Русская демография

Статьи

Статья Ильи Горячева / Русская демография

10248

Весной 2007 года я с товарищами активно занимался общественной деятельностью в рамках «Конгресса русских общин» Дмитрия Рогозина. Приоритетным направлением на тот момент было создание партии с рабочим названием «Великая Россия».

Позже Дмитрий Олегович конвертировал этот проект в должность полпреда при НАТО в Брюсселе (подробнее об этом писал Эдуард Вениаминович Лимонов, встреча с ним в конце лета того года была для ДОР-а финалом комбинации «отказ от радикализации в обмен на возврат в вертикаль власти») и партия не состоялась, однако формальный лидер «Великой России» Андрей Савельев разморозил этот проект в 2010 году, правда, наполнив новым и иным, изрядно костюмированным содержанием.

Ко Дню защиты детей – 1 июня 2007 года – наша группа готовила ряд публичных мероприятий под партийным брендом, одновременно для их поддержки был создан сайт «Русская демография». Так, этот день 1 июня 2007 года можно считать датой рождения концепции проекта «РД».

Одновременно в это время я принимал участие в деятельности «Русского проекта» «Единой России», возглавлял который Иван Демидов. Мой товарищ стал директором этого проекта и попросил меня помочь ему присмотреть за дочерней общественной молодежной православной организацией «Георгиевцы». В мае того же 2007 года мы с товарищем присматривали за какой-то публичной акцией «георгиевцев» на «Китай-Городе» у часовни памяти героям Плевны (место это известно москвичам как точка сбора людей альтернативной ориентации), и мне пришла мысль, что было бы неплохо сделать бессрочной вахту «георгиевцев» в столь сакральном месте (часовня все-таки к тому же посвящена знаменательной победе русского оружия), где люди альтернативной ориентации совсем ни к чему. Идея была одобрена и очень быстро «пятачок» у Плевны стал местом ежевечернего сбора неравнодушной общественности – «Комсомольская правда» сделала тогда хороший репортаж с места событий.

Но за кадром остались следующие подробности. Неравнодушные, но изрядно вежливые люди, мирно собравшиеся в 18:00 у Плевны, неожиданно получили агрессивный отпор со стороны альтернативных людей. Оказалось, корни порока значительно глубже и монетизированнее. Костяк альтернативных людей, которые даже с оружием в руках нападали на православный флешмоб, составляли персонажи со справкой об освобождении в качестве документов. Координировала их «мамашка-цыганка», а их основной «деятельностью» был контроль данной точки. Но для чего?

Пристальное наблюдение в течение пары недель позволило это установить. Два черных «Гелика» катались по кругу и время от времени «клиенты», договорившиеся с «мамашкой-цыганкой», кого-то пересаживали в свои машины. Кого-то очень маленького… В «Геликах» возили детей. Прикрывало же «точку» ОВД «Китай-Город», они даже пытались пообщаться с неравнодушными людьми в интересах «точки», но увидев журналистские удостоверения и объективы фотокамер быстро скрылись и более не появлялись. Информации было собрано и задокументировано достаточно много, её мы оформили в виде депутатского запроса от депутата Николая Курьяновича в компетентные органы – «точка» не Плевне была уничтожена, правда, скорее всего, она просто переехала, но это уже пусть останется на совести компетентных органов.

Так в 2007 году началась наша «Русская демография».

Следующей вехой в нашей деятельности на этом направлении стала межрегиональная акция в День защиты детей 1 июня 2009 года против абортариев, которую, опять же, осветила «Комсомольская правда». В 2010 году летом у себя в деревне я увидел на магазине объявление – В нашем районе сгорел православный приют «Никита». В выходные я с товарищами, в том числе с военным корреспондентом «Комсомолки», которого недавно за освещение конфликта на юго-востоке Украины наградил верховный главнокомандующий, поехали в этот приют. Настоятель храма Св. Никиты, при котором находится приют, отец Амвросий радужно нас встретил.

Посмотрел на меня и говорит – «А ты откуда?».
Называю свою деревню.
«Орешкин?» – спрашивает отец Амвросий. Отвечаю: «Мой дед был Орешкин, Владимир». – «Твой дед умер у меня на руках», – продолжает священник.

Действительно, мой дед, плотник, умер в 1990 году от сердечного приступа в церкви, которую он помогал восстанавливать.

Так начались наши отношения с приютом «Никита». Сегодня «Русская демография» существует во многих регионах страны, помогает большому количеству детских учреждений, но приют «Никита» отца Амвросия и его воспитанники, наверное, стали нам ближе всех.

Автор: Илья Горячев

источник