Допрос Тихонова стороной защиты

Процесс, События

Продолжение допроса Никиты Тихонова. На этом заседании Тихонов отвечает на вопросы стороны защиты.

kommersant.ru \ Никита Тихонов

kommersant.ru \ Никита Тихонов

Тихонов: Есть одна неясность, которую надо разъяснить, относительно убийства Джапаридзе. Дело было так: в сентябре 2008 года мы обсуждали с Горячевым список антифа, который мне летом передал Горячев. И он назвал мне лиц, в случае уничтожении которых антифа-движение будет обезглавлено. Он назвал Олесинова, Филатова, Хуторского. И сказал, что есть два негодяя, которых надо наказать за нападение на сестру Скачевского — Джапаридзе и Авалишвили. И в апреле 2009 года, когда я состоялась встреча с представителями группировки «северные» — Баклагиным, Исаевым по инициативе Коршунова, я им передал данные на Джапаридзе, после чего было совершено убийство. Я исходил из того, что как в сентябре Горячев обозначил их как подлежащих ликвидации, так это и остается в силе. Но конкретно в апреле 2009 перед этим встречи с Горячевым не было, те не было встречи, на которой он сказал бы, что теперь надо заняться этим человеком. Но приказ не был отменен. Он действовал. Когда состоялась наша встреча с Горяечвым уже после убийства Джапаридзе в августе 2009 года в кафе на Старой площади, где обычно обедают представители администрации президента, Горячев выразил свое возмущение тем, что он не знал, когда конкретно будет произведено убийство. Он хотел бы принять какие-то меры безопасности, создать себе алиби. Но я и сам не знал, когда будет убийство, я ведь не участвовал. Убийство совершили «северные». После убийства Джапаридзе Горячев был испуган и говорил, что появляются какие-то намеки и, вероятно, подозрения у лиц, которые предоставили ему информацию. И он строго-настрого запретил нападать на антифа. По его указанию я больше никого не трогал.

Прокурор: Из оглашенных адвокатами показаний, данных Вами ранее, прозвучало, что «северные», Баклагин и Исаев, не знали о БОРН, а теперь Вы говорите, что они знали. Как вы можете это пояснить?

Тихонов: Они не знали о БОРН, потому что я им не рассказывал об этом. Я их в БОРН не приглашал, это была идея Коршунова. Как я понял из судебного заседания по Баклагину и Исаеву, они знали о БОРН.

Прокурор: Поясните, тот момент, что информация по антифа была в интернете.

Тихонов: Еще в 2005 году на тематических сайтах мне попадались данные на антифа, некоторые их лидеры были известны, их знали в лицо. Выкладывались фотографии Филатова и Хуторского, но адресов у меня не было. Адрес был только на Хуторского. Данные (адрес) на Джапаридзе и Филатова я узнал от Горячева. Он предоставлял мне и другие фотографии, которых у меня до этого не было.

Прокурор: Вы, Никита Тихонов, все эти убийства сами смогли бы совершить без Горячева?

Тихонов: Нет, у меня не было достаточно сведений и информированности и мотивированности, чтобы совершать такие массовые убийства. Без Горячева я участвовал в драках. Про наших жертв нам было ничего не известно, плюс побудительный мотив, он рассказывал же нам про весь этот леворадикальный проект.

Очередь задавать вопросы перешла стороне защиты.

Адвокат Николай Полозов: Вы жаловались на здоровье, сейчас все нормально?

Тихонов: сейчас все нормально, в случае долгого чтения доказательств я попрошу у судьи стул.

Полозов: Вы были спортивным человеком. Что с вами такое произошло, что из цветущего молодого человека вы сейчас превратились в инвалида?

Снимается вопрос.

Полозов: Эта внезапная перемена здоровья в последние годы повлияло на показания, которые Вы давали в 2009 и впоследствии в 2012, 2013 годах?

Тихонов: Не повлияло.

Фейгин: Вы меняли в отношении Горячева показания в 2009 и 2012 годах?

Тихонов: В 2009 году я выгораживал Горячева, у нас были определенные договоренности, что он с помощью своих связей во властных структурах попытается мне помочь. Но он ничего не сделал, чтобы облегчить положение. Когда он дал против меня показания, я к этому отнесся с пониманием, я звонил ему и говорил, что понимаю его, он себя спасал. Но после этого я просил Горячева прийти в суд и дать показания. Он этого не сделал, но он обещал направить в суд отказ от данных показаний. Но он направил еще и другое письмо, в котором отказывался от своего отказа, где говорил, что я оказывал на него давление, чтобы он отказался от своих показаний.

Помимо этого, из материалов дела я убедился, что не подтверждается вся информация, которую мне давал Горячев относительно Маркелова, о его роли в леворадикальном проекте. Он враждебно относился к националистам, но при этом он занимался своей юридической практикой. То есть мотивацию для совершения убийства Маркелова как нашего политического врага Горячев дал мне ложную. В связи с этим я испытал разочарование в вооруженной борьбе. Я пришел к выводу, что люди, которых мы убивали, они зачастую были просто невиновны.

Фейгин: То есть вы решили отомстить Горячеву?

Тихонов: Нет, неправильно. В Горячеве я разочаровался, и решил, что, раз он не соблюдает в отношении меня обязательства, то и я не буду его выгораживать.

Фейгин: Как можно соблюсти обязательсва, если Вы находитесь в тюрьме за убийство двух человек? Как Горячев мог избавить Вас от уголовной ответственности?

Тихонов: Я исходил из того, что он мне рассказывал — что он общается с людьми из Администрации Президента, я рассчитывал, что они задействуют свои связи и через телефонное право как-то облегчат мое положение. Когда находишься в СИЗО, хватаешься за любую соломинку.

Полозов: Когда вы людей убивали, эта соломинка была последней или у вас были еще какие-то варианты. Вы вообще думали, что можете попасть под суд и в тюрьму?

Тихонов: Да, приходила в голову такая мысль.

Полозов: И вы верили в те разговоры, которые вел Горячев?

Тихонов: Я в какой-то момент почувствовал безнаказанность, и я не раздумывал о том, что буду делать, если попадусь.

Полозов: То есть вы о будущем не думали?

Тихонов: Я думал, что преступления БОРН долго не будут расследоваться, как обещал Горячев. К тому же надо еще поймать меня, а я старался соблюдать конспирацию. Меня рзыскивали по делу Рюхина и я надеялся, что это реальное уголовное дело будет с меня снято с помощью связей Горячева.

Полозов: Вам Горячев демонстрировал, помимо слов, весомые доказательства своего влияния и общения с высокопоставленными чиновниками? Или это были лишь слова.

Тихонов: Горячев называл имена, Горячев познакомил меня с Леонидом Симунином, которого он представил как человека из администрации президента, курирующего «Русский образ». Это было в его офисе в Москве на Бауманской. Кроме того, по достижениям «Русского образа» было видно, что у него есть связи — другие проводят мероприятия на окраине, а им разрешили провести концерт «Коловрата» на Болотной площади у Кремля.

Полозов: И Вы уверены, что такое невозможно без связей в Администрации Президента.

Тихонов: Я и сейчас так думаю, что без связей такое невозможно.

Фейгин: Назовите фамилии всех лиц, кого Горячев называл из Администрации Президента, с которыми он был связан, как доказательства своего влияния?

Тихонов: Горячев упоминал фамилии Иванова, Карпова, он говорил о них как о работниках управления внутренней политики администрации президента. Чаще всего он вспоминал Симунина и Митрюшина. Но вообще я старался в это не углубляться, я считал, что это сфера ответственности Горячева, а моя ответственность — это силовые акции.

Фейгин: Вы такой доверчивый человек, это не похоже на Вас — Вы образованный, и верили на слово Горячеву?

Тихонов: Есть такая вещь — дружба.

Фейгин: Дружба-дружба, но это не шуточные вещи. Пытались проверить у других знакомых?

Тихонов: У меня таких друзей нет. Из моего круга общения он был единственным, кто ссылался на такого рода знакомства.

Полозов: При общении с Вами упоминал ли Горячев фамилию Владислава Суркова.

Тихонов: Бывало, но, насколько я знаю, лично они не встречались.

Полозов: Вы рассказали, что находились в бегах по той причине, что находились в розыске якобы по обвинению в убийстве Рюхина.

Снимается вопрос как повторный.

Полозов: Когда вы скрывались в Украине?

Тихонов: С декабря 2007 года по сентябрь 2008 года.

Полозов: Каким образом Вы туда отбывали?

Тихонов: Незаконно пересек границу.

Полозов: Где и как вы переходили границу?

Тихонов: Я нелегально переходил границу в Белгородской области через ставшую ныне знаменитой речку Айдар.

Полозов: А возвращались как?

Тихонов: Обратно переходил по поддельному паспорту.

Полозов: Кто вам его передал?

Тихонов: Знакомые.

Полозов: Можете назвать?

Тихонов: Не хочу.

Полозов: Не хотите… Далее. После возвращения Вы с Горячевым когда общались?

Тихонов: Почти сразу.

Полозов: А когда Вы были на Украине, общались с Горячевым?

Тихонов: посредством интернета, у меня был ноутбук.

Полозов: Что с этим ноутбуком стало?

Тихонов: Я даже не знаю..

Полозов: На момент Вашего задержания этот ноутбук был с Вами?

Тихонов: нет, он остался на Украине.

Полозов: Как происходило общение с Горячевым? Вы ему звонили, по электрнной связи общались?

Тихонов: Мы общались по электронной связи и я звонил ему с таксофона в Москве.

Полозов: А номер его помните?

Тихонов: 8 926 235 02 45.

Полозов: У Вас какой номер был?

Тихонов: Постоянного не было.

Полозов: Вам известно, Горячев менял телефонные номера?

Тихонов: Мы договорились, чтобы я звонил ему на этот его основной номер, который знали много лиц, и еще был один номер, на который он просил звонить иногда, но это происходило гораздо реже.

Фейгин: Горячев лично не принимал участия ни в одном из убийств?

Тихонов: Он не принимал личного участия ни в одном из убийств, он не был на месте преступления.

Фейгин: То есть Горячев отдавал приказы только Вам лично?

Тихонов: Да.

Фейгин: Скажите, кто-нибудь подтвердить Ваши слова может? Присутствовал кто-нибудь, когда-нибудь при отдаче этих приказов?

Тихонов: Мы такого не допскали.

Фейгин: То есть Ваши слова — это только Ваши слова, правильно?

Молчание.

Фейгин: Больше никто не может подтвердить?

Тихонов: Нет, конечно, свидетели нам не нужны.

Фейгин: Знали только Вы и Горячев?

Тихонов: Я надеюсь, что да.

Фейгин: Вы обсуждали с Горячевым приказы на убийство, когда общались через интернет, через Скайп?

Тихонов: Нет.

Фейгин: Никогда. Горячев когда-нибудь употреблял в этом общении слова «убей», фамилию «Маркелов»?

Тихонов: По Скайпу и интернету — нет, конечно.

Фейгин: А по другим — через телефон он говорил, ты должен убить такого-то? Называл фамилии, слова «убей»?

Тихонов: Нет.

Фейгин: то есть это было в личном общении вашем, без свидетелей?

Тихонов: Да.

Фейгин: В принципе Ваши слова может кто-нибудь подтвердить? Хоть один человек?

Тихонов: Я не знаю. Я надеюсь, что Горячев со своей стороны тоже не распространялся об этом.

Фейгин: Вы сказали, что Горячев использовал какую-то терминологию, которую всегда можно двояко понимать. То есть, избегав формулировок «убей». Действительно, даже в общении с Вами он избегал формулирвок «убей»?

Тихонов: Даже мне сейчас, убив немало людей, тяжело говорить: «Я убил». Существует множество эвфемизмов, типа «ликвидируй», «помножь на ноль» или «уничтожь», и люди, которые много общаются, понимают друг друга с намека.

Фейгин: Назовите, какие слова употреблял Горячев?

Тихонов: В том числе, «помножь на ноль».

Фейгин: Почему бы ему без свидетелей не сказать прямо: «Убей»?

Тихонов: Мне было бы, например, тяжело сказать такое.

Фейгин: Убивать вы могли, а сказать не могли?

Тихонов: Да. Вы знаете, многие люди могут заниматься сексом, а разговаривать о сексе не могут.

Полозов: Насколько четко из ваших разговоров Горячев эзоповым языком выдвигал требования? Могло ли получиться так, что он говорил об одних вещах, а Вы представляли себе несколько иначе и соответственно делали выводы?

Тихонов: Для меня все было понятно, если бы я совершил что-то, что Горячеву не понравилось, он бы мне хотя бы сказал.

Полозов: На тот момент Вы Горячева знали около семи лет. Он человек какой, вспыльчивый, горячий?

Тихонов: Он человек аналитического ума, Горячев по темпераменту не горячий, он сдержанный в оценках, в словах, не склонный к вспышкам внезапного и необоснованного гнева.

Полозов: В этой связи я хотел бы задать вопрос. Мы зачитывали Ваши показания и я вижу там немаленькие противоречия. «После убийства Горячев очень сильно радовался», в случае неудачи он был «очень недоволен». Как это соотносится с тем, как Вы охарактеризовали сейчас? Спокойный человек, а на бумаге получается отрицательный герой, немного сумасшедший, которыйй либо чрезмерно радуется. либо недоволен.

Тихонов: Но таково вот мое понимание его реакции. Для какого-то человека то, что он усмехнулся, это выражение высшей радости. Если ты человека хорошо знаешь, ты понимаешь, что для него является выражением гнева, радости или недовольствия. А мы знали друг друга хорошо.

Фейгин:  Горячев отдавал Вам приказы, которые Вы могли не выполнить?

Тихонов: Да, если бы в них содержалось что-то для меня недопустимое.

Фейгин: Как так получилось, что он предлагал вам избивать сторонников Каспарова и Лимонова, вы отказались, а убивать людей согласились?

Тихонов: Во-первых, Горячев предлагал это не от своего имени, а от имени контактов из Администрации Президента, во-вторых, лимоновцы и каспаровцы мне не враги. А вот антифа-скинхеды мне враги. Горячев создал у меня ощущение, что Маркелов враг, и я его убил.

Фейгин: Как так получилось, что боевая организация, он ее руководитель, а Вы не исполнили приказ? Какое было предусмотрено наказание за неисполнение?

Тихонов: Мы как-то не продумывали таких дисциплинарных мер. У нас все делалось по согласию.

Фейгин: А другие люди, которые не знали Горячева, знали о дисциплине в БОРН, за ослушание?

Тихонов: Не путайте дружественные связи с государственными структурами, в БОН было основано на товарищеских отношениях.

Фейгин: Что бы было, если бы кто-то пошел и сдал вас органам?

Тихонов: Мы бы что-нибудь придумали. Таких прецедентов не было.

Фейгин: Горячев никого кроме вас из БОРН не знал?

Тихонов: Почему? Он знал Волкова, он знал Коршунова  — они были лично знакомы и видели друг друга еще до того, как все началось. В 2005-2006 году они познакомились, они лично виделись, было такое.

Фейгин: А Волков говорит, что никогда не знал Горячева… Скажите, был у БОРН какой-то прописанный устав?

Тихонов: Устава, как и какого-то фиксированного членства, не было.

Полозов: В БОРНе было такое понятие как круговая порука?

Тихонов: Все это было как неписанная формула.

Полозов: Сколько всего участников БОРН?

Тихонов: Горячев, Волков, Паринов, я, Коршунов. До момента моего задержания. Я Баклагина и Исаева как членов БОРН на тот момент не рассматривал. Что было после моего задержания, я не знаю.

Полозов: Я так понимаю, в общей сложности — 8 человек.Между собой эти люди — кто с кем был знаком?

Тихонов: По-моему, Исаев, Тихомиров и Баклагин с Волковым не были знакомы. Не помню, чтобы они виделись и общались с Горячевым. Паринов тоже был знаком с Горячевым — мы все вместе ездили на Украину, это было в 2005-2004 году. Не уверен, что Паринов был знаком с Баклагиным, Исаевым, Тихомировым.

Полозов: То есть единственным человеком, который был знаком со всеми членами БОРН, были вы?

Тихонов: Думаю, да.

Полозов: Хорошо. Вы упоминали в своем допросе неких «северных», можно пояснить, что это за люди?

Тихонов: Баклагин, Исаев, Тихомиров.

Полозов: В допросе упоминается, что там еще есть какие-то люди.

Тихонов: Были еще человека два, но потом они отошли. там был какой-то внутренний их разговор, когда Баклагин предложил им убивать, и они отказались. Их объединяло то, что они жили на севере области. Они были объединены неформальными связями.

Полозов: «Северные» — это просто название для людей, или у них была организация своя?

Тихонов: Как мне представляется, они были объединены в неформальную ячейку, скажем так. Без устава, без членства.

Полозов: Коршунов — он из «северных»?

Тихонов: Нет, Коршунов не из «северных», но он с ними плотно контактировал, и они его воспринимали как старшего товарища.

Полозов: Он входил в эту неформальную ячейку?

Тихонов: Он не проживал на севере Московской области.

Полозов: А почему Вы и в допросе, и в показаниях Коршунова относите туда, к «северным».

Тихонов: Сначала я познакомился с Коршуновым.

Фейгин: Вот Вы сказали про Коршунова как более опытный, авторитетный. А кто вообще пользовался авторитетом среди членов БОРН? Чем он должен был доказать право на авторитет?

Тихонов: Среди рядовых членов, которые непосредственно занимались убийствами, авторитетом считался человек, имеющий опыт уличного насилия, драках, если он владел оружием или оперативными навыками

Фейгин: А Горячев обладал такими навыками?

Тихонов: Нет, как я ранее говорил, Горячев не занимался скинхедством. Владел ли он оружием, я не знаю, по всей видимости, владел, раз заказал мне пистолет. Горячев едва ли пользовался у них уважением, он не такого склада ума. Уважал его я за другие качества, за его интеллектуальный дар, как человека со связями, а не за бойцовский характер.

Фейгин: Если бы Вас арестовали, Горячев мог бы руководить БОРН в ваше отсутствие?

Тихонов: Мой ответ будет носил предположительный характер.

Фейгин: Хорошо, не отвечайте. Вопрос такой, мог ли Горячев отдавать приказы на убийство кому-нибудь из членов БОРН, кроме Вас?

Тихонов: Не мог, потому что такая структура была изначально задумана Горячевым, чтобы про него знал только я. И я его как связной и организатор устраивал.

Фейгин: А могло ли быть причиной то, что он не мог пользоваться авторитетом среди них?

Тихонов: Мой ответ будет носить предположительный характер.

Полозов: Вот Вы говорите, что Горячев такой талантливый организатор и создал БОРН для достижения политических целей. В качестве мотивации, как Вы говорите, он хотел предъявлять эти убийства в АП. Что конкретно он говорил?

Тихонов: Если не повторять, что я сказал ранее, я могу только сказать про организаторские способности Горячева — он создал из ничего журнал и организацию «Русский Образ». Параллельно создал БОРН. Такие у него таланты.

Полозов: Горячев говорил, сколько ему нужно трупов, чтобы достичь целей БОРН?

Тихонов: Практически об этом у нас был разговор в августе 2009 года в скверике возле станции метро «Каширская», когда я попросил обозначить политические перспективы, спросил, сколько это будет продолжаться. Тогда он рассказал мне, что «Русский образ» может предложить перемирие, если его будут регистрировать как партию и не будут ей препятствовать, и тогда БОРН сможет заявить, что складывает оружие. Такие перспективы он мне нарисовал, и они мне понравилась.

Фейгин: Вы говорите о его связях с Администрацией Президента, а это Администрация Президента ему поручала такие планы Вам передавать как исполнителю БОРН? Он ссылался, что мне конкретное лицо из Администрации Президента сказало сделать это?

Тихонов: Он давал понять, что это заказ из властных структур, а насколько это было правдой, я не знаю. После моего разочарования в этом человеке, после того, как он был пойман на лжи, я не берусь это утверждать.

Фейгин: У меня конкретный вопрос. Мы обсуждали вчера, что один из вариантов альтернативных в ситуации с Анной Бешновой было поджечь Можайскую Управу. Это что, Администрация Президента хотела, чтобы подожгли Можайскую Управу?

Тихонов: Заказ от властных кланов шел только, когда речь шла о приверженцах леволиберальных взглядов. А в случае действий Анны Бешновой и «Черных Ястребов» эти действия были направлены на раскрутку, приданию БОРН известности.

 

Фейгин: Вы правда верили в то, что Администрация Президента может через Горячева передавать приказы об убийствах леворадикалов?

Тихонов: Да, тогда я в это верил.

Далее очередь допрашивать перешла к Илье Горячеву, у которого было два вопроса.

Горячев: То есть до августа 2009 года цели БОРН вы не знали? Вы сейчас сказали про разговор в скверике на Каширской, которого в природе не было. До августа 2009 года, по-вашему, цели организации я Вам не раскрывал?

Тихонов: Нет, было не так. С сентября 2008 года цели БОРН мне были известны, а в скверике ты мне рассказывал о политических перспективах деятельности, фактически, ты мне отвечал на вопрос доколе?.

Горячев: То есть можно сказать, что до августа 2009 года Вы действовали вслепую?

Тихонов: Я, по сути, действовал вслепую все это время, с того самого момента, когда я согласился на предложенное тобой, потому что я верил во все эти связи во властных структурах.

Полозов: Давайте вернемся немного назад. Вот Вы вместе с Ильей Витальевичем создавали журнал «Русский Образ», а какие функции Вы выполняли как помощник?

Тихонов: Написание статей и разные мелочи.

Полозов: А зачем Горячев решил зарегистрировать журнал?

Тихонов: Чтобы это было официальное СМИ.

Полозов: А почему официальное СМИ, а не подпольное?

Тихонов: У нас не было такой задачи.

Полозов: А «Русский Образ» он регистрировал?

Тихонов: Вероятно, да. Я точно не помню.

Полозов: Вы работали журналистом? В какие года?

Тихонов: В 2006.

Полозов: Как журналист Вы интернетом пользоваться умеете?

Тихонов: Да.

Полозов: Когда Вы жили в квартире со своей гражданской женой в 2009 году у Вас был там интернет?

Тихонов: Да.

Полозов: И Вы пользовались им?

Тихонов: Да.

Полозов: А в 2007-2008 годах?

Тихонов: В 2008 — в большей степени, в 2007 — в меньшей.

Полозов: А в интернете Вы базами данных пользовались?

Тихонов: Да, Nomer.org.

Полозов: А что они из себя представляют?

Вопрос снимается.

Полозов: Я задаю этот вопрос, чтобы установить, действительно ли в Nomer.org содержится информация поиска данных. В Nomer.org Вы пробовали находить знакомых, себя?

Тихонов: Себя — да, знакомых, по-моему — нет.

Полозов: Находили?

Тихонов: Да.

Полозов: А других, незнакомых лиц?

Тихонов: Там были устаревшие данные.

Полозов: А что там указывается?

Тихонов: Фамилия, имя и отчество, адрес, год рождения.

Полозов: Помимо электронных баз, у Вас имелись какие-то собственноручные записи с чьими-то установочными данными, фамилии-адреса?

Тихонов: Что-то было, да.

Полозов: А записи на сотрудников милиции были у вас? Капитан такой-то живет там-то?

Тихонов: Такого не было, но были упоминания каких-то сотрудников.

Полозов: Телефон Леонида Симунина был у вас?

Тихонов: Да, он мне дал мобильный.

Полозов: Сколько раз вы звонили?

Тихонов: Два или три раза.

Полозов: Первую встречу Вы описали, в офисе Симунина Вы познакомились.

Тихонов: Это было летом 2009 года.

Полозов: А Симунин Вам дал телефон в первую встречу?

Тихонов: Сразу после того, как от него поступил заказ разобраться с этой вот женщиной.

Полозов: Расскажите подробнее об этой встрече с Симуниным. Что он Вам предложил, что Вы сказали, что говорил Илья Витальевич.

Тихонов: Когда я в очередной раз обратился в Горячеву по вопросу о финансировании, он сказал, что с деньгами очень плохо. Но добавил, что я могу заработать «по профилю». Горячев объяснил, что вот есть наш куратор, о котором я тебе говорил, у него есть должники, которых надо припугнуть, и я могу выполнить заказ. Горячев сказал, что если мне нужны деньги, мы можем подъехать и он все подробно объяснит. Мы подъехали после этого разговора к Симунину на Бауманской, и… (судья перебивает — это не относится к обвинению, предъявленному Горячеву).

Фейгин: Возвращаясь к базе Nomer.org, вы там сами искали фамилии Филатова, Джапаридзе?

Тихонов: Нет, в этом не было нужды, мне данные дал Горячев.

Фейгин: А Маркелова?

Тихонов: Маркелова да, искал.

Фейгин: Вы сказали, что Горячев Вам дал какую-то базу, а где эта база, которую он передал?

Тихонов: Должна была быть изъята в ходе обыска.

Фейгин: Она была написана почерком Горячева?

Тихонов: В электронном виде, там были адреса, паспортные данные. И отдельным файлом были фотографии.

Фейгин: А почему он от руки ничего не передавал?

Тихонов: Потому что в этот момент мы находились в разных странах — я на Украине, он — в России.

Фейгин: Он Вам не лично передал?

Тихонов: В электронном.

Фейгин: Ваша гражданская жена была в курсе Ваших разговоров с Горячевым?

Тихонов: Больше, чем бы мне хотелось.

Фейгин: Она лично присутствовала при ваших разговорах с Горячевым на тему убийств?

Тихонов: Лично никогда.

Фейгин: И лично она не может подтвердить, что Горячев говорил Вам об этом?

Тихонов: Только если я допускал какие-то проговорки. Когда живешь с человеком, иногда рассказываешь ей в силу ее любопытства и настырности.

Фейгин: Вы ей рассказывали о Горячеве и его роли БОРН?

Тихонов: В общем и целом да.

Фейгин: Она знала с Ваших слов. А лично она присутствовать не могла?

Тихонов: При наших разговорах с Горячевым она не присутствовать не могла.

Фейгин: А может, она подслушала ваши разговоры в Скайпе? Она могла стать невольным свидетелем?

Тихонов: Это могло быть, более того, она читала наши разговоры в Скайпе.

Фейгин: А в этих разговорах были приказы убивать?

Тихонов: Нет, мы такого не допускали.

Фейгин: Она могла из этих записей сделать вывод, что Горячев руководитель БОРН и отдавал приказы убивать людей?

Тихонов: Она могла сделать вывод на основании нашего с ней общения, она периодически читала нашу переписку, мы много говорили о Горячеве, о его связях во властных структурах. Я старался не рассказывать ей о БОРН, но о Горячеве и совершаемых мною преступлениях она знала много. И ей не сложно было сопоставить одно с другим.

Фейгин: А с Горячевым лично она общалась без Вас?

Тихонов: Да.

Фейгин: А он мог ей говорить о том, что Горячев приказывал Вам убивать людей?

Вопрос снимается как предположительный.

Фейгин: Он ей лично говорил, что приказывал убивать?

Тихонов: Я лично не присутствовал на разговорах, надеюсь, что нет.

Полозов: Как Евгения Хасис относилась к тому, что организатор БОРН — Горячев, а не Вы?

Тихонов: Негативно. Она считала, что Горячев использует меня, ей не нравилось, что я прислушиваюсь к нему и, по ее словам, бегаю к нему при каждой его просьбе о встрече.

Полозов: А инициатором встречи был Горячев?

Тихонов: По-разному.

Полозов: Знала ли Хасис остльных членов банды?

Тихонов: Некоторых. Волкова, Коршунова, Паринова.

Полозов: В этот период, когда банда все делала, Хасис была в курсе дел банды.

Тихонов: Больше, чем мне этого хотелось бы. Но когда живешь с человеком под одной крышей, когда политический бандитизм твое основное занятие, а дома полно оружия, трудно это утаить. Плюс, на тот момент она была националисткой.

Полозов: А Вы являетесь националистом?

Тихонов: Я с этого начал свой рассказ.

Полозов: А сейчас остаетесь им?

Тихонов: И сегодня я считаю себя националистом.

Полозов: Весь этот БОРН несколько лет длился, денег вам так никто и не дал. Ваша жена как к этому относилась, что вы убиваете людей, а денег вам не платят?

Тихонов: Негативно, естественно.

Полозов: Высказывала она упреки, что финансирование БОРН приосходит за счет ее средств?

Тихонов: Высказывала.

Полозов: Сколько она выручила от продажи своей квартиры?

Тихонов: Я не могу этого сказать. Фактически я контролировал все имеющиеся у Хасис накопления от продажи квартиры, речь идет не об одном десятке тысяч евро.

Полозов: Вы подробно говорите об одних вещах, а сумму за квартиру Вы назвать не можете.

Тихонов: Сложно составить смету, сколько было потрачено на телефоны, рации, аренду квартиры, хотя тогда мне бы это далось легче, чем сейчас.

Полозов: На счет оружия я снова вернусь к Симунину. Вы говорили, что когда речь шла о заинтересованности в покупке оружия Симуниным и Горячевым. Что это за оружие, сколько стоило?

Симунин и Горячев

Тихонов: Я об этом подробно рассказал.

Полозов: Сколько стоило оружие Вы помните?

Тихонов: Да, я просто не успел их купить, для этого мне надо было съездить. Плюс, это было последнее, что я делал на воле, поэтому запомнилось.

Полозов: Откуда бралось оружие для БОРНа, кто Вам продавал это оружие, как вы распределяли его и какое участие во всем этом принимал Горячев?

Тихонов: Оружие я приобретал через своих знакомых в Санкт-Петербурге, оружие выдавалось по мере необходимости для совершения преступлений, и поскольку на тот момент я не считал Баклагина и Исаева членами БОРН, им оружие я продавал. Горячев к этому распределению оружия отношения не имел, но знал, что я этим занимаюсь и могу приобрести любое оружие и что у меня есть большой выбор, почти оружейный супермаркет. Видимо, исходя из этого Горячев и сделал мне соответствующий заказ.

Полозов: Вы сказали, что хотели нажиться на этой продаже?

Тихонов: Конкретно, да, Симунину и Горячеву.

Полозов: Вы сказал, что Баклагину и Исаеву, которых не считали членами БОРН, оружие Вы продавали, получается, что Горячева тоже не считали членом БОРН?

Тихонов: Нет, он заказывал оружие не с целью убийства, а просто чтобы похвастаться в пьяной компании.

Полозов: А Волкову и Коршунову Вы продавали оружие?

Тихонов: Нет, я им не продавал, они пользовались общим оружием.

Полозов: А что это за общее оружие было? Оно хранилось на каком-то специальном складе общего пользования?

Тихонов: Основная часть оружия большу часть времени хранилась в квартире, которую я арендовал, некоторое время оружие хранилось в квартире, которую арендовал Горячев на Басманной улице. По мере необходимости, а это устанавливалось участниками БОРН, оружие находилось при них в их квартирах. Постоянно было какое-то оружие у Коршунова.

Полозов: И Вы со всем этим арсеналом переезжали периодически? А Вы не боялись за безопасность во время перевозки?

Тихонов: Ощущение опасности есть всегда, когда живешь на нелегальном положении. Я постоянно носил с собой пистолет.

Фейгин: А как так получилось, что Вы продавали оружие членам БОРН Баклагину и Исаеву?

Тихонов: Я отвечал уже на этот вопрос. Я продавал Баклагину и Исаеву оружие тогда, когда не считал их членами БОРН. А я не считал их, потом я узнал, что они были в курсе БОРНа, стремились туда, я просто был против расширения круга боевиков, в этом не было необходимости. Коршунов был иного мнения, потому он прислал ко мне двоих получить задание, чтобы их проверить в апреле 2009 года.

Фейгин: То есть они членами БОРН не являлись до Вашего ареста?

Тихонов: Я их таковыми не считал, они могли себя так считать, но я их не приглашал.

Фейгин: А кто принимал решение по членству в БОРН? Разве не организатор?

Тихонов: (неразборчиво)

Фейгин: А Горячев знал об этом?

Тихонов: Он оставлял это на мое усмотрение.

Фейгин: А почему он не писал никакого документа, программы?

Тихонов: Это Вам лучше спросить у него.

Фейгин: Но мы у Вас спрашиваем.

Тихонов: Нет, с таким предложением он не выступал.

Фейгин: Тогда уточните, когда речь шла о заявлениях БОРН после убийств, писали их Вы?

Тихонов: Да.

Фейгин: То есть Горячев ни разу не писал ни одного документа?

Тихонов: Нет. Я упоминал уже о том, что в марте 2009 Горячев скинул ссылку на сообщение БОРН, которое я не писал, в котором БОРН брал на себя ответственность за убийство Филатова и Маркелова.

Фейгин: Но он утверждал, что он сам это писал?

Тихонов: Нет, он этого не утверждал, но у меня хватало осторожности не спрашивать. Я не берусь утверждать, что это сделал Горячев, я говорю только то. что он мне скинул ссылку.

Полозов: Мне оружие не дает покоя. Вот эти питерские Ваши контакты по покупке оружия, Горячев знал об этом? Вы говорили, откуда оно берется?

Тихонов: Конкретных лиц я не называл, мог говорить, откуда они.

Полозов: Остальные члены банды могли знать, откуда оружие?

Тихонов: Коршунов знал, что у меня есть так называемые «питерские мужики-оружейники.

Полозов: А Баклагин с Исаевым?

Тихонов: Они не знали.

Полозов: То есть оружие для БОРН доставали только Вы?

Тихонов: Гранату, которую мне передал Ваш подзащитный,я  передал Паринову. Вот это его касается непосредственно. А что касается другое оружие (неразборчиво). Был еще другой человек, который снабжал оружием.

Полозов: А вот эти питерские мужики, кто Вас с ними познакомил?

Тихонов: Не Горячев.

Полозов: Мы зачитывали вчера Ваши показания и там звучала фамилия Стешин. Вы говорили, что он познакомил Вас с ними, правильно?

Тихонов: Да.

Полозов: Вы с ним вместе работали?

Тихонов: В штате «Комсомольской правды» я не работал.

Полозов: Вы давали поручения Стешину хранить оружие?

Тихонов: У нас не такие отношения были, чтобы давать ему поручения, я его воспринимал как старшего товарища, который учил меня журналистике. Нет, я не хранил у него оружие.

Полозов: Вам известно,Горячев хранил у него оружие?

Тихонов: Не известно.

Полозов: Вы говорили, что Горячев передал вам гранату. Что это за граната?

Тихонов: Я не очень хорошо знаю гранаты, но с большей вероятностью это была РГН, в показаниях я предполагал, что это граната РГО — я просто плохо знаю этот тип гранат. Я больше имел дела с гранатами Ф-1, в просторечии это лимонка.

Полозов: Вы говорите, что передали ее Паринову. Она боевая была или нет?

Тихонов: Боевая.

Полозов: А как Вы узнали?

Тихонов: Основные конструкторские элементы мне знакомы, взрыватель-то я мог оттуда вывинтить и посмотреть, что она боевая. И я в этом убедился. Но и Горячев мне говорил, что она боевая.

Полозов: Точную дату вы помните, когда он передал?

Тихонов: Нет, но помню, что это было в 2007 году, где-то во второй половине осени.

Полозов: Как так получилось, что гранату вам Горячев подарил бесплатно, а вы ему пистолет за деньги?

Тихонов: Мне тогда и купить-то его не на что было, и речь тогда изначально не шла о покупке. Если бы он попросил у меня что-то из арсенала БОРН, думаю, я бы ему не отказал.

Полозов: То есть гранату он подарил не БОРН?

Тихонов: Гранату он подарил конкретно мне, а использовалась ли нет это оружие БОРН, неизвестно.

Полозов: Вы обсуждали убийство Азизова до его убийства?

Тихонов: Я рассказывал уже про эту встречу с Горячевым.

Полозов: Он вам это устно объявил?

Тихонов: Да.

Полозов: Он конкретно упомянул фамилию Азизова?

Тихонов: На тот момент ни он, ни я не знали, что он будет убит. Была установка на убийство любого лица среднеазиатской внешности.

Полозов: В какой момент Вы сообщили Паринову, что надо соврешить убийство?

Тихонов: Об этом Паринову сообщил Коршунов.

Полозов: Волкову Вы предлагали участие в этом убийстве?

Тихонов: Я лично — нет.

Полозов: А Коршунов?

Тихонов: Коршунов предлагал.

Полозов: Волков, как я понимаю, не входил в группировку «Северные»?

Тихонов: Не входил.

Полозов: Вы Волкова с Коршуновым познакомили?

Тихонов: Они были знакомы до меня.

Полозов: А вас кто с Коршуновым познакомил?

Тихонов: Вот этого я не помню.

Полозов: Когда и где происходила ваша встреча?

Тихонов: Я уже говорил об этом и подробнее пояснить мне нечего.

Полозов: По какой причине Вы не стали принимать участие в убийстве Азизова?

Тихонов: Потому что я решил отдалиться от убийства человека, не принимавшего участия в изнасиловании и убийстве Анны Бешновой.

Полозов: То есть Вы решили ослушаться вашего лидера и организатора Горячева?

Тихонов: Нет, Горячев не давал указания, чтобы убийство было совершено моими руками. Ему важен был сам факт совершения преступления. Он дал нам выбор, мы могли сжечь Управу Можайского района Москвы.

Фейгин: Горячев как объяснял свой план относительно ситуации с Бещновой и возможного убийства лица среднеазиатской национальности с точки зрения Администрации Президента?

Вопрос снят.

Полозов: Мотивом убийства Азизова была межнациональная ненависть или политическая?

Тихонов: На момент совершения убийства это была месть за изнасилование.

Фейгин: Если бы Горячев не дал указание, вы, БОРН, бы все равно совершили преступление?

Тихонов: Вопрос понятен. Я до того, как получил указание Горячева, каких-то своих иных замыслов и намерений не имел. Но я был глубоко потрясен и возмущен этим случаем изнасилования и убийства, хотя совершения преступления я не планировал.

Полозов: Паринов принимал участие в обсуждении отрезания головы?

Тихонов: Да. И я, и Волков, и Коршунов, и Паринов. Горячев участия в обсуждении не принимал.

Полозов: Орудия убийства Азизова откуда взялись?

Тихонов: Предполагаемым оружием убийства Азизова должен был быть нож Коршунова, но Азизов скончался от выстрела травматического пистолета Паринова, который ему дал Коршунов.

Полозов: Этот пистолет был из арсенала БОРН?

Тихонов: Нет, это был личный пистолет Коршунова, который передал Паринову.

Полозов: А нож был из арсенала БОРН?

Тихонов: Мы не рассматривали ножи как часть арсенала. Когда я говорю «арсенал БОРН», я подразумеваю огнестрельное оружие и взрывчатые вещества.

Полозов: Как и при каких обстоятельствах Вы получили голову Азизова?

Тихонов: Заранее не было согласовано, не было плана такого, Коршунов привез голову Азизова на съемную квартиру, адрес которой он знал, в которой я проживал, это Ореховый бульвар или проезд. Голова была в несколько черных пакетов замотана.

Полозов: Вы вообще голову доставали из пакета, смотрели на нее?

Тихонов: Я нет.

Полозов: А где Вы ее хранили?

Тихонов: На балконе, погода была холодная.

Полозов: Сколько она у вас на балконе лежала?

Тихонов: День или два.

Полозов: Вы в тот период один там жили?

Тихонов: Нет, с Париновым и Хасис.

Полозов: Евгения Даниловна знала, что в доме хранится чья-то голова?

Тихонов: Нет, конечно.

Полозов: И сверток ей Вы не показывали?

Тихонов: Нет.

Полозов: А с Париновым Вы совершенное убийство обсуждали в ее присутствии?

Тихонов: Я знаю о том, как было совершено убийство со слов Коршунова и Паринова. Там могла возникнуть ситуация, когда ненамеренно что-то Хасис могла услышать, комната была одна, была еще кухня. Мы старались говорить с Париновым о вещах, связанных с БОРН без присутствия моей жены. Но она могла что-то слышать. А вообще не обсуждать мы ничего не могли, потому что чувствовали себя неуютно до тех пор, пока голова не была вывезена из квартиры.

Полозов: А Хасис не задавала вопросы об организации БОРН, как он действует, какие убийства?

Тихонов: Думаю, в некоторых чертах она знала, но не полностью.

Полозов: При убийстве Азизова Коршунов говорил что-то о мотиве мести?

Тихонов: Да, безусловно.

Полозов: А Паринов?

Тихонов: Паринов был тоже глубоко возмущен этой ситуацией.Но я четко запомнил, что это слова Коршунова, что лучшенадо было голову отрубить.

Полозов: Как происходил выбор жертв?

Тихонов: Да вроде мне нечего добавить, если не повторяться.

Полозов: Идею подкинуть голову к зданию управы кто предложил?

Тихонов: Коршунов.

Полозов: Вы на территорию Управы заходили?

Тихонов: Да.

Полозов: Отмечались там?

Тихонов: Нет, я не заходил туда, где надо отмечаться.

Полозов: Горячев высказывал неудовольствие тем, что Коршунов вышел за пределы поручения и совершил эксцесс в виде отрезания головы?

Тихонов: Вы задаете вопрос, который будет расценен не в пользу вашего подзащитного. Горячев был этим очень доволен и говорил, что теперь с отрезанной головой этот случай точно никто не замолчит и все заметят.

Сторона защиты просит огласить в связи с противоречиями явку с повинной Тихонова в части эпизода Азизова, допрос в части эпизода Азизова от апреля 2013 года и протокол очной ставки от декабря 2013 года. Между тем судья отказывает в удовлетворении ходатайства.

Полозов: С Коршуновым и Париновым Вы обсуждали как именно можно поджечь управу?

Тихонов: Да.

Полозов: Как?

Тихонов: С помощью зажигательной смеси, через окна первого этажа.

Полозов: А смеси готовили?

Тихонов: Нет, была только разведывательная поездка.

Полозов: (По убийству Филатова) Кастет Вы где приобрели?

Тихонов: Затрудняюсь ответить.

Полозов: На тот момент у вас уже был арсенал?

Тихонов: Да, огнестрельное оружие уже было — обрез трехлинейки Мосина, обрез охотничьей двустволки 16-го калибра, пистолет-пулемет «Суоми» финского производства, недействующий револьвер «Наган», граната РГН, но не в моих руках, а у Паринова. И боеприпасы к указанным видам оружия. Другого оружия в распоряжении БОРН в тот момент не было.

Полозов: У вас был внушительный арсенал. Почему и кем было принято решение убить Филатова без огнестрельного оружия?

Тихонов: Наган не действовал, в обрезе трехлинейки мы были не уверены, это был копаный ствол. Что касается обреза охотничьего ружья, то там болтались стволы, раритетный старый ствол, я его уже позже отремонтировал и закрепил. Что касается гранаты, то на тот момент Паринов с гранатой тогда был на Украине.

Полозов: Кого Вы первым убили из огнестрельного оружия?

Тихонов: Станислава Маркелова.

Полозов: Вы помните, куда вы произвели выстрел?

Тихонов: В голову.

Полозов: Попали?

Тихонов: Да.

Полозов: Вы говорили Хасис о подготовке убийства Филатова?

Тихонов: Нет.

Полозов: А после убийства обсуждали?

Тихонов: Да. Когда появились информационные сообщения, у нее появились подозрения, что это сделал я. Не сразу, но я ей признался. Она впала в задумчивость и попросила пояснить, почему я это сделал. Мне пришлось рассказать ей о том, чем мы занимались, всю информацию о Филатове, которую я получал от Горячева.

Фейгин: У Вас был личным мотив к убийству Филатова как антифашиста?

Тихонов: Личного нет, мы никогда не пересекались.

Фейгин: Если бы Горячев не дал Вам поручение, Вы бы совершили убийство?

Тихонов: Нет, у меня не было его адреса, не было замысла.

Полозов: Когда Вы объясняли Хасис убийство Филатова, Вы это позиционировали как самостоятельное принятое решение, или как совершенное в рамках БОРН?

Тихонов: Тогда я не сообщил Хасис, что убийство было совершено в рамках БОРН, тем более, что на тот момент еще и названия такого не было. Она знала, что Горячев меня мотивировал, но о приказе я ей не говорил.

Полозов: Вам известно, обсуждала ли Хасис с Волковым убийство Филатова?

Тихонов: Надеюсь, что нет.

Полозов: По Скайпу вы убийство Филатова обсуждали с кем-то?

Тихонов: Едва ли, но я мог упоминать это в общем контексте, не называя подробности и не говоря о своем участии. Я старался не обсуждать убийства и свою причастность к ним через интернет, какие-либо коммуникаторы и телефон, СМС, е-мейлы.

Полозов: Из чего состояло досье на Станислава Маркелова?

Тихонов: Несколько листов распечатанных, факты из биографии, выдержки из статей.

Полозов: Вам известно, были ли нападения на националистов со стороны скинхедов, националистов?

Тихонов: После ознакомления с материалами дела мне стало известно.

Полозов: Как Вы сообщили о поручении Горячева на убийство Маркелова Евгении Хасис?

Тихонов: Это произошло перед убийством, после того, как я получил от Горячева информацию о пресс-конференции 19 января. Когда я объяснял ей, почему я не могу отследить Маркелова один от пресс-центра, мне пришлось рассказать ей, как сфотографировали Корушнова и о том, что Горячев подталкивает поскорее совершить это нападение.

Фейгин: Таким образом, Хасис была в курсе, что приказ на Маркелова дал Горячев? Когда это произошло?

Тихонов: На момент пресс-конференции она знала, что подталкивал к убийству Горячев. Но я не помню, чтоб я ей в таком виде объяснял структуру БОРН, и что Горячев дает мне приказ. Она знала, что Горячев хотел этого.

Фейгин: Таким образом, Вы не сообщали ей в таком виде, что Горячев дал приказ от имени БОРН убить Маркелова?

Тихонов: такого я ей не сообщал. Она могла знать только то, что Горячев хотел убийства.

Полозов: Как она отнеслась к Вашему предложению поучаствовать в убийстве?

Тихонов: Я ей не предлагал участвовать в убийстве, я ей предлагал поучаствовать в слежке.

Полозов: Но она знала, что вы его потом собираетесь его убить?

Тихонов: Знала.

Полозов: И как она к этому отнеслась?

Тихонов: Ей уже вынесен приговор.

Полозов: Как вообще Ваша гражданская супруга относилась к тому, что Вам поручения отдает Горячев?

Тихонов: Отрицательно. Когда она больше стала знать о роли Горячева в этом, она была недовольна.

Полозов: Чем она мотивировала это негативное отношение?

Тихонов: Она считала, что он меня использует, во-вторых, там была чисто женская ревность, которая бывает к друзьям у женщин, т.е. ты слишком много уделяешь ему внимание в ущерб мне. Психология».

Полозов: А сама Хасис с Горячевым через интернет общалась?

Тихонов: Думаю, не менее насыщенно, чем я. С Горячевым обсуждали разные общественно-политические темы, неполадки в отношениях с его девушкой.

Фейгин: С ней Горячев обсуждал БОРН?

Тихонов: Я не могу этого сказать?

Фейгин: То есть руководитель БОРН обсуждал свои отношения с девушкой с Вашей?

Тихонов: Да, так.

Фейгин: Горячев знал, что в организации убийства Маркелова принимает участие Хасис?

Тихонов: Я ему этого не сообщал.

Полозов: Вы сказали, что Горячев передал досье на Маркелова. А сведения о месте жительства и фотографии в этом досье были?

Тихонов: Нет, в этом досье их не было.

Полозов: То есть слежка была нужна, потому что у вас не было его адреса?

Тихонов: Были адреса, но он там не жил.

Фейгин: Если у Вас была возможность найти данные в Nomer.org, зачем Вам было нужно досье Горячева?

Тихонов: Во-первых, я так и не нашел там нужных адресов, а во-вторых, у меня не было никакого интереса к Маркелову до тех пор, пока горячев не познакомил меня с его биографией и личным делом, с тем вариантом, который мне Горячев предоставил. До этого я не собирался заниматься Маркеловым вообще, ни убивать, ни встречаться.

Фейгин: У вас личного мотива не было?

Тихонов: До того, как я познакомился с досье Горячева — нет. После этого у меня появилась личная и политическая неприязнь к Маркелову — первая связана с якобы участием Маркелова в леворадикальном проекте, вторая со словами Горячева о том, что Маркелов от меня не отстанет.

Полозов: Когда Хасис общалась с Горячевым, она знала, что он вхож в Администрацию Президента?

Тихонов: С моих слов, да.

Полозов: Как Горячев отреагировал на то, что Хасис принимала участие в слежке за Маркеловым?

Тихонов: А я ему об этом не рассказывал. Зачем я буду рассказывать о том, что моя гражданская жена принимала участие в слежке, которая неожиданно для нее обернулась убийством.

Полозов: После того, как вы получили поручение Горячева на убийство Маркелова, с Коршуновым через какое время вы встретились и каким образом обсудили?

Тихонов: Я не встречался с Коршуновым до совершения убийства Маркелова.  После его отказа участвовать в убийстве, и после того, как он меня уговаривал не совершать это убийство по соображениям его безопасности. Мы встретились уже после.

Полозов: Говорил ли Горячев с Коршуновым о необходимости следить за Маркеловым?

Тихонов: Горячев с Коршуновым это не обсуждал.

Полозов: Когда Горячев ставил задачи, он обрисовывал сроки?

Тихонов: Вот даже вы прекрасно владеете эзоповым языком. Как вы сказали — «завалить»? Вот и Горячев прекрасно им владел. Что касается сроков, то сроки были обозначены только в случае Филатова и Маркелова.

Полозов: Где и при каких обстоятельствах было приобретено оружие для убийства Халилова?

Тихонов: Летом 2009 года.

Полозов: А для исполнения когда передали?

Тихонов: 3 сентября, я передал пистолет накануне вечером. Потом Волков вернул мне.

Полозов: А вот внутри в вашей семье как распределялось хранение оружия? Чьим оно считалось?

Тихонов: Термин семья проясните.

Полозов: Вы и Евгения Хасис, вы же вместе жили.

Тихонов: Я отвечал за хранение арсенала БОРН. Евгения Хасис однажды занималась разборкой-сборкой пистолета «Чезет», но не того, из которого убили Халилова.

Полозов: У вас было два пистолета «Чезет», вы их одновременно приобрели?

Тихонов: Нет, второй я приобрел, когда он мне понравился. Я и вашему подзащитному посоветовал «Чезет», когда он у меня спросил, что лучше приобрести.

Полозов: Хасис была в курсе, что те деньги, которые она Вам одолжила, Вы тратите на покупку оружия?

Тихонов: После ссоры, чтобы помириться, я ей показал, как собирать-разбирать пистолет.

Полозов: Второй пистолет она считала своим, Вашим, БОРНа?

Тихонов: Мы этого не обсуждали.

Полозов: По какой причине именно Волков стал исполнителем убийства Халилова?

Тихонов: Я-то вообще себя предполагал в этой роли, но как я уже рассказывал, физически не мог.

Полозов: И вы Волкова решили привлечь?

Тихонов: Не совсем я, это Коршунов уже там начал, они разрабатывали альтернативный план, и как-то пришли к тому, чтобы это сделал Волков.

Полозов: А почему они обсуждали это между собой, а не обратились к Вам?

Тихонов: А я не знаю.

Полозов: Вам известно, почему Коршунов личо взял на себя роль исполнителя?

Тихонов: Нет

Вы обсуждали это с ним и с Волковым?

Тихонов: Нет.

Полозов: Вы сказали, что установочные данные Джапаридзе были без фотографий. В каком виде Вам был представлен заказ на Джапаридзе?

Тихонов: Я уже говорил, но могу напомнить, что не только адрес, но и фотографии Джапаридзе были переданы мне Горячевым.

Полозов: А вот Баклагина Коршунов пригласил?

Тихонов: Я об этом рассказывал.

Полозов: Вам известно, знал ли Баклагин, как выглядит Джапаридзе?

Тихонов: Да, знал. Он видел где-то то ли его фотографию, то ли его самого, потому что он не стал брать у меня предложенные фотографии. Эксклюзивной для него информацией стал адрес Джапаридзе.

Полозов: Джапаридзе был футбольным болельщиком?

Тихонов: Да, он был фанатом «Динамо», а по информации, полученной от Горячева, он был членом группировки Patriots.

Полозов: А Баклагин?

Тихонов: Да. Насколько я помню, Баклагин был фанатом «Динамо».

Полозов: Через сколько времени после убийства Волков вернул вам оружие?

Тихонов: Через день или два. Он подошел к подъезду, я смог спуститься с помощью Хасис.

Полозов: Сколько вообще было там патрон?

Тихонов: 12.

Полозов: А когда он вернул его Вам, пересчитывали?

Тихонов: Скорее всего, нет.

Фейгин: Вы говорили, то Джапаридзе имел отношение к нападению на Скачевскую. Означает ли это, что у вас был к нему личный мотив?

Тихонов: У меня была к нему неприязнь как к мужчине, который поднял руку на женщину.

Фейгин: Без приказа Горячева Вы могли бы убить Джапаридзе?

Тихонов: Без приказа Горячева у меня не было сведений, адреса Джапаридзе.

Фейгин: Вы могли бы его убить?

Тихонов: Сгоряча в драке. Но устанавливать данные и пробивать не стал бы.

Полозов: А с Хасис Вы упоминали Горячева в связи с убийством Джапаридзе?

Тихонов: После убийства Джапаридзе от Горячева поступил «настойчивый призыв» не трогать людей из списка антифашистов, потому что он может попасть под подозрение.

Полозов: Вы упоминали сотрудников администрации президента Карпова, Иванова и других, Горячев ссылался на них, когда давал приказы об убийствах?

Тихонов: Нет, прямо об этом он не упоминал.

Полозов: А какое оружие из арсенала БОРН, как Вы утверждаете, Вы хранили у Горячева?

Тихонов: Два обреза, пистолет Суоми и граната.

Полозов: Вы хранили оружие вне места своего жительства только у Горячева?

Тихонов: Был еще один, но я не хочу его называть.

Полозов: Этот другой — Дмитрий Стешин?

Тихонов: Нет.

Полозов: У Горячева по какому адресу?

Тихонов: На Басманной. С осени 2008 года до весны 2009 года.

Полозов: Это оружие просто хранилось, лежало, как его положили. Или Вы что-то брали, возвращали?

Тихонов: Оно не использовалось, а просто там находилось.

Полозов: А как именно хранилось оружие Горячева?

Тихонов: В большом туристическом рюкзаке, мы сворачивали, а сверху Горячев завалил ратиборками черными, которые он заказывал для Русского Образа.

Полозов: Горячев к этому оружию прикасался?

Тихонов: При мне нет.

Полозов: Вы оружие с ним обсуждали?

Тихонов: Я сказал Горячеву, что буду переезжать, мне трудно будет перевозить крупногабаритное оружие, и мне нужно его где-то хранить, и Горячев сказал: «Давай у меня». Потом весной он потребовал, чтобы я его вывез. А потом я договорился часть оружия продать «северным», а пистолет-пулемет «Суоми» с забрал себе Коршунов.

Полозов: Какого размера пистолет-пулемет «Суоми»?

Тихонов: Я вам могу сейчас показать примерно, как рыбак рыбу показывает, но вообще можно посмотреть его точные характеристики. В рюкзаке он хранился в собранном виде.

Полозов: А Евгения Хасис знала, что часть арсенала БОРН хранится у Горячева?

Тихонов: Я уже и не помню.

Теперь вопросы Тихонову задает Илья Горячев.

Горячев: Никита Александрович, вы пользовались псевдонимом «Черный кот»?

Тихонов: Не помню такого.

Горячев: Кто такая Шейни или Щеня?

Тихонов: Это никнейм Хасис в ЖЖ.

Горячев: Вы когда уходили из дома, вы оставляли Хасис какие-либо записи о том, что надо сделать?

Тихонов: Думаю, что да.

Горячев: Вам знаком справочник «Желтые страницы»?

Тихонов: Я знаю, что это такое.

Горячев: Вы поручали Евгении Данииловне Хасис когда-либо делать рассылку от лица БОРН?

Тихонов: Нет, не было такого.

Горячев: Прятали ли вы какой-либо телефон в районе станции Битца?

Тихонов: Да, было такое.

Горячев: Его нашли?

Тихонов: Я указал его место следствию, но его не искали.

Горячев: Вы называли меня «очкарик» за глаза в разговорах с Хасис?

Тихонов: Я сейчас припоминаю, что едва ли. Не такой был у нас характер отношений. Я мог бы сказать это негативно-эмоционально, но я не помню, чтобы ты меня доводил до такого.

Горячев: Никита Александрович, вы обсуждали с Евгенией Даниловной нападения на, прошу прощения у собравшихся, «борзых зверей»?

Тихонов: Да.

Горячев: Что это значит?

Тихонов: «Борзые звери»? Дерзко ведущие себя кавказцы.

Горячев: Вы обсуждали с Хасис нападение на Андрея Бормота?

Вопрос снимается.

Горячев: Можно ли сказать, что Вы использовали меня как справочник по общественно-политической жизни?

Тихонов: Да.

Горячев: Уточните, когда я, как вы утверждаете, предоставил вам список антифа? Вы называете разное время.

Тихонов: Я раз за разом говорю одно — летом 2008 года, и потом еще один список в 2009 году ты мне предоставлял. В электронной форме.

Горячев: Вы скрывали тот факт, что вы жили вместе с Хасис?

Судья опять снимает вопрос.

Горячев: Где происходила встреча, на которой Вы, Коршунов, Волков и Паринов обсуждали историю убитой школьницы Бешновой и вопрос об отрезании головы таджику Азизову?

Тихонов: Точно не помню,в  Москве однозначно. На улице. Это не было тем местом, где постоянно происходили эти встречи, как это было у меня с тобой в районе Таганской, где мы часто встречались в различных кафе.

Горячев: Вы принимали на этой встрече решение отомстить за Бешнову?

Тихонов: Обсуждалось предложение Коршунова, кто конкретно может убить лицо среднеазиатской внешности. Мы с Волковым выступали против этого.

Горячев: Что Вас объединяло с Коршуновым, Париновым, Волковым, помимо общих интересов?

Тихонов: Мы были единомышленниками и товарищами.

Горячев: Может быть, какая-то структура?

Тихонов: Мы все в какое-то время входили в объединение скинхедов-националистов «Объединенные бригады-88″.

Горячев: Чем отличается БОРН от ОБ-88?

Тихонов: Отличается структурой, отличается тем, что БОРН ставил задачи точечной ликвидации, а не уличных драк с теми же антифа вообще. Главное отличие в том, что в ОБ-88 не было такой четкой организационной структуры. И ОБ-88 не пользовалось огнестрельным оружием.

Горячев: Помните, в 2007 году вы у меня просили уточнить через мои связи, есть ли вы в базе федерального розыска. Я проверил и ответил, что нет. Вы ответили, что и вашему отцу по его каналам пришел такой же ответ. Вы помните это?

Тихонов: Нет, не помню.

Горячев: Вчера вы упоминали наш разговор, когда вы мне звонили из СИЗО «Матросская тишина», он был опубликован в «Новой газете». Разве мы там обсуждали мой отказ от показаний?

Тихонов: В «Новой газете» опубликован не весь разговор, это раз, и я тебе звонил не один раз, это два.

Горячев: Вы задавались вопросом, а зачем властным структурам договоренности о совершении преступлений?

Тихонов: В таком контексте нет. Я задавался вопросом, почему вдруг ты стал пользоваться доверием во властных структурах. У меня были сомнения, но ты их развеял.

Горячев: Вы говорили о сайте «Анти-антифа». Что это за сайт?

Тихонов: Это националистический сайт, редакция которого занималась борьбой с антифа. Мне известно, что им занимались Роман Железнов по кличке «Зухель», с которым ты был знаком, и Алексей Касич по прозвищу «Антицыган». На некоторых антифа там выкладывались данные.

Горячев: Можете вспомнить?

Тихонов: Был там такой «Маскодагама», не помню, как его зовут. Кроме того, я не помню, где были выложены адрес и данные на Филатова и Хуторского.

Горячев: Вы упомянули, что на неких ресурсах появилась информация об убийстве Филатова. На каких?

Тихонов: Прежде всего, на ресурсах антифа, кажется, Antifa.Ru.

Горячев: Вы упоминали онлайн-базу Nomer.org, правильно я понимаю, что Вы ей пользовались 4 раза?

Тихонов: Кажется, да. Может еще было, но это не имеет значения.

Горячев: Вам знаком человек по фамилии Сандрыкин? Это осужденный начальник оперативной части в ХМАО.

Вопрос снимается.

Горячев: Читали ли Вы книги по истории социалистов-революционеров?

Тихонов: Название БОРН придумывалось по аналогии с эсерами, но не структура организации. Но историей эсеров действительно интересовался.

Горячев: Известно ли Вам, чтобы на сайте «Русского Образа» или в своих блогах я писал про убийство Бешновой, БОРН, его преступления?

Тихонов: Нет, неизвестно.

Горячев: Вы называли банду «Черных Ястребов» «голубями»?

Тихонов: Да.

Горячев: Вы следили за ходом суда на различных ресурсах?

Тихонов: Да, я интересовался в рамках полученного от Вас задания.

Горячев: Вы видели в интернете фотографии Халилова и Филатова до их убийства?

Тихонов: Филатова видел.

Горячев: Вы упоминали ссылку на файлообменник, которую я Вам дал. Я дал ее очно или онлайн?

Тихонов: Ссылку, по-моему, очно. Прочитали по бумажке и я записал.

Горячев: Сколько у Вас всего было пистолетов и каких?

Тихонов: Браунинг, 2 пистолета Чизетта, револьвер «наган».

Горячев: Какие применялись в рассматриваемых убийствах БОРН?

Тихонов: Чизетта, Браунинг.

Горячев: Я вам когда-либо передавал деньги за оружие, а Вы мне оружие?

Тихонов: Нет, до этого не дошло. Это только обсуждалось.

Горячев: Помните нашу беседу после очной ставки в микроавтобусе?

Тихонов: Я попытался начать с тобой разговор, но ты не стал общаться.

Горячев: И что Вам сказал сотрудник оперативного сопровождения, куда он меня загонит на «Бутырке»?

Вопрос снимается.