Копия допроса Никиты Тихонова

Документы, Процесс

Ниже мы публикуем фотокопии рукописного дополнительного допроса пожизненно осужденного Никиты Тихонова от 11 апреля 2013 года, который проводил следователь по особо важным делам при Председателе СК РФ генерал-майор юстиции Игорь Краснов. Оперативное сопровождение дела осуществляет Управление по защите конституционного строя (УЗКС) ФСБ РФ.

Неслучайно текст рукописный — именно этот протокол допроса осенью 2013 года сотрудники УЗКС пытались использовать для того, чтобы получить постановление на арест Владислава Суркова, которого 8 мая 2013 года президент освободил от должности вице-премьера — руководителя аппарата правительства. Сегодня Сурков вернулся в Кремль в должности помощника президента России,что вызвало недовольство его врагов и завистников.

Илья Горячев, который стал заложником внутриэлитных войн в Кремле, был задержан в тот же день, 8 мая 2013 года. На основании голословных показаний Никиты Тихонова и его подельницы и гражданской жены Евгении Хасис, Горячев был обвинен в том, что якобы по его инициативе и с его участием была создана т.н. группировка БОРН (Боевая организация русских националистов). Между тем, как видно из 54-х томов уголовного дела, возбужденного в отношении Ильи Горячева, следствие не только не предоставило прямые или косвенные доказательства своей версии, но даже не удосужилось устранить очевидные противоречия, содержащиеся в показаниях Тихонова и Хасис.

При этом Горячев уже два года содержится под арестом, его перебрасывают из одного СИЗО в другое, а в Бутырском следственном изоляторе он был вынужден вскрыть себе вены после того, как на него было оказано давление с целью получения признательных показаний.

Сам Илья Горячев, анализируя приведенный ниже допрос Тихонова, отметил следующее:

ивгХарактерно, что следствие / УЗКС устами Тихонова и Хасис одновременно обвиняет меня в противоположных вещах — хотел противостоять «майдану» / хотел устроить «майдан»; хотел пиариться на убийствах / специально ничего не писал о резонансных убийствах «БОРН» и даже публично критиковал активность националистов по тем поводам, что вызвали эти убийства (как в случае с Бешновой), не боясь, по словам Хасис, «прослыть непопулярным», т.к. не хотел быть заподозренным. То есть чтобы наверняка не соскочил, обвиняют сразу во всем, на будущее. А там по ситуации разберемся, какое обвинение будет актуальным в данный конкретный момент. О доказательстве же своих обвинений даже не беспокоятся, полагаясь на массированную информационную атаку с выбитыми у Тихонова и продиктованными Хасис показаниями в качестве медиа-повода.

Тихонов многократно ссылается на прежние показания (от 2012 года) и подтверждает их. Однако эта декларация (показаниями это назвать сложно, т.к. конкретика тут практически отсутствует) во многом противоречит его же показаниям 2012 года. Ранее, по его словам, я использовал «Эзопов язык» и «давал понять», никогда не говорил «избить, убить», теперь же я отдавал ему приказы, как в армии.

А зачем был нужен этот рукописный допрос? Апрель 2013 года — апогей борьбы против В.Ю. Суркова, очевидно, этот допрос разошелся во множестве враждебных Суркову аналитичек. Рукописность усиливает эффект, видео же в аналитику не вставишь. Потом была Лондонская речь Суркова и его отставка 8 мая 2013 года. И мой арест в Белграде в тот же день. Причем уже в протоколе судебного заседания по моему аресту есть мои слова, где я объясняю политический подтекст данной истории. Подтверждалось фактически это спустя 1,5 года. Данные показания Тихонова и все дело в отношении меня — это рычаг для давления одной внутриэлитной группировки на другую.

Адвокат Марк Фейгин так прокомментировал показания Тихонова:

feyginДаже бросая самый общий взгляд на показания Тихонова, нельзя не заметить, насколько искусственно притянут политический мотив, которым Тихонов объясняет собственные действия по указаниям, которые ему якобы давал Горячев. Во-первых, тот период характеризовался совершенно иным трендом. Не как Тихонов пытается представить — противоборством Кремля и анти-Кремля в лице российской оппозиции и маргинальных движений, к каким определенно относятся леворадикальные группы антифашистов. На самом деле, никакой угрозы антифашистские и иные объединения левого толка никогда не представляли. Особенно в этот период. Поэтому абсолютно нелогичны показания Тихонова о том, что заказ на убийство или насилие по отношению к «антифа» шел от Кремля. Кремль не только не боялся акций антифашистов, но и скорее даже контролировал все эти мероприятия.

Это нелогичное политическое объяснение и лежит на самой поверхности. Не говоря уже о том, что объяснение Тихонова своих поступков прямым исполнением некоего заказа, якобы переданного Горячевым, натыкается и на другие очевидные противоречия. В действительности, политической угрозой было все же движение «Несогласных» — либералов. И почему-то в этой части показаний Тихонов говорит о том, что от насилия в отношении Каспарова и других либералов он отказался.

Кроме того, вообще не понятно, как могла действовать умозрительная схема, при которой посредством политических убийств Горячев мог капитализироваться и добиться положения во власти, о чем говорит Тихонов. Это совершенно невозможно. Наоборот, людей, которые хоть какое-то имеют отношения к насильственным или преступным действиям, власть чурается, она их избегает всегда. Это никак не могло находиться тем более в ведении Администрации Президента. В лучшем случае, этим должно было заниматься ФСБ, имея своих кураторов — можно предположить, что там есть такие секретные полномочия, когда в качестве инструмента используются какие-то уличные группировки. Но уж никак не Администрация Президента, которая сама контролируется спецслужбами.

Поэтому, если поверить в схему Тихонова, действия Горячева были бы замечены спецслужбами, а, точнее, сами стукачи из Администрации Президента сдали бы Горячева, если бы об этом знал больше чем один человек. В связи с этим, нелогично выглядит все. Нестыковки возникают и в смысле посредника в этом якобы имевшем место заказе — уж точно Горячев менее всего подходил на роль такого человека. Непонятно, как должна была выстраиваться политическая иерархия: в системе отношений праворадикальных группировок доказать свое право приказывать убивать других людей ты должен лично, а не так, что за счет своего интеллектуального превосходства ты можешь указывать, кого и как убивать. Поэтому нереально, чтобы старший по возрасту Тихонов, имеющий куда больший опыт взаимодействия с уличными группировками, прошедший все стадии насилия на улице, мог вдруг попасть под влияние Горячева — человека совершенно не из этой среды, с совершенно иным психотипом, совершенно другими личностными целями.

Вся эта политическая конструкция искусственна и выстроена спецслужбами для решения своих вопросов, прежде всего, по отношению к недоброжелателям внутри Администрации Президента.

20141223_155349
20141223_155402
20141223_155423
20141223_155430
20141223_155438
20141223_155445
20141223_155452
20141223_155500
20141223_155507
20141223_155514
20141223_155523
20141223_155530
20141223_155536
20141223_155543
20141223_155612