«Покаяние» президента Сербии

Статьи

Томислав Николич в эфире боснийского ТВ: «На коленях прошу прощения от лица всей Сербии за преступления в Сребренице» / Илья Горячев

Николич

Томислав Николич в интервью для программы «Интервью 20″ федерального боснийского телевидения BHT1 в ответ на вопрос ведущей про военные преступления в ходе Боснийской войны, заявил: «Я на коленях прошу прощения за всю Сербию из-за тех преступлений, которые были совершены в Сребренице. Прошу простить за преступления, что были совершены от имени нашей страны и нашего народа».

Далее Николич затронул еще один достаточно болезненный вопрос, заявив, что сербы из Республики Сербской (Босния и Герцеговина является Федерацией и состоит из Республики Сербской и Мусульмано-Хорватской Федерации) для него — боснийцы, несмотря на то, что некоторые не любят, когда их так называют. Тут следует пояснить, что после войны в Боснии, этноним «боснийцы» закрепился исключительно за боснийскими мусульманами или «бошняками». Ни сербы, ни хорваты из Боснии себя так не называют. Когда серба из Республики Сербской называют боснийцем, он обычно сразу поправляет собеседника — «я не босниец, я серб из Республики Сербской».

Само интервью появится в эфире только 7 мая, но а видео-анонс появился заранее, 24 апреля, и вызвал широкую реакцию по всем Балканам.

Президент Республики Сербской Милорад Додик отреагировал на интервью своего коллеги президента Николича корректно, отказавшись вступать с ним в публичную полемику.

Додик заявил, что нет необходимости комментирвовать это заявление или вступать в публичную полемику с официальными лицами из Сербии, так как близкие и сердечные отношения с Сербией и ее руководством являются приоритетом для Республики Сербской и ее граждан. Далее Додик добавил, что Сербии в период переговоров о Косово в Брюсселе и так достаточно сложных и тяжелых тем.

Милорад Додик: «Уверен, что каждый гражданин Республики Сербской и Сербии имеет сформировавшееся мнение о том, о чем было сказано, поэтому публичная полемика ни к чему».

Для Додика «настоящий скандал» то отношение журналистки BHT1, которая, по его мнению непристойно интервьюировала президента Сербии и буквально в своих вопросах формировала ответы, которые она хотела бы услышать. «Республика Сербская, в который уже раз, убедилась, что редакторская политика BHT исключительно бошнячская (боснийско-мусульманская), исключительно с функцией постоянного пропагандирования бошнячской версии войны, направленная против Республики Сербской», по оценке Додика.

Кто еще извинялся?

Cараевский «Dnevni Avaz» публикует список всех извинений лидеров на просторах бывшей Югославии за действия их вооруженных формирований в годы гражданской войны в 1991 — 1995 гг.:

— 6 декабря 2004 года президент Сербии и Черногории Борис Тадич извинялся за военные преступления в ходе войны в Боснии во время своего официального визита в Сараево;

— В июне 2007 года Тадич в эфире Хорватского телевидения (HRT) извинялся перед хорватами за всех пострадавших от представителей сербского народа в годы гражданской войны;

— Тадич был первым президентом Сербии, который посетил Вуковар (Хорватия) в ноябре 2010 года, где извинялся перед семьями всех невинно-пострадавших в ходе осады города Сербскими войсками (официально тогда армия называлась еще ЮНА — Югославская Народная Армия) в 1991 году;

— А первым президентом, который на просторах бывшей Югославии вообще заговорил о военных преступлениях был Алия Изетбегович (сам ветеран дивизии СС «Ханджар). В мае 2000 года он выразил свое сожаление в связи с преступлениями, которые были совершены во время войны над сербами и хорватами на территории находившейся под контролем Армии Боснии и Герцеговины (ВС боснийских мусульман);

— Через месяц после Алии Изетбеговича извинялся зпрезидент Черногории Мило Джуканович (тогда входившей в Югославию наравне с Сербией) за военные преступления во время войны в Хорватии, особенно в окрестностях Дубровника (где действовал Черногорский корпус под командованием самого Джукановича);

— В 2003 году президент Сербии и Черногории Светозар Марович (СиЧ была переходной формой от Югославии к разделению на два независимых государства — Сербию и Черногорию, которое случилось в 2006 году) в 2003 году извинялся за преступления во время войн на территории бывшей Югославии;

— В ответ на извинения Светозара Маровича, хорватский президент Стипе Месич заявил: «Принимаю это символическое извинение и со своей стороны также хочу сказать, что и я прошу прощения у всех тех, кому граждане Хорватии в какое бы то ни было время нанесли боль и причинили страдания, злоупотребляя или напрямую идя против закона»;

— Несколькими месяцами позже Светозар Марович с аналогичными извинениями выступил в ходе официального визита в Сараево (Босния и Герцеговина);

— Нынешний хорватский президент Иво Йосипович в апреле 2010 года в Сараево в ходе выступления в федеральном парламенте Боснии заявил, что «глубоко сожалеет о том, что Республика Хорватия своей политикой в 90-е годы прошлого века принесла страдания людям и совершила то, что и сегодня мучает нас».

СРЕБРЕНИЦА. БЕКГРАУНД

Эти материалы были впервые озвучены мною на московкой конференции в 2009 году, опубликованы в 2010 году в сборнике по итогам Конференции, и в 2011 году публиковались на сайте «Русский Обозреватель» в материале «В чем обвиняют Ратко Младича?«

На протяжении нескольких недель в начале 1992 г. Сребреница находилась под контролем Войска Республики Сербской (ВРС), а также формирований из местных сербов, но в мае боснийские регулярные части под командованием Насера Орича окончательно взяли город под контроль и даже к январю расширили территорию анклава до 900 кв. км., хотя так и не смогли связать его с основной территорией, контролируемой боснийским правительством.

Основные моменты подготовки провокации «Сребреница»

— Размещение в Сребренице 28 дивизии Армии Боснии и Герцеговины (АрБиХ) под командованием Насера Орича, перед которой ставится задача регулярно осуществлять максимально жестокие вылазки за пределы демилитаризованной зоны (которая к тому же хорошо укреплена — что делает невозможным её взятие — выбить мусульман с ходу невозможно, а затяжные бои в-де-юре демилитаризованной зоне (объявлена таковой СБ ООН в апреле 1993 г.), где к тому же находятся голландские военные из UNPROFOR ещё более невозможны по политическим причинам).

— Весна 1993 года. Фальш-старт со Сребреницей — pr-операция по объявлению сербов «геноцидным народом» почти начата — Клинтон дает отмашку Изетбеговичу, французский МИД даже успевает запустить информацию в медиа. Однако, почему-то дается отбой. А осенью 1993 года Изетбегович публично, в присутствии 10 человек рассказывает о весенней истории, история становится достоянием части общественности — об этом свидетельствовал депутат от Сребреницы, начальник полиции Сребреницы во время войны — Хакия Мехольич в журнале «Слободна Босна» (выпуск 6). Позже он повторил это в интервью боснийским журналам «Дани» (в 1998 году) и «Вальтер» (в 2002 году) следующим образом описал визит руководства Сребреницкого анклава в Сараево в конце сентября 1993 года: «На Сараевский аэродром нас доставили на девяти вертолётах. Затем, на бронетранспортёрах UNPROFOR привезли в гостиницу «Холлидей Инн». Там нас дожидался президент Алия Изетбегович. Почти сразу он начал нам говорить нечто, что нас лишило дара речи: «Клинтон сказал мне, что если четники войдут в какой-нибудь город и уничтожат 5.000 мусульман — будет военная интервенция НАТО». Затем наша делегация взорвалась возмущением. Я сказал: «Господин президент, какой человек отдаст приказ 5 000 мусульманам идти на заклание!?» Изетбегович пытался нас уговорить, но мы ему ответили: «Если вы нас хотите поставить перед уже решённым делом, тогда нечего было и вызывать…».

Теперь немного конспирологии. 1995 год. Война приближается к концу. Необходимо веское обвинение, которое позволило бы вывести любого неподконтрольного сербского военного или политика из игры. После Второй мировой войны наиболее эффективным обвинением стало обвинение в геноциде. Здесь и был задействован план «Сребреница». 28 дивизия АрБиХ получает неожиданный приказ отходить на Тузлу, хотя могла спокойно досидеть бы в анклаве Сребреница до близкого уже конца войны. Военные действия не допускают вакуума, поэтому сербские вооруженные силы естественно занимают Сребреницу, при этом генерал Младич и президент Караджич ощущают, что АрБиХ оставила Сребреницу неспроста. В многочисленных приказах обоих постоянно делается упор на корректное поведение войск. Но, естественно, войска во многом состоящие из местных жителей, не могли полностью оставаться в рамках разнообразных конвенций — в 1992 году части АрБиХ под командованием Насера Орича устроила резню местного сербского населения, погибло около трех тысяч мирных жителей. Кстати, Насер Орич был признан МТБЮ полностью невиновным.

Действительно, в Сребренице было расстреляно какое-то количество мусульманских военнопленных — от 500 до 2000 человек. Этот факт можно квалифицировать как «военное преступление», но никак не геноцид, вдобавок ещё лишь предстоит определить реальную численность этих расстрелянных мусульманских военных. При этом, анализ военных приказов Караджича/Младича и вообще документации ВРС говорит о том, что приказа расстреливать мусульманских военнопленных не было, наоборот, все документы свидетельствуют об обратном — о стремлении максимально быстро навести порядок в захваченной Сребренице, нормализовать мирную жизнь и обеспечить безопасность как жителей. так и военнопленных.

Однако пропагандистская машина уже запущена, озвучена цифра «восемь тысяч расстрелянных мирных жителей» и ее начинают набирать за счет фальсификаций: записи в погибшие живых мусульман (914 якобы убитых в Сребренице голосовали в 1996 году на выборах, правда из-за границы), вскрытии старых кладбищ и записи в жертвы геноцида людей, умерших естественной смертью в данной общине начиная с 1980 года, даже убитых в 1992 году 28 дивизией АрБиХ Насера Орича сербов записывают в мусульманские жертвы геноцида.

В рамках неправительственного нидерландского проекта «Исторический проект Сребреница» белградский патологоанатом Льубиша Симич неоднократно выступал с докладами на различных международных конференциях, а в 2010 году вышла объемная монография «О патологоанатомическом исследовании мусульманских жертв Сребреницы». Льубиша Симич подробно анализирует отчеты гаагских экспертов и приходит к неутешительным для МТБЮ выводам. Так, в соответствии с этими документами, в 1125 случаях найденные единичные фрагменты тел, например мизинец, фиксировались как целый труп. А у почти пятисот осмотренных погибших не было ни осколочных, ни огнестрельных ранений. И только про 584 тела можно с уверенностью сказать: эти люди были убиты.

Какие распоряжения отдавали Радован Караджич и Ратко Младич в ходе операции в Сребренице?

Существует большой корпус источников — документов сербского руководства в ходе занятия Сребреницы в июле 1995 года, который опровергает утверждения Гаагского трибунала о целенаправленном истреблении мирного населения в Сребренице. Большая часть из них уже опубликована и находится в открытом доступе.

Анализ источников:

— Телеграмма генерала Здравко Толимира от 9 июля 1995 года (Караджичу и командованию Дринского корпуса) где генерал несколько раз упоминает приказ президента уважать международное право, придерживаться женевской конвенции и обеспечивать безопасность мирных жителей.

На видео (с английскими субтитрами): генерал Ратко Младич разговаривает с боснийскими мусульманами в Сребренице сразу после взятия территории под контроль Армией Республики Сербской.

— Решение президента Караджича от 11 июля 1995 года — в день взятия Сребреницы — о назначении Гражданского комиссара в общину «Сербская Сребреница». — этот документ говорит о том, что президент Караджич сразу же озаботился защитой гражданского населения и судьбой взятых в плен солдат АрБиХ, с которыми приказал обращаться как с военнопленными. Также это Решение подтвердило что всем жителям Сребреницы вне зависимости от национальности будет обеспечиваться безопасность личности и собственности, а также свобода перемещения включая и свободную возможность покинуть Сребреницу.

— Приказ президента Караджича от 11 июля 1995 года для МВД РС. В тот же день, когда был назначен гражданский комиссар, Караджич приказал МВД со всеми военнопленными обращаться в соответствии с Женевской конвенцией о военнопленных, особо подчеркнув необходимость уважать международное гуманитарное право, особое внимание МВД приказывалось обратить на обеспечение безопасности гражданских лиц.

Наиболее важным документом, опровергающим обвинения Гаагского трибунала является:

— Декларация от 17 июля гражданских властей анклава Сребреница в связи с реализацией договора об эвакуации гражданского населения из анклава — подписана Мирославом Дероничем (назначен 11 июля гражданским комиссаром), Несибом Манджичем — шефом мусульманской делегации на переговорах,а в качестве свидетеля документ подписал командант Голландского батальона УНПРОФОР. Этот документ свидетельствует о корректном отношении к мирным жителям, гражданским предоставили полную свободу действий — остаться в Сребренице или же выехать на территории, контролируемые мусульманами. Те кто принял решение покинуть Сребреницу — были доставлены в мусульманскую общину Кладань силами Войска Республики Сербской (ВРС) и МВД РС — надзор за эвакуацией осуществлял УНПРОФОР — этой декларацией миротворцы и мусульмане признали, что эвакуация прошла без единого инцидента с соблюдением международного военного права и Женевской конвенции. Иными словами в этом случае вообще не может быть речи ни об этнических чистках, а уж тем более о геноциде, нежели о последовательном уважении воли и свободы выбора гражданского населения.

— 22 июля приказ президента Караджича о запрете вывоза каких бы то ни было материальных ценностей. Ответственность он возложил на Генштаб, МВД и военное командование общиной Сребреница. Это говорит о том, что ситуация была все ещё тяжелая и президент держал её под пристальным вниманием, и постоянно напоминал о необходимости соблюдать права гражданского населения.

На видео: генерал Младич провожает автобусы с боснийскими мусульманами, которые выразили желание покинуть территорию, контролирующуюся Армией Республики Сербской и перебраться на территорию под контролем АрБиХ (Армия Боснии и Герцеговины — официальное название вооруженных сил боснийских мусульман).

Таким образом, можно утверждать, что в Сребренице не было геноцида, в котором обвиняет сербскую сторону и её представителей Гаагский трибунал. Конечно, факты военных преступлений имели место, однако сербское руководство и доктор Радован Караджич лично сделали все возможное для соблюдения Женевской конвенции, международного права и обеспечения безопасности гражданских лиц.

Падение Сребреницы и Жепы, «зон, находившихся под защитой ООН», утверждения правительства Алии Изетбеговича об «исчезновении 7-10 тысяч сребреницких мусульман» и взрыв на сараевском рынке Маркале 28 августа 1995 года, в котором были обвинены сербы, стали поводом для массированных бомбардировок Республики Сербской авиацией НАТО. При поддержке воздушных ударов НАТО хорватско-мусульманские силы провели ряд наступательных операций на сербские позиции, что в свою очередь, привело к принуждению сербов к заключению Дейтонского соглашения.

Суть Дейтонского соглашения

Соглашение состояло из общей части и одиннадцати приложений. На территорию Республики Босния и Герцеговина вводился контингент войск НАТО — 60 тысяч солдат, половина из которых — американцы.

Предусматривалось, что государство Босния и Герцеговина должно состоять из двух частей — Мусульмано-Хорватской Федерации и Республики Сербской. Столицей оставалось Сараево.Сербы получили 49 % территории, боснийцы и хорваты — 51 %.

Соглашение запретило обвинённым Международным трибуналом по бывшей Югославии занимать государственные должности на территории Республики Босния и Герцеговина. Таким образом от власти были отстранены Радован Караджич, Ратко Младич и другие лидеры боснийских сербов и хорватов. Функции главы государства передавались Президиуму, состоящему из трёх человек — по одному от каждого народа.

Законодательная власть должна была принадлежать Парламентской скупщине, состоящей из Палаты народов и Палаты представителей. Треть депутатов избирается от Республики Сербской, две трети — от Мусульмано-Хорватской Федерации. При этом вводилось «вето народа»: если большинство депутатов, избранных от одного из трёх народов, голосовали против того или иного предложения, оно считалось отвергнутым, несмотря на позицию других двух народов.

В целом, полномочия центральных властей, по соглашению, были весьма ограниченными. Реальная власть передавалась органам Федерации и Республики Сербской. Вся система должна была работать под наблюдением Высокого представителя по Боснии и Герцеговине.

Автор: историк-балканист Илья Горячев

источник