Владимир Путин. Попытка осмысления

Статьи

«Ельцинский эксперимент по выводу России из Советского Союза был просто чудовищным» Дмитрий Саймс, «Путинская Россия. Взгляд с Запада».

Почему рухнул Советский Союз? Конечно же, это многоуровневый вопрос, где множество нюансов и аспектов. Рассмотрим лишь один — номенклатурный. В рамках жесточайшей борьбы внутрипартийных элит группа вокруг президента РСФСР Ельцина решила нанести решающий удар по конкурирующей группе президента СССР Горбачева, инициировав Беловежские соглашения, тем самым упразднив Советский Союз и обесценив легитимность союзной администрации — союза же не осталось, так какой из него может быть президент?

Конечно же, это предельно упрощенная схема. Были, разумеется, и иные, не менее значимые факторы. Например, деятельность 5-го управления КГБ СССР, которая своими оперативными играми с диссидентами и национальными элитами союзных республик лишь приближали крах СССР. Коржаков в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» описывает свою беседу с Филиппом Денисовичем Бобковым, бессменным руководителем 5-го управления, который в 90-е годы трудился в группе «Мост» Гусинского.

По словам Коржакова, Бобков на его вопрос, «Как же Вы, Филипп Денисович, можете на подобной позиции трудиться, Вы же государственник», ответил, мол, «домик достраивать надо, деньги нужны». Вероятно, отставной генерал лукавил и его мотивация была много сложнее. Сегодня либеральный проект будущего России, который вольно или невольно отстаивали и продолжают отстаивать воспитанники генерала Бобкова, замещается проектом имперского будущего, которое в этой системе координат в 80-е годы олицетворяли сторонники и последователи генерала Леонида Шебаршина (Первое Главное Управление КГБ СССР, ныне Служба Внешней Разведки).

Питомцы 5-го управления из числа либеральной интеллигенции, составившие окружение первого российского президента, опирались на наследие Российской республики, просуществовавшей с февраля по октябрь 1917 года. Именно этот микроскопический в масштабе истории отрезок был тем периодом, наследниками которго они себя воспринимали.

Владимир Путин же наследник всей 1000-летней истории России, а не февралистского периода. И именно так он себя воспринимает. А что бы было, если бы преемственность Борису Николаевичу составил не государственник, а молодой либерал-февралист, откровенно не тянущий на звание «друга народа»? Несложно реконструировать подобный альтернативный 2015 год. РФ из рыхлой федерации превратилась бы в еще более рыхлую конфедерацию, где регионы бы стали прото-государствами с губернаторами-царьками а-ля Коломойский, а по сути протекторатами различных международных корпораций и серьезных международных игроков, стоящих за их спинами.

Недаром, тогда активно развивались силами разнообразных НКО альтернативные идентичности внутри русского этноса — поморы, сибиряки, казаки, наполненные агрессивным антирусским содержанием и риторикой. За пару поколений, а может и быстрее, они бы взорвали большой русский народ изнутри. Сейчас это звучит смешно и неправдоподобно, но в 1917 году случилось именно это, тогда же появилась и украинская политическая нация по живому вырезанная из тела русского народа.

15 лет назад повторение этой катастрофы было вполне реально. Об этой альтернативной реальности, от которой увел нас Путин, нужно помнить сегодня тем, кто беснуется с пеной у рта, крича, что ВВП «украл их свободу». Но свобода — это не вседозволенность. Свобода формата конца 90-х — это пить «Клинское» с утра до вечера. «Пейджер. Пепси. MTV». Отобрали такую «свободу»? Правильно сделали.  Я могу так говорить, в свободе я понимаю поболе многих и имею право рассуждать об этом. Я три года жил в эмиграции в Европе, сейчас уже два года нахожусь в СИЗО. Думаете, кто-то может забрать у меня мою свободу? Нет. Гордость, достоинство, свободу никто не может забрать у человека нигде, если он сам все это не отдает.

Ранее я писал о необходимости выяснения идеологии, той «русской правды», которую всегда и везде ищет человек. И, похоже, эта идеология была выяснена, нащупана. Мы это видим, происходит популяризация тренда патриотизма. Это и неудивительно, ведь Владимир Путин изучает наследие Ивана Ильина, цитирует его и в своей работе ориентируется на выставленные им идеологические, религиозные и морально-нравственные ориентиры. Кстати, в Послании Федеральному Собранию от 2014 года Президент процитировал соображение Ильина как раз о свободе: «Кто любит Россию, тот должен желать для нее свободы, прежде всего, свободы для самой России, ее международной независимости и самостоятельности, свободы для русских людей, свободы для всех других национальных культур. И, наконец, свободы для русских людей, свободы для всех нас, свободы веры, искания правды, творчества. труда и собственности» (стр. 17-18 Послания). Выбор цитаты, разумеется, неслучаен, она отражает политическое кредо Президента, которое он смог открыто выражать в начале 10-х годов, победив, правда не до конца, во внутриэлитном столкновении с «февралистами» из 90-х годов века 20-го.

При этом свое политическое кредо, свой «План Путина» ВВП подробно представил избирателям в цикле публикаций, посвященных различным аспектам развития страны, опубликованных в ведущих российских изданиях накануне президентских выборов 2012 года. Сдержал он свои обещания? Да. И сегодня мы видим это, курс страны очевиден. Слово и дело. Это были не просто предвыборные обещания политика, это личная позиция. Целью ВВП было не привлечь максимальное количество социальных/этнических/религиозных групп, как это бывает обычно на выборах, а объяснить свою политическую позицию своему народу. И народ ее в массе своей поддержал.

В 2014 году я писал: «Крым вызвал цепную реакцию — не важно, было ли это спланировано заранее или действительно произошло спонтанно. Вызвало это, в частности, и резкий рост легитимизации власти, испытывавшей с конца 2011 года серьезные проблемы с этим, породившие и громкие общественные протесты, ту же Болотную. Но природа протестов базировалась на том, что народ воспринимал результаты выборов как узурпацию власти, где борьба за власть велась ради самой власти, плюс материальные блага. Но в том случае, если власть нужна ВВП для реализации вековых чаяний народа, то это сразу же находит понимание и отражается на доверии власти ВВП».

Безусловно, новый курс не нашел понимания у социальной базы — «февралистов» — либеральной интеллигенции. В 1918 году Бердяев писал актуальное и спустя почти сотню лет: «Целое столетие русская интеллигенция жила отрицанием и подрывала основы существования России. Теперь должна она обратиться к положительным началам, к абсолютным святыням, чтобы возродить Россию». Вполне подходит и как обращение к сегодняшним т.н. хипстерам/креаклам. Но в отличие от современности, рабочие конца XIX — начала XX века — тоглашняя протестная общественность — читали, осмысляли и обсуждали «Капитал» Маркса.

Многие ли современные обыватели, чье клиповое сознание оперирует мыслями объемом не более 255 знаков (максимальный размер поста в Twitter), способны не то, что осмыслить, но и просто прочесть что-то подобного объема? Немногие. Это к вопросу общего падения интеллектуального качества людей, фактор важности которых при этом чрезвычайно завышен. Потому и сегодняшний протест таков, каков он есть. Впрочем, это же касается и т.н. «охранителей».

При этом достижение «общественного договора» необходимо и с этим сегментом общества, вменяемая оппозиция выступает в качестве медиатора, позволяя определять адекватность избранного пути развития. Точно так же ВВП удалось направить на путь гармонизации межнациональные отношения, т.к. более из нас не пытаются слепить вненациональных россиян по рецепту профессора Тишкова. Мы можем оставаться русскими, чеченцами, татарами, мордвой итд, то есть сохранить свою национальную идентичность. Не вненациональный интернационализм, а дружба народов. Эта же модель была реализована не на словах, а на деле в Российской империи, где множество народов мирно жили бок о бок под скипетром русского православного царя.

Потому сегодня абсолютно органично звучат из уст Владимира Путина фразы, которые невозможно представить себе в публичном общественно-политическом контексте эпохи 90-х, существенно вышедшей за границы 2000 года, о многоликой, но монолитной Русской нации (Послание Федеральному Собранию 2014 года, стр. 4). Политик 21-го века, исповедующий консервативные ценности, ориентирующийся на 1000-летнюю русскую историю, может себе позволить говорить так, говорить откровенно со своим народом, называя вещи своими именами. Владимир Путин сегодня задает вектор развитию России на всю 1-ю половину XXI века. И нашей задачей будущего будет перенять эстафету и продлить его дело. Наше общее дело.

Автор: Илья Горячев