Суду не нужны «свидетели БОРНа»

События

su1

В понедельник, 16 июня, Басманный суд г. Москвы вынес решение, согласно которому признал законным отказ следствия вызвать на допрос некоторых свидетелей, в том числе высокопоставленных чиновников, по делу Ильи Горячева. Речь идет о бывшем главе люберецкого штаба «Местных» Леониде Симунине, экс-главе Госкомитета РФ по делам молодежи Василии Якеменко и нынешнем помощнике президента РФ Владиславе Суркове.

Горячеву предъявлены серьезные обвинения — ему отвели роль «идеолога» экстремистской группировки БОРН, существование которой, к слову, пока доказать еще не удалось. Тем не менее, несмотря на тяжесть предъявленных обвинений, в качестве единственного «доказательства» следствием были представлены показания пожизненно заключенного Никиты Тихонова и его жены Евгении Хасис. При этом в ходе очной ставки с Тихоновым все уточняющие вопросы защитников Ильи Горячева — Марка Фейгина и Николая Полозова — моментально отводились следствием. А в очной ставке Горячева с Хасис и вовсе было отказано, что вызывает недоумение, особенно с учетом того факта, что именно Евгения подробно расписала в своих показаниях вероятную связь Ильи Горячева с Симуниным, Якеменко и Сурковым.

Николай Полозов, один из адвокатов Горячева, так прокомментировал эту ситуацию:

Полозов

— Основные аргументы защиты заключались в том, что те свидетели, которых мы хотели допросить и в допросе которых нам следователь отказал, были упомянуты свидетелем Хасис — одним из основных свидетелей обвинения наряду с обвиняемым Никитой Тихоновым — поскольку вся версия обвинения строится исключительно на показаниях этих двух осужденных. В этой связи, поскольку Хасис дала показания, что якобы Горячев встречался и имел какое-то общение с Симуниным, Якеменко, Сурковым, нам было необходимо, чтобы следствие установило эти факты. Потому что эти свидетели могли подтвердить или опровергнуть их и, таким образом, могли поставить под сомнение показания Евгении Хасис или, наоборот, подтвердить их. Дело в том, что следствие обязано искать не только доказательства виновности обвиняемого, но и доказательства его невиновности и вести объективное предварительное расследование, а уже потом на основе доказательств суд выносит решение. Поэтому в данном случае можно говорить о таком тенденциозном расследовании, когда какие-то обвинительные показания следствие учитывает, а от других отмахивается. Чтобы эту практику пресечь, мы обратились в суд. К сожалению, Басманный суд отказал в удовлетворении нашей жалобы. Вместе с тем мы будем обжаловать данное постановление в Мосгорсуде и там уже, надеюсь, добьемся справедливости.