Последнее слово Ильи Горячева

Процесс, Статьи

Илья Горячев

Евгения Хасис охарактеризовала меня как «циничный, прагматичный, холодный человек». Вторит ей Тихонов: «Горячев хладнокровный, сдержанный, не склонный к вспышкам гнева. Темперамент, доходящий до флегматизма». Согласен с этими оценками. Добавил бы амбициозный, здравомыслящий. При этом меня по сути обвиняют в том, что я революционер. Нет, по темпераменту не подхожу, потому революционеры и прочие радикалы меня недолюбливают, недолюбливают и те представители спецслужб, которые привыкли сначала конструировать, а потом разоблачать заговоры. Им как раз нужны революционеры как материал. А вот с гражданскими, политическими людьми я по этим же причинам всегда легко находил общий язык, потому они поддерживали и меня, и «Русский Образ».

Запрос на державную идею появился значительно раньше «Русской весны» 2014 года в Крыму, потому «Русский Образ» в 2008-2009 годах и имел поддержку, потому что тогда уже говорил то, что сейчас говорит телеканал «Россия». Теперь к обвинениям.

Академик Павлов в Нобелевской лекции, читанной в 1917 году, «О русском уме» говорил, что, к сожалению, русский ум оперирует не фактами, а словами, а ведь слово —это лишь ярлык факта, не более того. Нужно всегда за словом искать факт. Все обвинения против меня, как вы видели, базируются на противоречивых показаниях Никиты Тихонова и вторящей ему Хасис, которая ссылается на меня же, но непонятно, когда я ей это говорил, и на онлайн-общение, оно же все есть у обвинения, и почему-то не были нам продемонстрированы мои многочисленные признания и создание шума..

Вообще, еще кардинал Ришелье говорил: «Дайте мне фразу человека из 3- слов и я найду, за что его повесить». Потому обвинение подкрепляет показания Тихонова и Хасис моими вырванными из контекста места/времени/разговора цитатами из интернет-общения, которые должны создать у вас мое негативное восприятие. Вообще же показания должны идти за фактами, объясняя их, а не формировать восприятие, подменяя вещественные доказательства.

Интернет-общение оно живое, это такой кухонный трёп. Циничный юмор? Да он мне присущ с черноватым оттенком. Кому-то нравится, кому-то — нет. Вопрос вкуса. Живые разговоры, попадая в публичное поле, обычно вызывают лицемерно-пуританскую критику, на этом и строится механизм компромата, мол, да как он может, но у всего есть контекст. Я смотрю фильмы Квентина Тарантино с гекалитрами кетчупа в виде крови.

Вкупе с предъявленными обвинениями, в атмосфере зала суда этот черный юмор ICQ-переписки, безусловно, выглядит дико. А про переписку с Еленой Сергеевной — замечу, что суд отказал нам в вызове ее в зал суда — самому неприятно это хвастовство перед Е.С., то пришлось тут читать — как павлин хвост распустил. Но поймите меня на тот момент… Это было 6 лет назад, эту переписку я читал тут вместе с вами в зале суда и заново переживал те события. Да, плакался в жилетку Шейни, которую лично не знал, никому из своих реальных знакомых я бы ни в чем подобном бы не признался — слишком много гордости.

Да, отправлял Шейни общаться с Еленой Сергеевной, на разведку. А потом слушал советы Шейни, в каком направлении «распушить хвост» перед Е.С. — это вы тоже видели. Елена Сергеевна пребывала в очаровании романтикой субкультуры, тоталитарной эстетикой Третьего Рейха, и я общался с ней, исходя из этого. И развитие «Русского Образа» летом-осенью 2009 года я подчинил лишь этой одной личной цели. Это же было причиной конфликта с субкультурным Blood & Honour (БХ) Сергея «Опера». Но. Если бы Елена Сергеевна тогда вступила бы в секту или же приняла, скажем, буддизм, я бы сделал то же самое, правда, на тот лишь срок, который мне понадобился, чтобы достать ее и вернуть ее из этого заблуждения. У меня очень развиты имитационные навыки, коммуникативные. Можно сказать, я хамелеон.

Сегодня я очень рад, что тогда летом 2009 года никто не пострадал со всеми этими маневрами «Русского Образа» и БХ, поездкой в Ростов и тд. Но если бы я мог пережить все это заново — я поступил бы абсолютно также. Моя гордость и мое личное для меня стоят очень высоко. Именно поэтому мне чужды идеалистические порывы — «Русских людей где-то там обижают» и т.д. Все мои конфликты потому носили личный характер и были с правыми, а не с левыми. После поездки в Ростов, неудавшегося второго выезда в Новоросс, я все же забрал Елену Сергеевну в Киев с 3-й попытки, опять же сгустив краски и создав иллюзию, что в связи с уличной борьбой ОБ-Юг и БХ-Новоросс Коли, она сама под угрозой.

В Киеве я сделал ей предложение, впервые в жизни. Это было в начале 2009 года. На прощание она мне сказала «скоро увидимся», но глаза в глаза мы больше так и не увиделись. Я вернулся в Москву в приподнятом состоянии духа и все это и было темой нашей первой очной встречи с блоггером Шейни — Хасис в кондитерской на Старой площади. Ничто иное меня тогда не занимало, кроме Елены Сергеевны, соответственно, ничего иного мы и не обсуждали.

Что касается Никиты Тихонова. Путь, избранный им, он избрал задолго до нашего знакомства. Каждый человек несет личную ответственность перед Законом и Богом. В Святом Писании сказано: «Не сторож я брату своему».

Хасис сказала — «посмотрите, кто его друг, и поймете, кто он». Ноя изначально выбирал легальный путь, а Никита Тихонов иной, при этом он жил на два мира. Здесь много говорили о «Русском Образе» — легальной организации, по сути обвиняя меня в «РО». Я горжусь «Русским Образом» как организацией, проектом и благодарен всем тем людям, что прошли «РО», всех их я могу назвать своими друзьями и товарищами, за исключением Егора Горшкова. Я горжусь знакомством и товариществом со всеми ними и благодарен им за их дружбу, поддержку и участие в «Русском Образе».

Политика — это серьезная, но цивилизованная игра. Игра по правилам. Да, есть конкуренты, их в обиходе, бывает, называют врагами, но вчерашние враги становятся друзьями и наоборот. Как футбол. Так я это и воспринимаю. Поэтому огромное сожаление вызывает гибель Федора Филатова, Азизова, Станислава Маркелова, Ильи Джапаридзе и Расула Халилова. Политика — это бескровная игра. При этом я не верю ни в какой БОРН, выдуманный оранжевыми оборотнями в погонах, которых я зову «банда».

Я верю, что 4 человека — Тихонов, Волков, Паринов, Коршунов — один из которых мертв, а второй где-то в «Азове» из ОБ-88 в какой-то момент заблудились, хотя начали совместную деятельность еще в конце 90-х годов. Также верю, что дважды Никита Тихонов, следуя поветрию среди радикалов конца 2000-х годов, брал ответственность за преступления от виртуального бренда, причем Волкову он об этом даже не говорил.

Мог ли я о чем-то догадываться? Да, я со знакомства с Тихоновым в 2002 году о чем-то догадывался, видя его разбитые костяшки на кулаках, я намеренно не углублялся и вопросов не задавал. Меня та другая часть его жизни не касалась. Этого негласного уговора все 7 лет дружбы неукоснительно придерживался и он, и я. Вероятно, я виноват в этом. Но я не могу нести ответственность за поступки окружающих. Ответственность она личная.

Остается вопрос. Кто и почему убрал Тихонова из федерального розыска осенью 2007 года, кто уговорил его вернуться в Россию в сентябре 2008 года? И это явно не Хасис, для нее это была романтика, она могла предоставить средства, но не более того. Может быть, роль запала для революционных чаяний Тихонова выполнил впоследствии погибший член ОБ-88 Коршунов, но скорее, это было удаленное, опосредованное управление. Арест Тихонова и Хасис, судя по всему, был возможен еще в феврале 2009 года. С того времени — абсолютно уверен — их слушали и жестко вели.

И если б не п-к Михаила Маркелова, они и далее бы просто смотрели за новыми убийствами, одновременно через Горшкова пытаясь толкнуть в подполье и «Русский Образ». А ведь Горшков еще летом 2008 года, когда и Тихонов был на Украине, и все были живы, приходил на ТВ, где я работал, и говорил: «Хочу вступить в РО или БХ». И я не уверен, что мне удалось бы удержать «Русский Образ» далее, Горшков профессионал высочайшего класса — Лимонова в поход на Казахстан толкал.

Потому я благодарен Михаилу Маркелову. И я горд моими товарищами — ни один из десятков тех, кого Горшков пытался толкнуть на путь идейного криминала, не поддался на провокацию «Ты что Родину не любишь, не хочешь за нее бороться?». Если кто-то из вас посчитает меня виновным в создании «Русского Образа», который 6-7 лет назад говорил то, что сегодня озвучивается по всем телеканалам, для меня будет честью подобное обвинение.

Много говорилось тут об Ирландии, ее опыте, взаимодействии боевиков-идеалистов и политиков, идущих к одной цели — Ирландии, но абсолютно разными, противоположными путями. Одно четверостишие 50-х годов:

«Ирландия моя вольна наполовину

6 графств на Джона Буля гнули спину

И вот пришел Ди Валера и отчего-то

Играть он отказался в игры патриотов»

Де Валера — президент Ирландии, соратник, а впоследствии противник создателя ИРА Майкла Коллинза. Он отказался от пути крови и провокаций, куда его толкали профессиональные британские провокаторы из МИ-6. Также и я отказался играть в игры патриотов и писать лекции под диктовку Егора Горшкова.

И отказавшись стать их марионеткой, я попал в этот аквариум и сейчас жду вашего справедливого вердикта. Вердикта суда народа. Также хочу напомнить о презумпции невиновности — обвинение должно опровергать доводы, приводимые в защиту подсудимого, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

И да поможет вам Бог.