Письменный допрос Горячева от 16.09.14

Документы, Статьи

допрос Ильи Горячева по БОРНдопрос_Ильи Горячева по БОРН 2допрос_Ильи Горячева по БОРН 3допрос_Ильи Горячева по БОРН 4

Страница 1 Постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 16 сентября 2014 года.

Абзац 4 сверху

Я никогда не являлся сторонником радикальных взглядов или методов политической борьбы, всегда занимал взвешенную политическую позицию, о чем могут свидетельствовать мои публикации и выступления общественно-политического и научного характера, начиная с 2001 года, когда я начал свою публицистическую деятельность как корреспондент газеты «НГ-Религии», и до сегодняшнего дня.

Я никогда не был причастен к созданию, либо деятельности каких бы то ни было экстремистских сообществ. Моя общественно-политическая деятельность всегда лежала в легальном и правовом поле, о чем может свидетельствовать деятельность следующих общественно-политических организаций, к созданию и функционированию которых я был причастен и принимал участие в их создании: «Русский проект “Единой России”», «Конгресс Русских Общин», «Русский Образ», «Народный Союз», «Право-Консервативный Альянс», благотворительная организация «Русская демография».

Аббревиатуру «БОРН» я впервые услышал в ночь с 20 на 21 апреля 2010 года в кабинете следователя И.В. Краснова в ходе «неформальной беседы» с сотрудником ФСБ, представившимся как «Владимир Владимирович», который объяснил мне, что я должен сказать на последующем формальном допросе (видеозапись которого следствие впоследствии выложило в интернет для оказания на меня психологического воздействия), пытался вербовать меня и объяснял, какие неприятности меня постигнут в том случае, если я откажусь давать продиктованные им мне показания или же впоследствии не буду поддерживать с ним оперативную связь.

Далее последовал уже формальный допрос, который проводился в ночное время, что запрещено в соответствии со статьей 164 п. 3 УПК РФ. Также меня вынудили заявить, что я не нуждаюсь в услугах защитника, что в соответствии со ст. 75, п. 2 УПК РФ, относит мои показания (продиктованные мне сотрудниками ФСБ) к недопустимым доказательствам.

Абзац 6 сверху

Я никогда не являлся организатором / руководителем / членом экстремистского сообщества, либо любого иного преступного сообщества, равно не был причастен любым иным образом к деятельности подобных сообществ. Никаких поручений о совершении преступлений, либо каких бы то ни было иных поручений Тихонову Н.А. я никогда не давал.
Характер наших взаимоотношений не предполагал командной подчиненности одного другому. Нас связывали дружеские отношения с 2002 года, а также совместная работа в 2003-2005 годах в ходе предвыборной кампании Бориса Федорова (парламентские выборы 2003 года), в редакции газеты «Re:Акция», краткосрочная работа в Министерстве путей сообщения. Также я пригласил Тихонова Н.А. в соучредители журнала «Русский Образ», который я издавал на собственные средства с 2002 года, однако Тихонов Н.А. достаточно быстро утерял интерес к этому и к началу 2005 года практически полностью отошел от деятельности журнала, который я продолжил издавать до 2009 года.

Финансовыми средствами ни Тихонова Н.А., ни какое бы то ни было экстремистское / преступное сообщество я не обеспечивал, о чем могут свидетельствовать файлы 2008xls и 2009xls из лаптопа MacBook White, изъятого у меня 5 ноября 2009 года, где я педантично фиксировал все, даже мельчайшие доходы и расходы. Лаптоп был мне возвращен в июне 2010 года, никаких вопросов по его содержимому мне не задавалось.

Абзац 7 сверху

С Коршуновым А.С. я никогда знаком не был, более того, даже не знал о существовании такого человека, поэтому никаких решений по нему ни единолично, ни вместе с Тихоновым я принимать не мог.

Страница 2 Постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 16 сентября 2014 года.

Абзац 1 сверху

Никаких договоренностей о создании, либо деятельности экстремистского, либо любого другого сообщества с Тихоновым Н.А., либо с любыми другими лицами я никогда не достигал, соответственно и никаких поручений, связанных с преступной деятельностью, равно как и любых других поручений Тихонову Н.А. я никогда не давал. Руководство / планирование деятельности Тихонова в какой бы то ни было сфере я не осуществлял, т.к., как писал выше, наши отношения всегда были равными и не предполагали командной подчиненности одного другому.

Абзац 3 сверху

Организатором / руководителем экстремистского сообщества, либо любого иного преступного сообщества я никогда не являлся. Равным образом никак иначе не был причастен к деятельности подобных сообществ.

Абзац 4 — 5 сверху

Я не являюсь приверженцем радикальных националистических взглядов, не испытываю ни к кому ненависти, либо вражды на основании чувства собственной исключительности. Об этом свидетельствует моя многолетняя публицистическая, общественная и научная деятельность (например, моя дипломная работа на историческом факультете ГАУГН в 2004 году на тему «Положение Православной церкви в Независимом Государстве Хорватия в годы Второй мировой войны», посвященная во многом трагедии Холокоста на Балканах, составной частью которого являлся хорватский концлагерь «Ясеновац», и ряд моих научных работ / научных выступлений на различных конференциях в России, Сербии, Боснии, основывающихся на моей длительной работе в разные годы, были отмечены Патриаршей грамотой, полученной мною от Патриарха Алексия II с формулировкой «За вклад в развитие Православия», устным одобрением президента Республики Сербской Милорада Додика, нынешнего 1-го вице-премьера Сербии Александра Вучича).

Подобная моя позиция / деятельность не раз приводила к столкновениям как раз с радикальными националистами, которые мне угрожали, собирали установочную информацию обо мне, пытались следить с целью выяснения место моего проживания / постоянных маршрутов для последующего нападения. Их недовольство вызывала моя взвешенная и конструктивная правоконсервативная позиция. В ноябре 2010 года я был вынужден покинуть РФ из-за этих угроз, которые усилились из-за того, что в интернете усилиями Управления по защите конституционного строя (УЗКС) 2-й Службы ФСБ РФ появились порочащие меня и заведомо неточные сведения о моей роли в уголовном деле против Никиты Тихонова / Евгении Хасис. Вкупе с этим я испытывал и давление со стороны УЗКС, принуждавшего меня к вербовке под предлогом, что «теперь только они могут обеспечить мою безопасность». В этих условиях я решил покинуть территорию РФ и заняться написанием (давно запланированным) кандидатской диссертации.

На границе РФ и Республики Беларусь мы были неформально задержаны сотрудниками УЗКС и отпущены следовать далее тем же сотрудником, что в ночь на 21 апреля 2010 года в кабинете И.В. Краснова в СКП неформально меня допрашивал, угрожал, вербовал и представлялся «Владимир Владимирович». Впоследствии мне стало известно, что это Виктор Владимирович Шаменков, тогда полковник и начальник 3-го отдела УЗКС, а ныне генерал-майор и замначальника УЗКС. Меня сопровождали Валяев Евгений Юрьевич и Лапшин Сергей Андреевич, которые могут подтвердить мои слова.

Впоследствии, а именно в начале 2011 года, следователем И.В. Красновым мне как свидетелю по уголовному делу против Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. была предоставлена государственная защита в связи с постоянно поступающими угрозами в мой адрес и оперативной информацией о подготовке действий членовредительского характера в отношении меня со стороны радикальных экстремистов, о чем может свидетельствовать сотни постов, статей, комментариев, записей сети Интернет на ресурсах радикальных экстремистов.

Страница 3 Постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 16 сентября 2014 года

Абзац 2 сверху

Экстремистским, либо любым другим сообществом я никогда не руководил, не создавал, не состоял и любым иным образом отношения не имел. Формально (т.е. писал заявление о вступлении) за всю жизнь я состоял лишь в одной политической организации — легальной зарегистрированной, парламентской (на тот момент) партии С.Н. Бабурина «Народный Союз» в 2007-2009 годах, где входил в политический совет партии.

Я никогда не соблюдал никаких мер конспирации, о чем может свидетельствовать следующий факт. В ходе очной ставки с так называемым «свидетелем» Хасис Е.Д. 24 июля 2014 года, осужденной к 18 годам тюремного заключения за убийство Маркелова С.Ю. и Бабуровой А.Э., осужденная Хасис, оговаривая меня, утверждала, что, встречаясь с ней, я всегда отключал батарейку мобильного и то же самое заставлял делать ее из соображений как раз конспирации. Однако в 2008-2009 годах я пользовался смартфоном iPhone, у которого аккумулятор технически не отключается. В смартфон была вставлена моя постоянная сим-карта с сентября 2003 года с номером 8-926-235-02-45. И данный смартфон, и данную сим-карту изымали у меня в ходе обыска 5 ноября 2009 года и вернули в июне 2010 года без каких бы то ни было вопросов. Таким образом, следствие имеет и imei моего смартфона, и номер, и может по биллингу проверить предоставленную мною выше информацию.

Абзац 3 сверху

Никаких прозвищ и других имен я себе никогда не присваивал, пользовался всегда своим именем. Enotov46, а не «Енотов», как указано в Постановлении — мой логин и ник в Скайпе, где цифры 46 означают 4-ю и 6-ю буквы латинского алфавита «D» и «F», что означает общепринятое цифровое сокращение англоязычной фразы «Dead Fascism», т.е. «Смерть фашизму». Использование никнейма в интернете, в частности в Скайпе, является общеупотребимой практикой и конспирацией не является, подтверждением этому может служить тот факт, что в качестве аватара в Скайпе у меня была использована моя фотография, а, кроме Тихонова Н.А., в списке контактов было еще около 100 человек.

В моих же публичных интернет-ресурсах я всегда указывал свое реальное имя, например, в блогах на сайтах Slon.ru, Modus-Agendi.org, Rus-Obr.ru (Русский обозреватель), блог на сайте «Эхо Москвы», аккаунт в социальной сети Facebook, который был взломан сотрудниками УЗКС в июне 2013 года, когда я находился в тюрьме г. Белграда, Сербия, и использовался для вступления в переписку от моего имени, что впоследствии было теми же сотрудниками использовано для моей дискредитации в публикациях в изданиях «Известия», «Новая Газета», Life News).

Прозвище «Студент» я также никогда не использовал, если кто-то так меня называл за глаза, то ни мне, ни моим друзьям и близким об этом неизвестно.

Абзац 4 сверху

Я не приобретал, не имел и не хранил никаких предметов маскировки — одежду большого размера, головные уборы и женские парики, что подтверждают и результаты обыска у меня дома 5 ноября 2009 года.

Абзац 5 сверху

С сентября 2003 года по 5 ноября 2009 года я использовал один и тот же телефонный номер — 8 (926) 235-02-45, который в период с лета 2008 года до 5 ноября 2009 года вообще не выключался полностью в связи с техническими особенностями использовавшегося мною смартфона iPhone.

Абзац 6 сверху

Учитывая, что ни с кем из обвиняемых по делу т.н. «банды БОРН», кроме Тихонова Н.А., я не знаком, что подтверждается и их показаниями (Исаев, Тихомиров, Баклагин, Волков), поэтому и поддерживать внутреннюю дисциплину среди них я никоим образом не мог.

ТЕКСТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ПРИВЛЕЧЕНИИ В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО ГОРЯЧЕВА. И.В.

IMG_3882IMG_3883IMG_3884IMG_3885IMG_3886IMG_3887IMG_3888IMG_3889IMG_3890IMG_3891IMG_3892IMG_3893IMG_3894IMG_3895IMG_3896IMG_3897IMG_3898IMG_3899IMG_3900IMG_3901IMG_3902IMG_3903IMG_3904IMG_3905IMG_3906IMG_3907IMG_3908IMG_3909IMG_3910IMG_3911IMG_3912IMG_3913IMG_3914IMG_3915IMG_3916