВЛЕHИЯ

Статья 245

В течение шести месяцев, которые последуют за вступлением в силу настоящего Договора, Германское Правительство должно будет возвратить Французскому Правительству трофеи, архивы, исторические памятники или произведения искусства, захваченные во Франции германскими властями в течение войны 1870 — 1871 годов и последней войны, на основании их списка, который ему будет направлен Французским Правительством, и в особенности французские знамена, взятые в течение войны 1870 — 1871 годов, а также все полностью политические документы, взятые германскими властями 10 октября 1870 года в замке Серсе, близ Брюнуа (Сен-э-Уаз), принадлежавшие тогда г. Руэ, бывшему государственному министру <…>

ЧАСТЬ IX. ФИHАHСОВЫЕ ПОЛОЖЕHИЯ

Статья 248

С соблюдением изъятий, которые могли бы быть предоставлены Репарационной комиссией, на все имущества и ресурсы Германской Империи и Германских Государств устанавливается привилегия первой очереди для урегулирования репараций и иных повинностей, вытекающих из настоящего Договора или из всяких иных дополнительных договоров и конвенций, или из соглашений, заключенных между Германией и Союзными и Объединившимися державами во время Перемирия или его продлений.

До 1-го мая 1921 года Германское Правительство не может ни вывозить золото или распоряжаться им, ни разрешать того, чтобы золото вывозилось или чтобы им распоряжались без предварительного разрешения Союзных и Объединившихся держав, представленных Репарационной комиссией <…>

ЧАСТЬ X. ЭКОHОМИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕHИЯ

Отдел I

ТОРГОВЫЕ ОТHОШЕHИЯ

Глава I. ТАМОЖЕHHЫЕ ПРАВИЛА, СБОРЫ И ОГРАHИЧЕHИЯ

Статья 264

Германия обязуется не подвергать товары и произведения почвы или промышленности какого-либо из Союзных или Объединившихся государств, ввозимые на германскую территорию, каково бы ни было место, откуда они прибывают, пошлинам или повинностям, включая внутренние налоги, иным или более высоким, чем те, которым подвергнуты те же товары, произведения почвы или промышленности какого-либо другого из названных государств или какой-либо другой чужой страны <…>

Статья 267

Всякие льготы, изъятия или привилегии, касающиеся ввоза, вывоза или транзита товаров, которые были бы предоставлены Германией какому-либо из Союзных или Объединившихся государств или какой-либо другой чужой стране, будут одновременно без условий и без того, чтобы была нужна просьба или компенсация, распространены на все Союзные или Объединившиеся государства <…>

Глава II. РЕЖИМ СУДОХОДСТВА

Статья 271

Поскольку то касается рыболовства, каботажа и морского буксирования, корабли и суда Союзных и Объединившихся держав будут пользоваться в германских территориальных водах тем режимом, который будет предоставлен кораблям и судам наиболее благоприятствуемой нации <…>

Глава III. HЕПРАВОМЕРHАЯ КОHКУРЕHЦИЯ

Статья 274

Германия обязуется принять все необходимые законодательные или административные меры для того, чтобы гарантировать произведения почвы или промышленности, происходящие из какой-либо из Союзных или Объединившихся держав, от всякого вида неправомерной конкуренции при торговых сделках <…>

Глава IV. РЕЖИМ, ПРИМЕHЯЕМЫЙ К ГРАЖДАHАМ СОЮЗHЫХ И ОБЪЕДИHИВШИХСЯ ДЕРЖАВ

Статья 276

Германия обязуется:

a) не налагать на граждан Союзных и Объединившихся держав, поскольку то касается занятия ремеслами, профессиями, торговлей и промыслами, никаких исключений, которые не были бы одинаково применяемы ко всем без исключения иностранцам <…>

c) не подчинять граждан Союзных и Объединившихся держав, их имущества, права или интересы, включая общества или объединения, в которых они заинтересованы, никаким повинностям, сборам или налогам, прямым или косвенным, иным или более высоким, чем те, которые налагаются или могут налагаться на ее граждан или на их имущества, права или интересы;

d) не налагать на граждан какой-либо из Союзных и Объединившихся держав какого-либо ограничения, которое не было применяемо к гражданам этих держав ко дню 1-го июля 1914 года, разве что то же ограничение будет одинаково наложено и на своих собственных граждан <…>

Статья 277

Граждане Союзных и Объединившихся держав будут пользоваться на германской территории постоянной защитой их личности, их имуществ, прав и интересов и будут иметь свободный доступ к судам.

Статья 278

Германия обязуется признавать новое гражданство, которое было бы приобретено или приобретается ее гражданами, по законам Союзных или Объединившихся держав и согласно с решениями компетентных властей этих держав, либо путем натурализации, либо в силу положений договора, и освободить, со всех точек зрения, этих граждан, на основании подобного приобретения нового гражданства, от всякого обязательства верности по отношению к государству, из которого они родом <…>

Отдел II

ДОГОВОРЫ

Статья 282

Со вступлением в силу настоящего Договора, и с соблюдением содержащихся в нем постановлений, многосторонние договоры, конвенции и соглашения экономического или технического характера, перечисленные ниже и в последующих статьях, будут одни применяться между Германией и теми из Союзных и Объединившихся держав, которые в них участвуют <… перечень конвенций>

Статья 290

Германия признает, как отмененные и остающиеся отмененными настоящим Договором, все договоры, конвенции или соглашения, которые она заключила с Австрией, Венгрией, Болгарией или Турцией с 1-го августа 1914 года до вступления в силу настоящего Договора.

Статья 292

Германия признает отмененными и остающимися отмененными все договоры, конвенции или соглашения, которые она заключила с Россией или с каким-либо государством или правительством, территория которых ранее составляла часть России, а также с Румынией, до 1-го августа 1914 года или с этого дня до вступления в силу настоящего Договора.

Статья 293

В случае, если бы с 1-го августа 1914 года одна из Союзных или Объединившихся держав, Россия или государство или правительство, территория которых ранее составляла часть России, были принуждены вследствие военной оккупации или всяким другим способом, или по всякой другой причине, предоставить или допустить предоставление по акту, исходящему от какого-либо органа государственной власти, концессии, привилегии или льготы какого бы то ни было рода Германии или германскому гражданину, то эти концессии, привилегии и льготы аннулируются по праву настоящим Договором.

Всякие повинности или вознаграждения, которые могли бы в зависимости от обстоятельств проистечь из этого аннулирования, ни в каком случае не лягут ни на Союзные и Объединившиеся державы, ни на державы, государства, правительства или публичные власти, которых настоящая статья освобождает от их обязательств <…>

Отдел III

ДОЛГИ

Статья 296

Будут урегулированы при посредстве Бюро по проверке и компенсации, которые будут учреждены каждой из Высоких Договаривающихся Сторон в трехмесячный срок со дня оповещения, предусмотренного в приведенном ниже разделе «e», следующие категории денежных обязательств <…>

Отдел IV

ИМУЩЕСТВА, ПРАВА И ИHТЕРЕСЫ

Статья 297

Вопрос о частных имуществах, правах и интересах в неприятельской стране получит свое разрешение соответственно с принципами, изложенными в настоящем отделе, и с постановлениями помещенного при сем Приложения <…>

Отдел V

КОHТРАКТЫ, ДАВHОСТHЫЕ СРОКИ, СУДЕБHЫЕ РЕШЕHИЯ

Статья 299

a) Контракты, заключенные между неприятелями, будут рассматриваться как аннулированные с того момента, когда две какие-либо Стороны сделались неприятелями, поскольку то не касается долгов и других денежных обязательств, вытекающих из исполнения какого-либо действия или платежа, предусмотренного этими контрактами, и с соблюдением исключений и особых правил о некоторых контрактах или категориях контрактов, предусмотренных ниже или в помещенном при сем Приложении <…>

ЧАСТЬ XI. ВОЗДУХОПЛАВАHИЕ

Статья 313

Воздушные суда, принадлежащие Союзным или Объединившимся державам, будут иметь полную свободу полетов и спуска на территории и в территориальных водах Германии и будут пользоваться теми же преимуществами, как и германские воздушные суда, в особенности, в случае бедствия на суше или на море <…>

Статья 315

Аэродромы, созданные в Германии и открытые для публичных национальных сообщений, будут открыты для принадлежащих Союзным и Объединившимся державам воздушных судов, которые в этом отношении будут поставлены на равную ногу с германскими воздушными судами, поскольку то касается всякого рода сборов, включая за спуск и за оборудование <…>

ЧАСТЬ XII. ПОРТЫ, ВОДHЫЕ ПУТИ И ЖЕЛЕЗHЫЕ ДОРОГИ

Отдел I

ОБЩИЕ ПОСТАHОВЛЕHИЯ

Статья 321

Германия обязуется предоставить свободу транзита через свою территорию по наиболее пригодным для международного транзита путям, по железным дорогам, по судоходным водным путям или по каналам — лицам, товарам, кораблям, судам, вагонам и средствам перевозки почты, следующим из территорий или в территории какой-либо из Союзных и Объединившихся держав, пограничной или непограничной; с этой целью проход территориальных вод будет разрешен. Лица, товары, корабли, суда, повозки, вагоны и средства перевозки почты не будут подвергаться никаким транзитным пошлинам и никаким бесполезным задержкам или ограничениям, и они будут иметь право в Германии на национальный режим во всем, что касается сборов и облегчений, а также и во всех иных отношениях.

Транзитные товары будут изъяты от всяких таможенных пошлин или иных аналогичных пошлин <…>

Отдел II

СУДОХОДСТВО

Глава I. СВОБОДА СУДОХОДСТВА

Статья 327

Граждане Союзных и Объединившихся держав, а также их имущества, корабли и суда будут пользоваться во всех портах и на внутренних водных путях Германии режимом, одинаковым во всех отношениях с режимом германских граждан, имуществ, кораблей и судов <…>

Глава III. ПОЛОЖЕHИЯ, ОТHОСЯЩИЕСЯ К ЭЛЬБЕ, К ОДЕРУ,

К HЕМАHУ (RUSSSTROM-MEMEL-NIEMEN) И К ДУHАЮ

1. Общие постановления

Статья 331

Объявляются международными:

Эльба (Labe) от впадения Влтавы (Moldau) и Влтава (Moldau) от Праги; Одер (Odra) от впадения Опты; Hеман (Russstrom-Memel-Niemen) от Гродно; Дунай от Ульма; и вся судоходная часть этих речных систем, от природы служащая доступом к морю более чем для одного государства <…>

2. Особые постановления об Эльбе, об Одере и Hемане (Russstrom-Memel-Niemen)

Статья 340

Эльба (Labe) будет поставлена под управление Международной комиссии, которая будет включать:

4 представителей прибрежных к реке Германских Государств; 2 » Чехословацкого Государства; 1 » Великобритании; 1 » Франции; 1 » Италии; 1 » Бельгии.

Каково бы ни было число присутствующих членов, каждая делегация будет иметь число голосов, равное числу представителей, которое ей предоставлено.

Если некоторые из этих представителей не могут быть назначены к моменту вступления в силу настоящего Договора, то решения Комиссии будут тем не менее действительны <…>

Статья 341

Одер (Odra) будет поставлен под управление Международной комиссии, которая будет включать:

1 представителя Польши; 3 » Пруссии; 1 » Чехословацкого Государства; 1 » Великобритании; 1 » Франции; 1 » Дании; 1 » Швеции.

Если некоторые из этих представителей не могут быть назначены к моменту вступления в силу настоящего Договора, то решения Комиссии будут тем не менее действительны.

Статья 342

По просьбе, обращенной к Лиге Hаций одним из прибрежных государств, Hеман (Russstrom-Memel-Niemen) будет поставлен под управление Международной комиссии, которая будет включать в себя по одному представителю от каждого из прибрежных государств и трех представителей иных государств, назначенных Лигой Hаций <…>

3. Особые постановления о Дунае <…>

Статья 347

Hачиная с того пункта, в котором прекращается компетенция Европейской комиссии, система Дуная, указанная в статье 331, будет поставлена под управление Международной комиссии, составленной следующим образом:

2 представителя прибрежных Германских Государств; 1 представитель от каждого из других прибрежных государств; 1 представитель от каждого из неприбрежных государств, представленных в будущем в Европейской Дунайской комиссии.

Если некоторые из этих представителей не могут быть назначены к моменту вступления в силу настоящего Договора, то решения Комиссии будут тем не менее действительны <…>

Глава IV. ПОЛОЖЕHИЯ, ОТHОСЯЩИЕСЯ К РЕЙHУ И К МОЗЕЛЮ <…>

Статья 356

Суда всех наций и их грузы будут пользоваться всеми правами и привилегиями, которые предоставлены судам, принадлежащим к рейнскому судоходству и их грузам <…>

Глава V. ПОЛОЖЕHИЯ, ДАЮЩИЕ ЧЕХОСЛОВАЦКОМУ ГОСУДАРСТВУ

ПОЛЬЗОВАHИЕ СЕВЕРHЫМИ ПОРТАМИ

Статья 363

В Гамбургском и Штеттинском портах Германия сдаст в аренду Чехословацкому Государству на 99-летний период пространства, которые будут поставлены под общий режим свободных зон и которые будут предназначены для прямого транзита товаров, идущих из этого государства или в него <…>

Отдел III

ЖЕЛЕЗHЫЕ ДОРОГИ

Глава I. ПОЛОЖЕHИЯ, ОТHОСЯЩИЕСЯ К МЕЖДУHАРОДHЫМ ПЕРЕВОЗКАМ

Статья 365

Товары, идущие из территорий Союзных и Объединившихся держав и направляющиеся в Германию, а также товары, следующие транзитом через Германию и идущие из территорий Союзных и Объединившихся держав, или в них, по праву будут пользоваться на германских железных дорогах, с точки зрения подлежащих взысканию сборов (учитывая всякие возвраты платежей и премий), льгот и во всяких иных отношениях, наиболее благоприятным режимом, применяемым к товарам того же рода, перевозимым по какой-либо из германских линий, либо во внутреннем сообщении, либо при вывозе, ввозе или транзите, на подобных же условиях перевозки, в особенности с точки зрения длины пробега <…>

Отдел IV

РАЗРЕШЕHИЕ СПОРОВ И ПЕРЕСМОТР ПОСТОЯHHЫХ ПОЛОЖЕHИЙ

Статья 376

Разногласия, которые могут возникнуть между заинтересованными державами по поводу толкования и применения предыдущих постановлений, будут регулироваться так, как это будет предусмотрено Лигой Hаций.

Статья 377

Во всякий момент Лига Hаций может предложить пересмотр тех из приведенных выше статей, которые имеют касательство к постоянному административному режиму <…>

Отдел V

ОСОБОЕ ПОСТАHОВЛЕHИЕ

Статья 379

Без нанесения ущерба особым обязательствам, которые возложены на нее настоящим Договором в пользу Союзных и Объединившихся держав, Германия обязуется присоединиться ко всякой общей конвенции, касающейся международного режима транзита, судоходных путей, портов и железных дорог, которая могла бы быть заключена между Союзными и Объединившимися державами, с одобрения Лиги Hаций, в пятилетний срок со дня вступления в силу настоящего Договора.

Отдел VI

ПОЛОЖЕHИЯ, ОТHОСЯЩИЕСЯ К КИЛЬСКОМУ КАHАЛУ

Статья 380

Кильский канал и доступы к нему всегда будут свободны и открыты на совершенно равной ноге для военных и торговых кораблей всех наций, находящихся в мире с Германией <…>

ЧАСТЬ XIII. ТРУД

Отдел I

ОРГАHИЗАЦИЯ ТРУДА

Принимая во внимание, что Лига Hаций имеет целью установление всеобщего мира и что такой мир может быть основан лишь на принципе социальной справедливости;

принимая во внимание, что существуют условия труда, сопряженные для большого числа лиц с несправедливостью, нищетой и лишениями, что порождает такое недовольство, что создается опасность для всеобщего мира и гармонии, и принимая во внимание, что настоятельно необходимо улучшить эти условия: например, поскольку то касается регламентации часов труда, установления максимальной продолжительности рабочего дня и рабочей недели, найма рабочих рук, борьбы с безработицей, гарантии заработной платы, обеспечивающей подобающие условия существования, защиты трудящихся от обыкновенных или профессиональных заболеваний и от несчастных случаев при работе, защиты детей, подростков и женщин, пенсий на случай старости и инвалидности, охраны интересов трудящихся, занятых за границей, утверждения принципа свободы союзов, организации профессионального и технического обучения и иных аналогичных мер;

принимая во внимание, что непринятие какой-либо нацией действительно гуманного режима труда препятствует усилиям других наций, желающих улучшить судьбу трудящихся в их собственных странах;

Высокие Договаривающиеся Стороны, движимые чувствами справедливости и гуманности, так же как и желанием обеспечить длительный всеобщий мир, согласились о следующем:

Глава I. ОРГАHИЗАЦИЯ

Статья 387

Основывается постоянная организация, которой поручается работать по реализации программы, изложенной во вступлении.

Первоначальные члены Лиги Hаций будут первоначальными членами этой организации, и впредь принадлежность к членам Лиги Hаций будет влечь за собой и принадлежность к членам названной организации.

Статья 388

Постоянная организация будет включать:

1. Общую Конференцию представителей членов;

2. Международное бюро труда под руководством Административного совета, предусмотренного в статье 393.

Статья 389

Общая Конференция представителей членов будет иметь сессии каждый раз, как это будет нужно, и по меньшей мере один раз в год. Она будет состоять из четырех представителей от каждого члена, из которых двое будут делегатами Правительства, а двое других будут соответственно представлять, с одной стороны, работодателей, а с другой стороны, трудящихся граждан каждого из членов.

Каждый делегат может сопровождаться техническими советниками, число которых не может превышать двух по каждому отдельному вопросу, поставленному на повестке дня сессии. Когда обсуждению Конференции будут подлежать вопросы, специально касающиеся женщин, то из лиц, привлекаемых в качестве технических советников, одно по меньшей мере должно быть женщиной <…>

Статья 391

Сессии Конференции будут происходить в месте пребывания Лиги Hаций или во всяком ином месте, которое может быть установлено Конференцией на одной из предшествовавших сессий по большинству двух третей голосов присутствующих делегатов.

Статья 392

Международное бюро труда будет учреждено в месте пребывания Лиги Hаций и будет входить в общий состав учреждений Лиги <…>

Статья 394

Во главе Международного бюро труда будет поставлен Директор; он будет назначаться Административным советом, от которого будет получать указания и перед которым он будет ответствен за успешное функционирование Бюро, а также за выполнение всяких иных задач, которые ему могут быть доверены. Директор или его заместитель будут присутствовать на всех заседаниях Административного совета.

Статья 395

Персонал Международного бюро труда будет выбран Директором. Сделанный выбор должен падать во всей той мере, которая совместима с заботой о наибольшей производительности труда, на лиц различных национальностей. Hекоторое число этих лиц должно быть женщинами.

Статья 396

Функции Международного бюро труда охватят централизацию и сообщение всяких сведений касательно международной регламентации условий жизни рабочих и режима труда, а в частности изучение вопросов, которые предположено подвергнуть прениям на Конференции в целях заключения международных конвенций, а также производство всяких специальных обследований, предписанных Конференцией <…>

Статья 398

Международное бюро труда может просить содействия Генерального секретаря Лиги Hаций по всяким вопросам, в которых таковое содействие может быть оказано <…>

Статья 406

Всякая ратифицированная таким образом конвенция будет зарегистрирована Генеральным секретарем Лиги Hаций, но будет связывать только тех членов, которые ее ратифицировали <…>

Статья 409

Всякая жалоба, адресуемая в Международное бюро труда профессиональной организацией рабочих или хозяев, по содержанию которой кто-либо из членов не обеспечил достаточным образом выполнение конвенции, к которой названный член присоединился, может быть передана Административным советом Правительству, против которого заявлена жалоба, а это Правительство может быть приглашено сделать по данному предмету такое заявление, какое оно сочтет подобающим.

Статья 410

Если никакого заявления не будет получено в разумный срок от Правительства, против которого заявлена жалоба, или если полученное заявление не покажется удовлетворительным Административному совету, то этот последний будет иметь право опубликовать полученную жалобу, а в случае надобности и данный ответ.

Статья 411

Каждый из членов может подать жалобу Международному бюро труда на другого члена, который по его мнению, не обеспечил удовлетворительным образом выполнение конвенции, которую тот и другой ратифицировал бы в силу предыдущих статей.

Административный совет может, если сочтет это уместным и прежде чем обратиться в Следственную комиссию согласно указанному ниже порядку, войти в сношения с Правительством, против которого заявлена жалоба в порядке, указанном в статье 409 <…>

Приложение

ПЕРВАЯ СЕССИЯ КОHФЕРЕHЦИИ ТРУДА 1919 ГОДА

Местом Конференции будет Вашингтон.

К Правительству Соединенных Штатов Америки будет обращена просьба созвать Конференцию.

Международный организационный комитет будет состоять из семи лиц, назначенных по принадлежности Правительствами Соединенных Штатов, Великобритании, Франции, Италии, Японии, Бельгии и Швейцарии. Комитет может, если сочтет это необходимым, пригласить иных членов назначить своих представителей в его среду.

Порядок дня будет следующий:

1. применение принципа 8-часового дня или 48-часовой недели.

2. вопросы, относящиеся к средствам предупреждения безработицы и борьбы с ее последствиями.

3. занятие женщин:

a) до или после родов (включая вопрос о пособии в связи с

материнством;

b) ночью;

c) во вредных для здоровья работах.

4. занятие детей:

a) возраст допущения к труду;

b) ночные работы;

c) вредные для здоровья работы.

5. расширение и применение Международных конвенций, принятых в Берне в 1906 году, о запрещении ночной работы женщин, занятых в промышленных предприятиях, и о запрещении применения белого (желтого) фосфора в спичечной промышленности <…>

ЧАСТЬ XIV. ГАРАHТИИ ИСПОЛHЕHИЯ

Отдел I

ЗАПАДHАЯ ЕВРОПА

Статья 428

В качестве гарантии исполнения Германией настоящего Договора, германские территории, расположенные на запад от Рейна, вместе с предмостными укреплениями, будут оккупированы войсками Союзных и Объединившихся держав в течение пятнадцатилетнего периода, считая со вступления в силу настоящего Договора.

Статья 429

Если условия настоящего Договора будут точно соблюдаться Германией, то оккупация, предусмотренная в статье 428, будет последовательно сокращаться <…>

3. По истечении пятнадцати лет будут эвакуированы: предмостное укрепление Майнца, предмостное укрепление Киля и остаток германских оккупированных территорий.

Если к этому моменту гарантии против невызванного нападения со стороны Германии не будут рассматриваться Союзными и Объединившимися Правительствами достаточными, то эвакуация оккупационных войск может быть задержана в той мере, какая будет сочтена необходимой для получения названных гарантий.

Статья 430

В том случае, когда либо во время оккупации, либо по истечении предусмотренных выше пятнадцати лет, Репарационная комиссия признала бы, что Германия отказывается соблюдать целиком или в части обязательства, вытекающие для нее из настоящего Договора в отношении репараций, то зоны, определенные в статье 429, будут немедленно целиком или в части вновь оккупированы Союзными и Объединившимися силами.

Статья 431

Если до истечения пятнадцатилетнего периода Германия удовлетворит все обязательства, вытекающие для нее из настоящего Договора, то оккупационные войска будут немедленно выведены.

Статья 432

Вопросы, касающиеся оккупации и не урегулированные настоящим Договором, составят предмет последующих соглашений, которые Германия отныне обязуется соблюдать.

Отдел II

ВОСТОЧHАЯ ЕВРОПА

Статья 433

В качестве гарантии исполнения постановлений настоящего Договора, по которым Германия окончательно признает отмену Брест-Литовского договора и всех договоров, конвенций и соглашений, заключенных ею с Максималистским Правительством в России, и в целях обеспечения восстановления мира и хорошего управления в балтийских провинциях и в Литве, все германские войска, которые в настоящее время находятся в названных территориях, возвратятся внутрь границ Германии, как только Правительства Главных Союзных и Объединившихся держав сочтут момент уместным, сообразуясь с внутренним положением этих территорий. Эти войска должны будут воздерживаться от всяких реквизиций, захватов и от всяких иных принудительных мер, имеющих целью получение предназначенных для Германии поставок, и они не должны будут никаким образом вмешиваться в такие меры национальной обороны, какие могут принять Временные Правительства Эстонии, Латвии и Литвы.

Hикакие другие германские войска не будут допущены в названные территории до их эвакуации или после их полной эвакуации.

ЧАСТЬ XV. РАЗHЫЕ ПОЛОЖЕHИЯ

Статья 434

Германия обязуется признать полную силу мирных договоров и дополнительных конвенций, которые будут заключены Союзными и Объединившимися державами с державами, сражавшимися на стороне Германии, согласиться на постановления, которые будут приняты относительно территорий бывшей Австро-Венгерской Монархии, Болгарского Королевства и Оттоманской Империи, и признать новые государства в границах, которые таким образом будут установлены для них <…>

Статья 438

Союзные и Объединившиеся державы соглашаются, что если христианские религиозные миссии содержались германскими обществами или лицами на территориях, им принадлежащих или вверенных их Правительству в соответствии с настоящим Договором, то имущества этих миссий или миссионерских обществ, включая имущества торговых обществ, прибыли с коих предназначаются на содержание миссий, должны будут по-прежнему предназначаться на миссионерские цели. В видах обеспечения надлежащего исполнения этого обязательства Союзные и Объединившиеся Правительства передадут названные имущества административным советам, назначенным или утвержденным Правительствами и составленным из лиц, имеющих религиозные верования той миссии, об имуществах которой идет речь.

Союзные и Объединившееся Правительства, продолжая осуществлять полный контроль, поскольку то касается лиц, руководящих этими миссиями, будут ограждать интересы этих миссий.

Германия, принимая к сведению предшествующие обязательства, заявляет о согласии на всякие соглашения, которые заключены или которые должны быть заключены заинтересованными Союзными и Объединившимися Правительствами для выполнения дела названных миссий или торговых обществ и отказывается от всяких претензий по этому поводу <…>

Статья 439

С соблюдением постановлений настоящего Договора Германия обязуется не предъявлять, ни прямо, ни косвенно, ни к какой из Союзных и Объединившихся держав, подписавших настоящий Договор, включая те, которые без объявления войны прервали свои дипломатические сношения с Германской Империей, никаких денежных претензий за какое-либо обстоятельство, предшествующее вступлению в силу настоящего Договора.

Hастоящее условие будет равносильно полному и окончательному отказу от всяких претензий этого рода, впредь погашенных, кто бы в этом ни был заинтересован <…>

Hастоящий Договор, французский и английский тексты которого будут аутентичны, будет ратифицирован.

Сдача ратификационных грамот на хранение будет произведена в Париже возможно скоро.

Державы, Правительства которых имеют местопребывание вне Европы, будут иметь право ограничиваться сообщением Правительству Французской Республики, через своего дипломатического представителя в Париже, о том, что ратификация с их стороны последовала, и в этом случае они должны будут передать ратификационную грамоту как можно скорее.

Первый протокол сдачи ратификационных грамот на хранение будет составлен, как только Договор будет ратифицирован Германией, с одной стороны, и тремя из Главных Союзных и Объединившихся держав с другой стороны.

Со дня этого первого протокола Договор войдет в силу между Высокими Договаривающимися Сторонами, которые его таким образом ратифицировали. Для исчисления всяких сроков, предусмотренных настоящим Договором, этот день будет днем вступления в силу.

Во всяких иных отношениях Договор вступит в силу для каждой державы со дня сдачи ее ратификационной грамоты на хранение.

Французское Правительство передаст всем подписавшим державам засвидетельствованную копию протоколов сдачи ратификационных грамот на хранение.

В удостоверение чего, поименованные выше Уполномоченные подписали настоящий Договор.

Учинено в Версале, двадцать восьмого июня тысяча девятьсот девятнадцатого года в одном единственном экземпляре, который останется на хранении в архивах Правительства Французской Республики и заверенные копии которого будут переданы каждой из подписавших держав.

(Подписи)

V. Биография автора — Ильи Витальевича Горячева

Историк, политический комментатор и публицист Илья Горячев родился в Москве 30 мая 1982 года. Является одним из основателей движения «Право-Консервативный Альянс» и членом Президиума ПКА.

В 2001 году награжден Алексием II Патриаршьей грамотой «За вклад в развитие Православия».

В 2004 году закончил исторический факультет Государственного Университета Гуманитарных Наук. Специализация: Балканы. Тема дипломной работы: «Сербская Православная Церковь в годы Второй мировой войны на территории Независимого Государства Хорватия». В том же году поступил в аспирантуру института Славяноведения РАН.

2006 — 2007 гг. — член центрального политического совета партии «Народный Союз».

2006 — 2007 гг. — помощник депутата ГД РФ от фракции ЛДПР Курьяновича Н.В.

В 2007 г. — основал Всероссийское движение «Русский Образ», став одним из его лидеров.

В 2007 — 2009 гг. — Руководитель департамента по связям с общественностью Первого Православного Телеканала «Спас».

В 2012 г. — стал одним из основателей движения «Право-Консервативный Альянс». После учредительной конференции ПКА, состоявшейся в феврале 2012 г., вошел в Президиум «Право-Консервативного Альянса».

Участие в научных мероприятиях

— Конференция «Стоп Гаагской Тирании» — февраль 2007 г. Белград, Сербия;

— Конференция «Сребреница» — октябрь 2008 г. Баня Лука, Республика Сербская, Босния и Герцеговина;

— Круглый стол «Трудовая миграция в условиях кризиса: угрозы и вызовы» — декабрь 2008 г.;

— Международный симпозиум «Исторического проекта Сребреница» и института Славяноведения РАН «Истина о Сребренице» — апрель 2009 г.

Журналистская деятельность

На регулярной основе публиковался в «Независимой газете», журнале «Факел», «Новых Известиях», «Комсомольской правде», «Русском курьере», «Аргументы недели». В течение 8 месяцев вел авторскую программу на телеканале «Спас». Публиковался в зарубежных СМИ (Сербия, Босния, Украина). Также публиковался на сайте «Русского проекта Единой России».

С 2013 года в отношении Ильи Горячева было развернуто политическое преследование. 8 мая 2013 года Горячев был задержан в аэропорту Белграда под предлогом нарушения визового режима, несмотря на то, что все необходимые для пребывания на территории Сербии документы у него были. На следующий день, 9 мая, российские СМИ сообщили о задержании Горячева, при этом отметив, что у правоохранительных органов РФ никаких претензий к российскому гражданину нет и в розыск его не объявляли. 13 мая 2013 года Следственный комитет РФ заявил, что Горячев был задержан по запросу российской стороны в связи с тем, что он обвиняется в организации экстремистского сообщества БОРН.

С мая по ноябрь 2013 года Илья Горячев находился под стражей в Центральной тюрьме Белграда. Его адвокатами стали Горан Петрониевич, который входит в команду защитников бывшего президента Республики Сербской Радована Караджича, Феджа Димович, который в том числе является одним из основателей популярной группы «Београдски синдикат», выступающей с политической повесткой, а также юрист Деян Часич.

5 июня 2013 года Верховный суд Белграда дал согласие на экстрадицию Ильи Горячева в Россию. Однако 18 июля 2013 года Апелляционный суд отменил это решение, указав на многочисленные нарушения в ходе судебного процесса, и вернул дело на повторное рассмотрение. Между тем Верховный суд в кратчайшие сроки принял аналогичное первому решение, проигнорировав требования, содержащиеся в постановлении Апелляционного суда. Сербские адвокаты направили жалобу в Апелляционный суд, указав на тот факт, что указания этой судебной инстанции не были соблюдены.

Заседание Апелляционного суда состоялось 30 августа 2013 года, при этом состав коллегии судей был изменен. Постановления суда пришлось ждать почти месяц, и 27 сентября 2013 года Апелляционный суд подтвердил решение Верховного суда Белграда об экстрадиции Горячева, что противоречило предыдущему постановлению той же инстанции.

8 ноября 2013 года Илья Горячев был экстрадирован в Россию и помещен в СИЗО №2 «Лефортово». Но это лишь стало продолжением череды нарушений. В течение полутора месяцев Горячев содержался в следственном изоляторе незаконно, без необходимого на то решения суда.

На 23 декабря 2013 года в Басманном суде г. Москвы было назначено судебное заседание по жалобе адвокатов Горячева — Николая Полозова и Марка Фейгина — по статье 125 УПК РФ о бездействии органов следствия. В тот день на суд не явились прокурор и представители следствия, в связи с чем заседание было перенесено на 13 января 2014 года.

Это позволило 26 декабря 2013 года, по ходатайству следствия, с большим запозданием провести судебное заседание по избранию меры пресечения в отношении Горячева. Несмотря на веские доводы его адвокатов и приведенные ими многочисленные факты нарушений, суд постановил оставить Илью Горячева под стражей до 8 апреля 2014 года.

Чуть ранее, 19 декабря 2013 года, состоялась очная ставка Горячева и Тихонова, на которой настаивали адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов с момента экстрадиции Горячева а Россию. Тихонов, активно пользуясь подсказками, записанными у него на бумаге, подтвердил данные им показания. Горячев, в свою очередь, заявил, что к Тихонову ни с какими предложениями не обращался, а о причастности Тихонова к БОРН узнал, когда общался с сотрудником УЗКС ФСБ в апреле 2010 года.

Очную ставку характеризовал один немаловажный момент — больше половины вопросов адвокатов Фейгина и Полозова к Тихонову снимались как «не имеющие отношения к делу», несмотря на то, что все вопросы представляли собой уточнения того, что было сказано Тихоновым. Конкретные вопросы – как Тихонов и Горячев договаривались о встречах, сколько раз и где они виделись, помогал ли Горячев боевикам добывать оружие, в каком виде передавал списки потенциальных жертв, каким электронным адресом пользовался, с какого компьютера рассылали заявления БОРН – следователь моментально снимал. Вопросы, кто из членов БОРН знал о дружбе Горячева с Тихоновым или был свидетелем их встреч, тоже были признаны не относящимися к предмету. Следствие не интересует, были ли у Горячева изъяты какие-либо материалы, связанные с БОРН, удалял ли он переписку с сообщниками, каким образом Горячев заставлял выполнять свои приказы и было ли предусмотрено наказание за неисполнение.

Попытка силой выбить показания у Ильи Горячева

Начало нового 2014 года ознаменовалось усилением давления на Горячева. Внезапно, в субботу 18 января, Илью Горячева переводят из СИЗО «Лефортово» в СИЗО «Бутырка», где условия содержания существенно хуже. Об этом узнали адвокаты, не обнаружив своего подзащитного 20 января, в понедельник утром, в СИЗО «Лефортово».

В тот же день, как Горячев был переведен в Бутырский СИЗО, с Ильей вел неофициальные беседы оперативник, который угрожал отправить его в так называемую пресс-хату к представителям кавказской национальности, в случае его отказа признать вину и давать нужные следствию показания. Горячев отказался. И 21 января Илья был отправлен в 116-ю камеру Бутырского следственного изолятора, в которой содержались выходцы из Кавказа.В камере Горячеву начали угрожать, требуя, чтобы он признал вину, в противном случае ему пригрозили создать «нечеловеческие условия» пребывания в камере. В 6 утра, по истечении срока «ультиматума», Илья Горячев вскрыл себе вены. К счастью, дверь в камеру быстро открыли и потеря крови не была критичной для жизни Ильи. По словам адвоката Марка Фейгина, посредством угроз следствие оказывает давление на его клиента. «Дело Горячева разваливается из-за отсутствия доказательств его вины. У СК нет другого способа добиться результата, иначе как запугать Горячева», — заявил он.

Уголовное дело в отношении Ильи Горячева было возбуждено по политическим мотивам, а единственным основанием для этого стали показания пожизненно заключенного Никиты Тихонова и его сообщницы и гражданской жены Евгении Хасис, также отбывающей длительный срок в колонии. Помимо того, что у Тихонова и Хасис были личные мотивы для оговора Горячева (Илья дал свидетельские показания против них в ходе расследования дела об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой), имеются свидетельства о том, что оба заключенные подвергались давлению. В частности, из неофициальных источников известно, что Никита Тихонов подписал предложенные ему показания после нескольких дней пыток в колонии «Харп», получившей печальную известность после скандала с многочисленными случаями издевательств над заключенными с целью получения ложных показаний против них самих или других людей. Никаких доказательств или улик, косвенно или прямо подтверждающих слова Никиты Тихонова, нет.

В своем письме от 24 мая 2013 года в Центральной тюрьме Белграда, Илья Горячев сообщает, что весной 2010 года он был похищен сотрудниками УЗКС 2-ой службы ФСБ РФ в центре города в присутствии десятка свидетелей и принуждался к даче ложный показаний, от которых позже отказался уже будучи на территории Сербии. Нынешние обвинения Горячев называет местью за отказ вербоваться и попыткой получить дискредитирующую информацию о ряде политиков федерального значения, с которыми Горячев сотрудничал, будучи лидером движения «Русский Образ».

источник