Будущее независимой Шотландии

Статьи

Роб Гибсон: «Нашим гражданам в будущем будет лучше вне состава Великобритании» / Илья Горячев

Роб Гибсон

Интервью с Робом Гибсоном, членом парламента Шотландии от избирательного округа графств Кейтнесс, Сатерлендшир и Росс-энд-Кромарти. Роб Гибсон – член Шотландской национальной партии, выступающей за выход Шотландии из состава Великобритании.

Илья Горячев: Господин Гибсон, спасибо что согласились дать интервью для русского информационно-аналитического портала «Модус Агенди». Я бы хотел обсудить с Вами вопросы, касающиеся перспектив Шотландии как независимого государства. Прежде всего, расскажите, пожалуйста, о Вашем отношении к Евросоюзу и еврозоне. Сохранит ли независимая Шотландия жесткую привязку к фунту стерлингов, создаст ли свою валюту или, может быть, перейдет на евро?

Роб Гибсон: Я выступаю за то, чтобы Шотландия была членом Евросоюза. Независимая Шотландия выиграет намного больше, если останется в составе ЕС. На данный момент, в случае получения независимости, Шотландия будет по-прежнему использовать фунт стерлинг до тех пор, пока экономические условия не потребуют смены валюты.

— В Ирландии после получения независимости появились Гэлтахты — районы, где сохранялся ирландский язык (Gaeilge). В будущей независимой Шотландии планируются ли какие-то меры для поддержания шотландского гэльского языка и англо-шотландского языка (скотс)?

Р.Г.: У нас уже предусмотрены такие меры для шотландского гэльского языка, который был официально признан, помимо английского. Между тем нам предстоит еще многое сделать. Была проведена огромная пропагандистская кампания с целью признания официального статуса за гэльским языком, и я уверен, что с получением Шотландией независимости, призывы к поддержке как шотландского гэльского, так и англо-шотландского языка (скотс), не ослабеют. Будучи убежденным сторонником обоих языков, я буду продолжать активно пропагандировать их, поскольку они формируют большую часть нашей культуры ,идентичности и истории.

Я уверен, что каким бы ни был состав правительства будущей независимой Шотландии, оно продолжит поддерживать эти языки.

— Ощущаете ли Вы кельтскую идентичность, родство с другими кельтскими народами? Как относитесь к разнообразным кельтским организациям, например, к «Кельтской Лиге»?

Р.Г.: Неофициальные кельтские организации (которые, возможно, рассматриваются многими как организации, представляющие небольшую часть общества) являются напоминанием о том, к какой языковой группе мы принадлежим. Они объединяются с другими дружественными организациями, созданными Шотландией на базе ее диаспоры и общин тех народов, которые приезжают, чтобы жить в нашей стране.

— Рассматриваете ли Вы получение независимости Шотландией как продолжение деколонизации, начавшееся с Индии во второй половине 40-х гг.?

Р.Г.: Не уверен, что это уместная аналогия. Для Шотландии вопрос независимости – это вопрос о самостоятельности принятия решений и строительства своего будущего. Шотландия не является колонией. Между тем мы приветствуем и поддерживаем деколонизацию, как например, конец «налоговой гавани» для таких зависимых от Великобритании территорий, как Каймановы острова и остров Джерси.

— Планирует ли независимая Шотландия войти в Британское содружество?

Р.Г.: Вполне возможно и вероятно, что, став независимой, Шотландия захочет остаться в составе Содружества.

— Когда Шотландия станет независимой, выиграют ли ее жители в экономическом плане?

Р.Г.: Разумеется! В настоящий момент в Шотландии проживают 8.4% от общего числа населения Великобритании и мы обеспечиваем 9.9% налоговых доходов Соединенного Королевства, притом что мы получаем только 9.3% от государственных расходов на социальную сферу. Если принять все это во внимание, получается, что в 2011-2012 годах вклад Шотландии в экономику Великобритании был на 4.4 миллиарда фунтов стерлингов больше в сравнении с другими регионами страны. Наша экономика крепче британской экономики, но ее развитие тормозится центральной политикой Лондона.

Действительно, те цифры за последние 30 лет, которые публикует британское правительство на основе исследований шотландского правительства, демонстрируют, что мы передали в федеральный бюджет на 19 миллиардов фунтов стерлингов свыше нашей «доли». Это составляет 824 фунта стерлингов на человека в год (за последние 30 лет).

Таким образом, вся соответствующая информация указывает на то, что нашим гражданам в будущем будет лучше вне состава Великобритании. У Шотландии позитивные перспективы, мы богаты огромными запасами природных ресурсов, есть новые месторождения на северо-западе Атлантического океана, так же как и разработанные месторождения в Северном море: все это послужит нам хорошей основой. Между тем у нас также есть величайший потенциал возобновляемых источников энергии в мире, особенно это касается приливно-отливных, волновых и, конечно же, ветряных источников энергии.

Это будет отличным стартовым пунктом, хотя это еще не все. Поскольку мы также располагаем энергичным продовольственным сектором с качеством продуктов и напитков, соответствующим мировому уровню, и передовые научно-исследовательские разработки и, кроме того, эффективную систему образования. Все это является теми многочисленными причинами, почему мы позитивно смотрим на перспективу отделения от Великобритании.

В этом смысле Шотландия находится на более крепких финансовых позициях, чем многие другие независимые государства. На такой прочной основе Шотландия сможет построить независимое государство на благо своего народа.

— Будет ли независимая Шотландия располагать своими вооруженными силами? Какую роль будет играть НАТО в обеспечении безопасности страны?

Р.Г.: У Шотландии будут свои вооруженные силы. Роль, которую будет играть НАТО в этой сфере, будет определяться в зависимости от их приятия или не приятия условия Шотландии, что на ее территории, как на суше, так и в территориальных водах, не будет размещено ядерное оружие. Наша армия будет создана для национальной защиты наших морей, а также для участия в миротворческих миссиях ООН.

— Шотландия, как и Россия, богата нефтью. Ведется ли сотрудничество в этой сфере сейчас и будет ли независимость Шотландии способствовать сближению наших стран в этом плане?

Р.Г.: Независимая Шотландия будет открыта для сотрудничества со всеми и будет играть положительную, активную и полноправную роль в международном сообществе. Примером могут послужите Норвегия и Ирландия — два небольших северозападных европейских государства, которые играют значительную и позитивную роль на мировой арене. Я надеюсь, что после получения независимости, Шотландия последует их примеру.

Что касается отношений между Россией и Шотландией, я знаю на личном опыте, что у нас уже есть тесные и позитивные связи: наша общая любовь и знание Роберта Бёрнса (ред. прим.: имеется в виду популярность в России и СССР этого шотландского поэта), увлечение арктическими экспедициями, не говоря уже об общем Святом (ред. прим.:имеется в виду апостол Андрей Первозванный). Для нас, как двух богатых энергоресурсами стран, технологическое сотрудничество будет взаимовыгодным, особенно если Шотландия станет мировым лидером по морским источникам возобновляемой энергии.

Убежден, что в будущем отношения между нашими странами укрепятся. Тем не менее, следует отметить, что независимость откроет для Шотландии возможности установления более тесных контактов с государствами по всему земному шару. И это я считаю самым хорошим, что может произойти, когда мы получим независимость.

Беседовал: Илья Горячев

источник