«Правый сектор» Vs Донецкая Республика

Статьи

«Правый сектор» Vs «Донецкая Республика» / автор: Илья Горячев

Donetsk_Republik1

Основная эмоция, двигающая сегодня «Правым сектором» — это шовинизм. В современном обществе европейских правых (я имею в виду политические, а не субкультурные сущности) это неприемлемо. Однако «Правый сектор» смог привлечь на свою сторону пассионарную субкультурную молодежь, тяготеющую к России Юга и Востока Украины. Почему же фанаты «Шахтера» и «Черноморца» поддержали «ПС»? Потому что нашей русской политической альтернативы не было ни идеологически, ни организационно, а у «ПС», может быть куцая, шовинистическая идеология, базирующаяся на чрезвычайно узком пантеоне героев (Бандера, Шухевич и Ко), но вполне живая, а что-то всегда лучше, чем ничего.

23 года у России не было никакой стратегии и последовательной политики в отношении Украины. На это мне часто жаловались и активисты «Донецкой Республики», неоднократно приезжавшие ко мне в Сербию. Не надо стесняться очевидного и делать вид, будто бы мы 23 года шли к сложившейся сегодня ситуации. Нет. Системной работы по Украине не велось. Не надо сейчас стесняться «с нуля» закладывать базис политики на этом направлении, а вот чего не надо делать, так это вид будто бы Россия все эти годы боролась за интересы русских на Украине. У людей хорошая память и они не любят ложь.

Примерно год назад мы с командой московских политиков обсуждали проект создания альтернативной русской идентичности на Украине, то есть локальной идентичности, адаптированной к конкретным условиям и не завязанной на Москву. Я уже должен был ехать в Киев, но…

Объясню идею. Локальная, региональная идея, идентичность, идеология была значительно привлекательнее для потенциально нашей (русской или прорусской) целевой аудитории в Украине. Сегодня же российский официоз сам значительно урезает нашу целевую аудиторию, ориентируясь и медийно адресно обращаясь лишь к ностальгирующим по СССР русским. Но нам нужны все сегменты населения Юга и Востока. Нужна молодежь, нужны те, кто позиционирует себя как «украинцы» (слоган — «Украинцы за Россию»). Кондовость эстетики (условно обозначим ее как эстетика «георгиевской ленточки»), навязываемый российской пропагандой москвоцентризм — все это отталкивает множество потенциальных наших сторонников, в первую очередь, молодых и пассионарных, а привлекает лишь ностальгирующий старший возраст.

В итоге, даже визуально мы проигрываем — картинка с Запада / Киева описывается слоганом «Молодость, революция», картинка же с Востока — это преимущественно третий возраст/женщины. При том что потенциально наших мобилизационных ресурсов хватает и на Юге, и на Востоке. Поэтому активное появление в медиа-поле бренда «Донецкая Республика» и красно-сине-черных флагов не может не радовать. Кстати, лирическое отступление. На месте жителей Нарвского района Эстонии я бы уже сейчас задумался о нарвском флаге и прочих атрибутах любого порядочного государства — танки же сами прийти не могут, их некая квазигосударственная сущность сперва пригласить должна — см. опыт аннексии Прибалтики в 1940 году.

Вообще, более оптимальным еще в начале марта мне виделся вариант независимого Крыма как центра притяжения для Юга и Востока, формально независимого от РФ, однако Россия избрала более прямолинейный путь. Хотя, учитывая печальный опыт взаимодействия с элитами Абхазии и Южной Осетии, вполне понятно желание изначально контролировать, а не надувать откровенно случайного Аксенова и Ко.

В целом, Россия сегодня успешно начинает занимать пустующую в мире нишу традиционалистского центра, правые политические силы Европы поддерживают Россию уже сейчас (кто в Риме лепил плакаты против Обамы и в поддержку Путина?). К сожалению, Россия отказывается осознать эту свою позицию и извлекать выгоду из нее, создавая правый интернационал как сеть агентов своего влияния в мире. Ситуационно да, медийно похвалим сепаратистов в Шотландии и на севере Италии (1 мая 2009 года мы, как «Русский образ», вышли на первомайское шествие с флагами различных непризнанных европейских государств, выразив солидарность с ними и продемонстрировав нашу приверженность региональной Европе наций как противовесу супербюрократическому, секулярному, вненациональному глобальному Брюсселю / ЕС) показав, что Крым — это не исключение, а тенденция, но нужно значительно больше. Нужна системная работа, четкая, понятная государственная идеология, о необходимости которой я неоднократно писал (1), (2).

Русский Образ и Европа

Вернемся к «Правому сектору». Его пример демонстрирует крушение субкультурного национализма — субкультурщики и России, и Украины годами мечтали в интернете: «Когда мы придем к власти…». Вот, наступило долгожданное КМПВ, и? За пару месяцев «Правый сектор» настроил против себя всех (я имею в виду украинскую политэлиту), не сумев конвертировать ресурс доверия своей целевой аудитории в политическую власть или хотя бы в ее кусок, лишь показав свою откровенную несостоятельность, зависимость от СБУ (их симбиоз — тема отдельных размышлений).

Пример «Правого сектора» показателен для всей правой Европы — успешен может быть лишь политический путь. Кстати, на фоне «ПС» особенно интересен успех французского «Национального Фронта» на муниципальных выборах и симптоматично, что Марин Ле Пен выражает свою поддержку не Дмитрию Ярошу и Ко, а российской аннексии Крыма.

Автор: Илья Горячев, СИЗО «Бутырка»